В России власть убивает активистов, а в Украине власть не мешает их убивать

Свобода слова

Свобода слова долгое время считалась чуть ли не единственным качественным отличием Украины от России, однако последние события подтверждают, что даже это достижение нашей демократии мы уже начали терять.

Свобода слова
Свобода слова

Существует старый анекдот, который хорошо характеризует принципиальное различие между Украиной и путинской РФ: «Бежит собака из Украины в Россию. Худая, глаза выпученные. Ее спрашивают, почему, мол, бежишь?

— Да, говорит, есть тут нечего. Побегу в Россию, там говорят жить лучше.

Через две недели та же собака бежит обратно в Украину. Еще худее, глаза еще больше выпученные.

— А почему же ты возвращаешься?

— Да там тоже есть нечего. А в Украине хотя бы гавкать можно».

Правдивость этого анекдота, основанной на реальной жизни, могут наглядно подтвердить те крымчане, которые 2014 года голосовали на «референдуме» за присоединение к РФ, потому что там, мол, пенсии и зарплаты выше. Многие тогда ожидали московских зарплат при крымских ценах. А в результате получили пенсии и зарплаты, как в Краснодарском крае, которые ненамного выше средние украинские. Но при этом «лаять» и жаловаться крымчанам запретили.

И Украина, и Россия во многом схожи и уровнем коррупции и взяточничества, нечестностью судов, всесилием власть имущих и бесправностью бедных, но в Украине, как считается, присутствует казалось бы мелкая, но принципиальное отличие от диктаторской России — свобода слова. Другими словами — право «лаять» на власть, и при этом, чтобы за это ничего не было. Долгое время не лишь провластные эксперты, но и рядовые украинцы были убеждены, что мы всегда можем высказать свое мнение о власти, опубликовать жалобу на чиновников, заявить в прессе о злоупотреблениях власти.

Другое дело, что многие украинцы скептически замечали: что с того, что о злоупотреблениях чиновника или депутата написали в газете или показали по телевизору? Журналисты побалакають, понегодуют, а чиновник все равно выйдет сухим из воды. Никого не уволят, не накажут и не посадят. Однако даже критика Прессы и общественных активистов была часто донимательной для чиновников, и кое-где, после скандала в прессе, власть даже шла на уступки общине.

Свобода слова была незначительным, но единственным средством влияния граждан на политические процессы в стране. Свободу слова в Украине даже называли величайшей заслугой украинской демократии, поскольку других заслуг у нас не было. И даже ряд нападений на общественных активистов и журналистов, а то и убийств, не разрушила в украинцев надежды и твердого убеждения, что мы, по крайней мере, до сих пор имеем конституционное право заявить вслух о несправедливости.

И под заявления о украинскую свободу слова в Украине продолжались нападения на представителей прессы и активистов гражданского общества: убили Ирину Ноздровську, Павла Шеремета, подвергались нападениям десятки общественных активистов и работников медиа. И последний случай — убили Екатерину Гандзюк, которую в родном городе облили серной кислотой и уже 4 ноября 33-летняя активистка скончалась в больнице.

О том, что Украина становится опасной государством для общественных активистов, уже давно предупреждали международные организации. В конце апреля “Репортеры без границ” опубликовали ежегодный индекс свободы СМИ в мире по состоянию на 2018 год, в котором Украина заняла 101-ю позицию. Даже председатель Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко заявлял, что с начала 2017-го у нас произошло 143 нападения на журналистов, а в суд направили дела только в отношении 14 из них. При чем под приступами понималась прежде всего физическая агрессия против журналистов. Больше всего нападений на представителей медиа совершили частные лица, чиновники местной власти и правоохранители, и даже представители Украинской православной церкви Московского патриархата-три зарегистрированных случая.

Убийство Екатерины Гандзюк стало той последней каплей, после которой чаша весов веры украинцев в свободу слова в стране, начали клониться в противоположную сторону. О какой свободе слова можно говорить, если каждого, кто критикует власть, можно безнаказанно облить кислотой, похитить, избить, покалечить или просто убить?

Государство же, как всегда разводит руками: «убийц обнаружить и задержать не удалось, что мы могли сделать?». Главная обязанность государства — обеспечивать безопасность граждан, свободную работу прессы и общественных организаций, в этом случае выглядит окозамилювальною фикцией. Так называемые правоохранительные органы или игнорируют и затягивают такие дела, или же откровенно работают на чиновников или местных феодалов — «хозяев региона», в которых под контролем и местные суды, и прокуратуры, и полиция.

В то время, когда в Украине произошло уже несколько десятков убийств общественных активистов, и ни один министр даже выговора не получил, в соседней Словакии после убийства журналиста подали в отставку премьера и весь состав правительства! Убийство 27-летнего журналиста Яна Куцяка, расследовавшего мошенничество с участием бизнесменов, имеющих политические связи, разозлило многих словаков и привело к многочисленным протестам в этой центральноевропейской стране со времени падения коммунизма 1989 года.

Мы всегда любили повторять, что мы — не Россия, ведь в путинской России давлением и репрессиями против журналистов и активистов занимается сама власть, которая бросает в тюрьмы за “лайки” и “репосты” в Сети, выносит судебные приговоры за критику чиновников и даже убивает оппозиционных журналистов в день рождения президента (как Анну Политковскую). В Украине же власть вроде бы не убивает неугодных журналистов, но зато не мешает это делать наемным тітушкам, которые жестоко расправятся с теми, кто не хочет молчать. В Украине уже появился неписаный алгоритм по делам насилия в отношении представителей гражданского общества: убийство активиста — громкие заявления власти о правосудии — несколько лет безрезультатной судебной тяжбы, и в результате — закрытие дела за отсутствием доказательств.

Это создает атмосферу правового беспредела, которая косвенным образом работает и на власть, ведь каждый журналист будет понимать, какая судьба его может ждать после публикации разоблачительного материала, и при этом его смерть убийцам сойдет с рук. Погибнет ни за цаповую душу, как говорит украинская народная поговорка. Безнаказанность убийства любого журналиста или общественного активиста создает в стране ситуацию, близкую к реалиям диктатуры: право на свободу слова мы якобы имеем, но если скажем лишнее — нас за это убьют. Такая себе свобода слова по-украински. При таких условиях ни о какой демократии, права человека, честные выборы говорить нет смысла: все это будет умноженное на ноль, если неравнодушным заткнут рот.

В путинской России власть сама убивает журналистов и активистов, а в демократической Украине власть не мешает преступникам их убивать. Последний способ борьбы против свободы слова выглядит даже циничнее и подлее чем откровенная диктатура.

Интересные новости

Андрей Пальчевский стал куклой Вадима Столара

fttc-editor

Алидар Утемуратов наследует схемы папаши или как Булат Утемуратов привил сыну «правильный вкус»

fttc-editor

Легальная работа в Польше для украинцев в 2017 году

fttc-auth

Оставить комментарий