«Запрет русского языка на Львовщине критикуют украинофобы и предатели»

На улицах Львова

Во Львове все чаще возникают скандалы с российскими песнями, которые звучат в заведениях общественного питания, часто бывало и такое, когда воинов АТО жестоко били за то, что они делали замечания администрации заведения, которая не смущалась во время войны включать русскую попсу. Мол, нет же закона, который запрещает это слушать. Следовательно, чтобы законодательно все урегулировать, Львовский областной совет на своем заседании принял решение о моратории на использование на территории Львовской области так называемого русскоязычного культурного продукта.

На улицах Львова
На улицах Львова

И тут началось: посол Канады в Украине назвал такое решение «дискриминационным», вслед за ним экс-посол США в России и посол Великобритании в Украине сделали аналогичные заявления. Остро отреагировала на это даже депутат ВР от «Самопопомочи» Ирина Подоляк (партии, которая во Львовском облсовете голосовала за принятие моратория). Она назвала сторонников этого решения (очевидно и своих однопартийцев) «популистами» и заявила, что решение областного совета каким-то странным образом может помешать защите украинского языка в Украине.

Почему во время войны с Россией для иностранных дипломатов и украинских депутатов приоритетом является защита русского языка? Об этом наш корреспондент спросил у самого инициатора моратория и известных защитников украинского языка.

Олег Панькевич, руководитель фракции ВО «Свобода» во Львовском областном совете:
Эта ситуация свидетельствует об огромной проблеме, которая сегодня существует в Украине, а именно-по защите государственного языка. Реакция на это решение показала, что язык является важным элементом национальной безопасности. Ведь редко когда решение Львовского областного совета комментируют иностранные дипломаты и депутаты Верховной Рады.

Нам нужно прежде всего навести порядок в собственном государстве и не учитывать организованное сопротивление. Мы приняли это решение, учитывая огромную проблему, которая есть во Львове. Целью ее принятия стало избежание эскалации напряжения в обществе и недопущение разжигания межнациональной розни, а также защита украинского информационного пространства от гибридных влияний государства-агрессора и преодоление последствий длительной языковой русификации. Это решение Львовского областного совета не окончательное, его будут дорабатывать.

Мы этим решением фактически обязываем Львовскую ОГА выполнить постановление о запрете русскоязычного культурного продукта. Ведь во Львове очень часто возникают скандалы через российскую попсу в заведениях общественного питания, в маршрутках. Постоянно появляются конфликты в городе, когда сюда приезжают российские исполнители, которые в то время, когда Украина воюет, оказывают на Львовщине провокационные действия. Поэтому мы пытаемся это все урегулировать, чтобы не допустить возможных противостояний. Да, сейчас ведется массированная атака на Львовский областной совет. Это свидетельствует о том, что мы затронули важную проблему.

Лариса Ницой, писательница:
Приведу примеры: когда Литва, Латвия и Эстония много лет назад ограничили в своем информационном пространстве русский язык, чего в Украине до сих пор нет, то я спросила у них: а как Европа на это отреагировала? Мне представители этих трех стран, которыми я путешествовала, ответили, что ЕС выражала обеспокоенность. Однако эти страны им четко ответили, что они были в оккупации, что их языки на грани исчезновения, что русский язык – это язык оккупанта, которая им грозит. Этот ответ Европу удовлетворил. И таким образом эти три страны путем ограничения использования русского языка, со временем перешли на обучения в школах исключительно на своем языке.

Мы идем тем же путем, поэтому к недовольству иностранных дипломатов надо спокойно относиться. На месте нашей дипломатической службы я бы приготовила им адекватный ответ о том, что мы были в оккупации и нашем языке грозит засилье русскоязычного контента. Понимаете, поведение международного сообщества, логично: они всегда любят заявлять, что они против дискриминации. Мы должны относиться к этому адекватно и разъяснять им свою позицию, говоря, что в этом нет никакой дискриминации. Такой мораторий на запрет русскоязычного культурного продукта, который принял Львовский областной совет, нужно принимать и Верховной Раде уже на законодательном уровне, как это сделала Литва, Латвия и Эстония.

Что касается заявлений Подоляк, то здесь все логично, не вижу в ее заявлении ничего нового и странного. Ведь именно она объявляла акцию: «Львов гаварит па-русски». Эта депутат от «Самопомочи» вместе с Парубием вошли в сговор: в ВР лежит пять законопроектов о языке, спикер заявил, что мы будем принимать какой-то один проект закона. Не трудно догадаться какой. Здесь стоит отбросить тот законопроект, который подал Евгений Мураев, потому что в нем есть неконституционные нормы. Остается четыре проекта закона. Один из них написал Лысюк с участием бывшего председателя Верховного суда Шаповала, второй писали в ВО «Свобода».

Так вот: эти два законопроекта Парубий игнорирует. Зато обсуждаются два других проекта: 5670 и 5670-д. Автором обоих является Ирина Подоляк. То есть мы будем выбирать между Подоляк и Подоляк. Ее законопроекты имеют неконституционные нормы. Я считаю, что это недопустимо. И вот через это Подоляк и раскритиковала мораторий на запрет русского языка. Хотя это решение никаким образом не нарушает никакой закон.

Ирина Фарион, ученый, языковед:
Заявления о дискриминации русского языка в Львовской области могут делать только украинофобы, московиты и предатели. Их действия должны лишь стимулировать нас к дальнейшему принятию таких решений. Мораторий на использование русскоязычного культурного продукта является плохим только в одном пункте: что он имеет срок. Он будет действовать до окончания оккупации Украины. Культурный московский продукт в Украине нужно запрещать пожизненно и не только на территории Львовской области, но и во всей Украине. Когда я была депутатом Верховной Рады, то разработала законопроект об обложении пошлиной московские книги. Вот сейчас иду на «буковый форум», потому что его трудно назвать книжным, так даже там уже продают книги на языке оккупанта. Это надо прекращать.

Реакция украинофобки Подоляк свидетельствует о том, что Львовский областной совет, приняв решение в таком варианте, была правой. В дальнейшем нужно принимать еще более радикальные постановления. Нам нужно заблокировать принятие закона 5770-д, за который так ратует Подоляк, поскольку он – это полный аналог «закона Кивалова-Колесниченко». Подоляк в свой законопроект скопировала 6 статью из «закона Кивалова-Колесниченко», которая звучит так: государственный язык не может быть препятствием для развития и нужд языков национальных меньшинств. А потому подобная реакция Подоляк, как других внутри государства и снаружи – это раздражение украинофобов и доказательство того, что Львовский областной совет поступила крайне правильно. Я благодарю всех тех, кто это инициировал и тех, кто поддержал.

Святослав Литинский, языковой активист:
Сейчас у нас война, а Верховная Рада все еще не приняла закон о государственном языке, а потому в условиях правового вакуума мораторий на запрет русскоязычного культурного продукта – это своеобразный акт отчаяния, который можно понять и поддержать. Жаль, что текст декларативный, так как сейчас нет конкретно определенных механизмов соблюдения, а также способов наказания.

Интересные новости

Киевсовет возжелал шоколадного импичмента

the-fttc-edit

Маккейн считает Россию большей угрозой для мира, чем «Исламское государство»

fttc-auth

Повторные выборы президента Австрии переносят

fttc-editor

Оставить комментарий