Настоящая украинская интеллигенция — прослойка в два микрона над километрами быдла

Быдло

Социологи убеждают, что жизнь любого государства зависит не от общественности, а как максимум от 10…20 % ее граждан. В развитых странах эта небольшая часть общества известна тем, что за советское время ее стали называть интеллигенцией. Речь идет о людях образованных, мыслящих и культурных, о людях моральных, с высоким уровнем воспитания, умением продуцировать идеи и показывать полезный пример другим.

Быдло
Быдло

Наблюдая за событиями в Украинском государстве, можно поймать себя на мысли, что украинской интеллигенции в смысле, написанному выше, в принципе не существует. Небольшая доля граждан, которая последние 27 лет определяла жизнь всего украинского общества, во многих случаях не дотягивала до уровня интеллектуалов, а тем более не поражала культурой и воспитанием. В то же время незначительное количество реальных интеллектуалов в жизненно важных для Украины вопросах сдавала украинские позиции, забывала об упомянутой морале, культуре и воспитании, совершала подлые провокации друг против друга и сознательно манипулировала знаниями с корыстной целью.

В разговоре с диссидентом, психиатром Семеном Глузманом, философом Валентином Гладких и доктором филологии, профессором Ириной Фарион попробуем выяснить, существует ли в Украине интеллигенция, и кем являются люди, которые определяют жизнь Украинского государства.

Начнем с определения «интеллигенция». Что стоит вкладывать в это понятие?

Валентин Гладких:
С английского intelligent — интеллектуал, человек, который не просто занимается высококвалифицированной работой, а работает в сфере идей. Интеллектуалы и интеллигенты — это разные вещи. Интеллигенты в советском понимании, которое мы унаследовали, — это определенные модели поведения, уровень воспитания и интеллектуального развития. СССР был одной из немногих стран мира, где высокий уровень образования мог сочетаться с низким культурным уровнем. В цивилизованном мире уровень образования предполагает и уровень культуры. В Украине, как и во всем советском/постсоветском пространстве, эти уровни не всегда совпадали. Поэтому и появился термин «интеллигент», который должен отделять культурных и образованных людей от просто образованных.

Можно ли считать интеллигенцию духовным руководством народа?

Валентин Гладких:
Идеализация интеллигенции — это результат влияния Российской империи и Советского Союза, в которых людей интеллектуального труда наделяли многими преимущественно не присущими им добродетелями. Это как у Некрасова: «поэт в России — больше, чем поэт».

Ирина Фарион:
Принадлежность к интеллигенции не является определением людей по надлежащему мировоззрению. Мировоззрение — это система ценностей идеологического направления. В то же время упомянутая вами интеллигенция — это во многих случаях люди с очень плохими знаниями и отсутствием характера.

«Во многих случаях», но не всегда. Должны же быть в украинском обществе люди, в которых интеллект сочетается с государственническим мировоззрением?

Валентин Гладких:
Конечно, в Украине есть сознательные интеллектуалы. Однако проблема в том, что эти люди обычно не имеют никакого влияния в государстве. Сегодня в Украине царит быдлократия. Самая натуральная и реплицированная. Сегодня в Украине царят самые примитивные и отвратительные представления об устройстве мира, причем как на уровне сознания, так и на уровне поведения. Интеллигенцию не пускают управлять процессами, происходящими в стране. У нас есть много хороших учителей, преподавателей, врачей, инженеров, ученых, журналистов… Но все эти сознательные интеллектуалы — малюсенький слой толщиной 2 микрона над километрами быдла.

В нормальных странах хорошо организованное меньшинство всегда навяжет свою волю плохо организованной большинства. Там один профессор имеет больше влияния, чем 50 таксистов. В Украине же наоборот-50 таксистов имеют значительно большее социальное влияние, чем один профессор. Даже шутка на эту тему у нас есть: преступность организованная, а ты нет. Вот и ответ. Сознательная интеллектуальная меньшинство в Украине сегодня не может даже выразить свою волю в бессознательном большинства, не то, что навязать.

