Главная » Новости » Забужко: российская технология — это разбередить народ сплошным негативом и сделать виновным Порошенко

Забужко: российская технология — это разбередить народ сплошным негативом и сделать виновным Порошенко

16244

Расшифровка выступления в эфире программы «Свобода слова» 8 апреля 2019 на ICTV. Чем все заканчивается в сериале «Слуга народа»? Это реклама расстрела парламента. А еще — короткие, вроде безобидные и игривые, чисто маркетологические билборды («Придет весна — будем сажать» — они политические, или нет).

Оксана Забужко

Оксана Забужко

После Майдана, после 2014 года, после отпора, который Украина дала российской агрессии, все эти четыре с лишним года было круто, путешествуя по миру, быть украинцем. Было чувство гордости за страну, чувство уважения, с которым на тебя смотрят как на представительницу твоей страны (как друзья, так и враги).

Теперь есть чувство страха перед тем, что нация готова выбрать comedian, комика, клоуна, который в одном интервью западных изданий не смог отделить себя от своего персонажа. Это чувство: что за люди, что за нация, за общество, за страна? Они какие-то несерьезные? И так, это технология. Вне всякого сомнения, Украина сегодня стала снова на переднем крае глобальной войны (хорошо, называйте ее гибридной). Нас относят, во многом, к беспрецедентному эксперименту.

Я бы очень хотела, что какой-то из украинских каналов показал сериал «Брекзит», который в январе транслировал британский Chanel 4. В нем анализируются собственно стратегии, технологии, таргетный обстрел различных частей аудитории, вброс мемов, а главное — раздувание и нагнетание недовольства.

И зачем далеко ходить в Британию — вот в Литве [состоялась] головокружительная карьера партии Союза крестьян и зеленых. С одного кресла они за четыре года прыгнули до 54 в парламенте, теперь имеют большинство и рычаги влияния. Это благодаря телесериалу, посвященном родному селу лидера партии. Соответственно, происходит слияние личности лидера партии с главным героем телесериала, некое слипание, симулякр.

В каждом таком примере российский след: вот аналитик Доминик Каммингс, который организовывал Брекзит, три года провел в России. Брат председателя Партии крестьян из Литвы — художественный руководитель театра Маяковского в Москве. Эти технологии апробируются сегодня на Украине. Избирательная кампания Зеленского началась не несколько месяцев назад, не в новогоднюю ночь, когда он объявил, что идет в президенты, а 15 лет назад. Все это время продолжалось раскрутки этого симпатичного — с одной стороны — персонажа Василия Голобородько (имя украденное у выдающегося поэта современности, переселенца из Луганска).

Если говорить о поляризации, то так: страна делится на тех, для кого Василий Голобородько — это поэт, чье номинирование на Нобелевскую премию активно обсуждалось в 2014 году, и на тех, кто никогда о нем не слышал, для кого это — персонаж сериала и соответственно носитель функций энергичного положительного образа симпатичного молодого человека, который собирается все изменить.

Происходит подмена. Впервые именно сейчас и именно в Украине 5500000 избирателей проголосовали за голограмму, за виртуального кандидата. Так, с именем Владимир Зеленский, но мы не знаем, кто такой Зеленский как политик. Зеленский — это сумма определенных положительных эмоций, связанных с шоу-бизнесом, с юмором, улыбкой, рекламой.

Это виртуал, который, с другой стороны, незаметно и ненавязчиво внедряет язык ненависти устами своего персонажа. Чем все заканчивается в сериале «Слуга народа»? Это реклама расстрела парламента. А еще — короткие, вроде безобидные и игривые, чисто маркетологические билборды («Придет весна — будем сажать» — так они политические, или нет). Журналист из одного телеканала опубликовал в соцсетях фразы: мол, собрались там у Порошенко, как раз бы газ пустить — и все проблемы решены.

В украинском пространстве вбрасывается дискурс, который называется канализацией агрессии, — это тоже технология. В каждом обществе где дремлет латентный вирус агрессии. В обществе, которое само является объектом иностранной агрессии, самопонятно, этот уровень повышен. И вот незаметно, из телевизионных новостей (в которых регулярно «убили-изнасиловали-зарезал брата-два алкоголики сгорели страшная стихия уничтожила») вырисовывается мысль «как страшно жить», которая тоже является российской технологией.

Далее вопрос канализировать вот это недовольство, вот эту ненависть. И куда же ее развернуть, как в сторону действующей власти? Все это системно подогревается, в чем виноват и в чем не виноват Порошенко. Потом появляется образ веселого улыбающегося персонажа сериала. Это атака на чувство солидарности, на единство, которое мы завоевали, произвели кровью на площади и в боях на войне.

Вывод: имеем двух кандидатов на второй тур — виртуального и реального. Виртуального, о котором ничего не знаем, можем только догадываться и подозревать его связь с российскими деньгами по тому, что он является продуктом российского шоу-бизнеса. Это отдельная тема, которая была за скобками последние 15 лет и о которой я писала в «Музее заброшенных секретов», как Украина теряла свое информационное поле, как его оккупировали.

Это стратегия обращения агрессии внутрь общества и постепенного стравливания взамен, гиркання, толкание локтями, и усмотрения в ближнем своем врага, который посягает на твое будущее. Все эти споры идут в реале. Это атака на чувства солидарности, на единство, которое мы завоевали, произвели кровью на Майдане и в боях на войне. Вот это чувство гордости и достоинства быть украинском, стало объектом этих технологий и информационных атак. Мы очень уязвимы сегодня.

Как защититься рядовому гражданину от этих технологий? Есть один рецепт для сохранения равновесия: побольше читайте хороших книг, слушайте хорошей музыки, больше смотрите на небо и выключите телевизор. Высокая культура чтения уберегает от форм информационной зависимости. Здесь все решает образовательная реформа. Все войны выигрывают — это было сказано еще Бисмарком — школьные учителя.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*