Ирина Фарион:
Конечно, среди интеллигентов есть много борцов за украинскую национальную идею, за украинскую личность. Впрочем, именно в этой среде интеллигентов всегда были знаковые фигуры, которые компромисили в абсолютно неприемлемых ситуациях, чем нанесли непоправимый вред Украинскому государству в ее продвижении к самой себе. Самый яркий пример — член «Русской троицы» Яков Головацкий.

Он, без сомнения, один из мощнейших интеллектуалов Галичины, но одновременно и самый мерзкий предатель идей Маркияна Шашкевича. Головацкий предал тех, кто будил галичан и возвращал к корням. Именно этом так называемом интеллигенту суждено возглавить кафедру русской словесности в Львовском университете и превратить ее в трибуну «русского мира». Именно он, интеллектуал-предатель, иуда, слабохарактерный человек, ненавистник собственного рода стал основателем крайне опасного явления в Галичине, которая процветает до сих пор и называется москвофильством.

Так же в ХХ веке наряду с героями, которых уничтожали московиты, обязательно были интеллектуалы-предатели, которые превращались в трубадуров советской эпохи. Их действия были двойной предательством, двойной слабостью, двойным проклятием. Украинский народ смотрел на них как на проводников, значит эта измена ужасно подкашивала силу нации. Евгений Маланюк в свое время называл это явление глубочайшим пораженчеством, которое украинцам придется изживать во времена собственного государства.

Самую страшную миссию пораженцев в ХХ веке выполнили так называемые гнилые интеллигенты во Львове. Когда в 2014 году Верховная Рада отменяла антиукраинский антиконституционный языковой закон регионалов Кивалова-Колесниченко, львовские «интеллигенты» Вакарчук, Маринович, Иванычук, Возняк и другие подписали письмо пораженцев с требованием «не травить» русскоязычных. Эти так называемые интеллигенты всегда были и сейчас являются выгодными антиукраинской власти, которая их наработками обосновывает свою гниль и несостоятельность. Эти так называемые интеллигенты всегда умели услужить власти, какой бы она не была. Вспомните хотя бы визит Януковича во Львов, вспомните, как «интеллигенция» театра Заньковецкой во главе со Стригуном кланялась перед тем бандитом. Или же вспомните, как эта интеллигентная «ср*нь» выпрашивала у Садового открыть во Львове русскоязычный театр.

Недавно я была в Кропивницкому и просто получила шок от уровня национального осознания тамошних жителей. Вы просто не представляете, насколько Центральная Украина невероятно меняется в контексте к украиноцентризму. Пусть не обижаются на меня те, кто сосредоточены во Львове, но им надо ехать в центральную Украину и учиться там украинской искренности. Вот неслучайно существуют словосочетания «гнилая интеллигенция» и «щирый украинец». Последняя просто припаяна к центральной Украине. Тамошние жители не имеют элемента гнили, свойственной галичанам, если они веруют в идею, то праздник ее исповедуют. Зато вагилевичи и головацкие, которые продавали Галичину во времена Маркиана Шашкевича, и сегодня обильно процветают в Западной Украине.

Семен Глузман:
По формальным признакам интеллигенция в сегодняшней Украине есть. Есть достаточно большое количество людей, которые способны мыслить. Но проблема в том, что они раздавлены новыми реалиями. При советской власти интеллигенция так же получала небольшие деньги за свою работу, но при этом читала толстые журналы, спорила, принимала участие в общественной жизни. Конечно, не все из них становились диссидентами… Люди делали свою жизнь, рожали детей, защищали диссертации, выживали, но при этом думали и понимали. Сегодня этого фактически нет.

Почему так случилось?

Семен Глузман:
Украинский политикум за 27 лет независимости разрушил основу, на которой интеллигенция могла бы проявлять себя в Украине. В 1991-м большинство из нас проголосовало за человека, который презентовал прошлое, за Кравчука. Да, он умный, он сумел быстро приспособиться, и тем не менее тянул нас назад.

Тогда же около десятка бывших диссидентов были избраны в Парламент. Народ доверился им, народ считал, если диссиденты отдавали свои молодые годы в борьбе с тоталитарным режимом, то они будут способны изменить не только настоящее, но и построить будущее. За очень короткое время народ понял, что они неспособны. Быть политиком — это совсем другая профессия, чем сидеть в карцерах, писать открытые письма Брежневу и объявлять голодовку. В то же время, большинство из тех диссидентов в ВРУ были представителями гуманитарных направлений. Среди них не было физиков, математиков, экономистов, привыкших мыслить точно.

В то время доступ граждан к быстро монополизировали абсолютные дикари, которым от этой страны были нужны только деньги. В начале независимости юристы, психологи, врачи, социологи и другие интеллигенты постоянно общались, объединялись, встречались в журналах, в Институте социологии, в Институте философии, приходили на какие-то встречи. Общество сидело у телевизоров и слушали диссидентов. И очень быстро интеллигенцию лишили этих возможностей.

Власть разграбила страну до такого состояния, что люди вынуждены работать на нескольких работах, чтобы выжить. Соответственно, в них не оставалось свободного времени на интеллектуальное развитие. В то же время многие из тех, кто хотел жить, а не выживать, выехали из Украины.

Ну и еще одна важная причина — образование. Помню, как в одном из известных университетов Киева ректор очень хотел воспитать для Украины множество политологов — людей, чья профессия не особо важна для жизни Украины. Я просил этого ректора обратить внимание, что в нашей стране есть большое количество математиков, физиков, механиков, которые остались от ВПК СССР и должны готовить себе замену, чтобы прочная промышленная Украина могла сохранить то, что принадлежало ей. Впрочем, эти люди не пригодились…

Как может существовать интеллигенция в стране, где дипломы покупают?

Семен Глузман:
Сегодня очень часто возникают сомнения в том, что главные профессионалы страны вообще где-то учились… Они демонстрируют по 3…4 дипломы каждый, все эти дипломы получены в возрасте 35…40 лет… Ну это же невозможно… Выходит, они не учились, а просто купили эти дипломы. То кто теперь больший интеллигент: я с одним дипломом, один из министров с четырьмя? Это также способ размывания интеллигенции. Он только Межрегиональная академия управления персоналом за несколько лет после своего возникновения стала чемпионом по воспитанию специалистов. Как мне объяснили знакомые, недоспециалистов. Я поверил, когда узнал, кто там преподает психологию. Это известная в нашем кругу психиатров ничтожество.

Американцы и европейцы быстро поняли, что в Украине есть полезный для них материал. В самой Украине этого, к сожалению, не поняли, поэтому большое количество сознательной молодежи уехала отсюда. В то же время у нас появилось большое количество политологов, волонтеров и активистов (в любой цивилизованной стране они, естественно, должны быть), но профессионалов фактически нет. Поймите, девочки и мальчики, сидящие на всевозможных грантах, не могут управлять нашим государством. Они могут критиковать власть, даже становиться в этом профессионалами… Но не управлять. Для этого нам нужны другие профессионалы.

А что случилось с наукой? После независимости Институт украиноведения возглавил один из самых страшных палачей украинской студенческой интеллигенции в советские времена — Петр Кононенко. Как мне рассказывал Иван Светличный, ни один Кгбист не был столь активным, как этот негодяй. Он нюхом слышал проукраинскость у студентов, вылавливал их… На его совести даже самоубийства были. И об этом все молчат.

Еще один эпизод. Когда Светличного, Стуса, Сверстюка и других литераторов судили, их произведения обязательно пропускали через так называемую филологическую экспертизу. Кандидаты и доктора наук писали закрытые рецензии, в которых отмечалось: «использует архаичные слова, поэтому считается украинским буржуазным националистом». Эти люди во время получения Украиной независимости стали очень активными патриотами и заняли серьезные места в украинской науке… И все молчат.

Почему происходило так, что украинские интеллигенты в разные времена «сдавали» украинские позиции?

Ирина Фарион:
Первая причина — отсутствие характера. Власть в Украине на протяжении многих лет очень мало работает над формированием принципиальных людей. Украинцев на государственном уровне постоянно призывают к соглашательства, компромиссов, называют это либеральными ценностями, которые на самом деле являются убийственными ценностями, называют это так называемыми академическими свободами, хотя свобода — это прежде всего обязанность, а не право. Власть постоянно имплементирует в общество право на слабость, право на ничтожество, право на соглашательство, право на отступничество.

В то же время интеллигенция, наработками которой пользуется эта власть, — преимущественно бесхарактерные, неинтересные в общении люди, которые не имеют ни позиции, ни принципов и неустанно ищут соринку в чужом глазу для того, чтобы оправдать свою гниль. Второй контекст проблемы — они финансово зависимы. Но опять таки, финансово зависимый человек — тот, который не имеет характера. Ибо тот, кто имеет характер, перейдет и через безденежье, и через «немодность» своих убеждений.

Как среди нынешних украинских интеллектуалов/интеллигентов выделить тех, на кого действительно стоит равняться?

Ирина Фарион:
Порой меня доводит до шока эта среда интеллектуалов. Я не могу понять, как можно обладать доступом к широкую палитру знаний и не уметь воспользоваться теми знаниями, чтобы не сформировать из себя сильную личность. Передавать знания, это еще не признак сильного человека. Признак сильного человека — это умение применить знания для формирования собственного характера. Ценностными знаниями являются не те, которые ты потребляешь, а те, которые превращают тебя в сильную персону.

Вот как можно назвать украинской интеллигенцией людей, которые подписывают письма в защиту историка Мудрого, идентифицировавший главнокомандующего УПА Романа Шухевича коллаборационистом? Эта интеллигентная гниль, кстати, называет откровенную ложь «академической свободой».

Мне кажется, это наше духовное проклятие, что абсолютное большинство украинской интеллигенции, несмотря на все свои дипломы, звания и статусы, не выросла нужды Украинского государства стать самовольным субъектом мировой истории. К большому сожалению, значительная часть интеллигенции, надменные компромисники и коллаборанты. Чего стоят только Гриневич и Стриха, которые сдают “расстрелян украинский правописание” 1928 года.

Конечно, есть те, на кого можно и нужно равняться. Проблема в том, что их приходится выискивать. В то же время тех, кто готов немедленно подать руку врагу, искать не надо — их всегда и везде много. В этом и проблема развития Украины, ведь интеллектуал, который начинает компромисити со злом, становится злом в квадрате. Этот интеллектуал известный в обществе, следовательно, его мысли влияют на менее образованных людей.

самой ненавистной фигурой в украинском пространстве, по моему мнению является историк Грицак. Недавно он задался вопросом, как можно героизировать Степана Бандеру, если он не смог защититься от убийцы? Вы представляете уровень мышления? Он обвиняет Степана Бандеру в том, что московский агент Сташинский убил… Занавес.

Валентин Гладких:
Когда люди говорили мне, что Любомир Гузар — моральный авторитет украинцев, я просто смеялся им в лицо. Моральные авторитеты нынешнего украинского общества — это Михаил Круг с «Владимирским централом», Оля Полякова в кокошнике и им подобные. Я ничего не имею против этих людей, но надо признать: уровень общественного сознания, уровень политической, правовой и бытовой культуры Украины никоим образом не ориентируется на Гузара. Нынешние украинцы имеют совершенно примитивные представления о том, как устроен и функционирует мир. При чем самое трагичное то, что молодое поколение до 30 лет имеет клиповое сознание, сформированное “Ютубом”. Даже шутка такая есть: количество интеллекта на Земле — константа, а население растет. Соответственно, на каждого приходится все меньше разума.

Сегодня у украинцев приходит в упадок общее понимание мира. А власть этому всячески способствует — цикл гуманитарных дисциплин в высшей школе систематически сокращают. Затем на экраны вылезает куча «экспертов», которые «все знают», чешут какой-то бред про томос, а затем открывают перед собой великую истину о том, что и католики, и православные, и протестанты — все христиане! А таких примеров множество. Это показывает уровень общей компетентности, отсутствие базового уровня, который должен освоить каждый, чтобы считаться образованным человеком.

У нас есть художники, актеры, артисты, писатели, режиссеры… Но все они все меньше контактируют с большинством граждан. И здесь есть очень большая проблема. В Украине проблема не с уровнем высокого искусства, а с низким уровнем массовой культуры. Вот Голливуд в Америке — это массовая культура, а у нас что? Фредди Меркьюри также массовая культура, а сравните его с нашим Виталиком Козловским. В Украине происходит процесс деградации социальных отношений. Мы вступили в темные века. У нас к власти пришли гопники, уголовники и мошенники. Они стали социальным идеалом. Образцами теперь есть Володя Парасюк и козак Гаврилюк…

Сегодня мы очень мало знаем об успешных украинских врачей и актеров, зато много знаем об успешных украинских гопников, каждый из которых вчера был никем, а сегодня стал всем. И это не вчера началось, а длится 27 лет. На вершине социальной иерархии в стране оказались люди, которые по своим культурным и образовательным уровнями в принципе не понимают значения ни культуры, ни образования в обществе.

Как изменить эту ситуацию? Как побудить украинцев равняться на сознательных интеллектуалов?

Ирина Фарион:
Если ты увлекаешься знаниями какого-то человека, ищи ее реакцию на политические события в стране. Если этот человек подписывает бессмысленные петиции на защиту барыжной власти и псевдооппозиции, если этот человек неадекватно реагирует на базовые идеологические ценности общества, ты моментально должен исключать этого человека из своего пространства. Ты можешь использовать ее труда в своей жизни, но ты не должен использовать ее для своих чувств. Для твоих чувств она вредна, потому что сама она не является правильной.

Как говорит одна индийская пословица: что мне из твоих знаний, если в них нет ни крохи любви? Псевдоинтеллигенты умеют любить деньги, умеют любить тех, которые компромисят и продаются. А я ненавижу такую модель взаимопонимания с миром.

Вот у нас в “Львовской политехнике” работает один неплохой историк. У себя на «Фейсбуке» он открыто обосновывает потребность увеличения цены на газ, а специалистов, выступающих против этого, называет предателями Порошенко. Извините, что мне из того, что он написал классную книгу о Сечевых Стрельцах, если он откровенный идиот? Он же неадекватно воспринимает мир!

Знания — это прекрасно. Но гораздо важнее — быть реалистом в этой жизненной ситуации и давать отпор на ежедневный вызов, где надо выбирать между сильным и слабым, между мелким и глубоким, между попсой, которая всегда проигрывает, и горсткой очень сильных, несокрушимых личностей. Этих несокрушимых личностей всегда было меньше, но они всегда были правы. Только их рация доходила в массы за 50…100 лет. Вот поэтому не надо выбирать тех, кто долго думают. Меня не интересуют жирафы. Меня интересуют львы, которые идут вперед, несмотря ни на что, демонстрируя свою внутреннюю силу, стремительность, организованность и агрессивность в мире плебеев.

Сильные личности с характерами получают влияние тогда, когда становятся публичными. Сегодня большинство украинских СМИ находятся в руках людей, которые хотят только грабить украинцев. Поэтому они не допускают сильных личностей к обществу, устраивают нападки на пассионариев и пиарят гниляков, чтобы именно их сделать кумирами украинцев.

Моя методическая совет — научиться внимательно читать историю и вылущивать из нее ярких, сильных и интеллектуальных личностей. История подсветило важных для нас людей — Шевченко, Донцова, Маланюка, Липу… Мы имеем идеологическую квадригу, которая может помочь нам. Каждый из нас может стать Диогеном, который с фонарем искал человека, найти синтез силы знаний и силы характера.

Валентин Гладких:
В Украине надо менять систему социальных отношений. Но кто это будет делать? Люди собирают чемоданы и разъезжаются по миру, потому что не видят смысла становиться украинской элитой. Украине в этом плане светит очень печальный следствие. Государство будет преобразовано в гетто, страну-донора.

Вот я родился в маленьком городке на Донбассе, который сегодня оккупирован. Учился в простой школе, но это не помешало мне выучиться в университете и уехать оттуда. Так же моя сестра своей дочке нанимала всех возможных репетиторов, чтобы и имела хорошие знания, выучилась в университете, уехала и больше не возвращалась. То же самое будет происходить в глобальном плане со всей страной. Люди будут здесь рождаться, здесь будет создана инфраструктура, чтобы отсеивать лучших, здесь будут университеты и культурные заведения, которые будут доказывать туземцев до уровня базовых знаний современной цивилизации, а потом те люди будут уезжать. В Украине же будет оставаться трешняк, который засел в Лугандонии. Ибо то, что происходит там, это результат десятков лет социальной динамики, когда люди рождались, все лучшее оттуда выезжало, концентрация интеллекта уменьшалось, а концентрация гопоты увеличивалась. То же самое сейчас происходит по всей территории Украины. Конечно, это не значит, что исчезнет государство. Государство будет. И в парламенте в дальнейшем будут дегенераты, делая вид, что они политикой занимаются.

Спичрайтер Брежнева, известный философ Мамардашвили говорил: “Человек — это стремление быть Человеком. Так же общество — это стремление быть обществом, а государство — это стремление быть государством”. Есть ли в Украине такое стремление?

Когда одни люди воюют за Украину на Донбассе, другие не хотят растаможивать свои “корыта” на еврономерах. При чем самое трагичное, что часто это одни и те же люди. Развитие всегда требует определенных волевых усилий. В нашем обществе этих усилий не хватает. Кому не хватает интеллектуальных усилий для того, чтобы учиться. Кому не хватает моральных усилий, чтобы не воровать и не покупать квартиры по 400 000 долларов. Кому-то не хватает волевых усилий, чтобы делать шаги, которые необходимы для прогресса, и не бояться последствий. Сегодня главная проблема украинского общества — это абсолютное безволие. Украина-это высокополярное поле: у нас все вроде бурлит, но вектора развития банально нет. Люди просто не хотят жить по-человечески. И это же не проблема только во власти. Не власть ломает мне шлагбаумы во дворе, это делает обычная быдлота. Не власть заставляет дегенератов выезжать на полосу общественного движения и прочее.

Украинцы живут по принципу: все воруют, то и я украду. Соответственно и власть в Украине такая. Вон “порохобот” Карл Волох прямо заявил, что власть ворует из бюджета. По его словам, это хорошо, ведь как иначе противостоять российской агрессии?! Человек прямо говорит, что канал «Прямой» финансируется за счет украденных из бюджета средств и абсолютно не видит в этом чего-то постыдного. Так же общество считает это нормой.

Сегодня понятие социальной нормы в Украине настолько деградировано, что мы считаем нормальными вещи, которые являются совершенно ненормальными. И эта ситуация будет только ухудшаться. Все нормальное пытаться отсюда уехать, впрочем жизнь продлится. Вопрос только: каким она будет?

Интересные новости

Кондрашов Станислав Дмитриевич и Telf AG: Каминг-аут заказчика убийства Дениса Вороненкова

fttc-editor

Землетрясение с магнитудой 6.6 балла на западном побережье Мексики

Admin

The Huffington Post: Макс Поляков атакует ІТ-бизнес на родине

fttc-editor

Оставить комментарий