На киевском вокзале нелегально продают железнодорожные билеты вне кассы. Полиция не в курсе

Нелегальная продажа железнодорожных билетов

За двадцать метров от вагона Саша попросил меня подождать и пошел к проводнику. Несколько минут они о чем-то разговаривали, после чего посредник жестом меня позвал. Не говоря ни слова, проводник дал постороннему лицу — Саше — ключи, и тот открыл перед ними дверь от купе, которое размещено по соседству с купе проводника. «Заходите внутрь, — сказал он и захлопнул за мной дверь. — В этом купе будете ехать. Это два места. Еще одно место в соседнем купе. Давайте рассчитываться».

Нелегальная продажа железнодорожных билетов
Нелегальная продажа железнодорожных билетов

Охота на живца
— Билеты надо? — высокий темноволосый загорелый мужчина в синем спортивном костюме подошел ко мне меньше, чем через 5 минут после того, как я стала в очередь к железнодорожной кассе.
— Да, надо.
— Куда? — дядя подошел совсем близко и говорил очень тихо, постоянно оглядываясь вокруг.
— До Львова.
— Ага. Через сорок минут отправляется поезд. Сколько мест вам нужно?
— Три. А в кассе эти билеты купить можно?
— Нет. Пойдемте за мной.

Загадочный посредник (условно назову его Саша) пошел вперед быстрым шагом, словно пытаясь оторваться, оставаясь на виду. Я едва за ним успеваю. Время от времени он оглядывается, чтобы убедиться, что я не передумала. На перроне №2 уже стоит скоростной поезд «Киев-Ивано-Франковск». В кассе стоимость билета из столицы до Львова составляет 327 гривен. Я заранее промоніторила интернет — и онлайн-сервис говорит, что все билеты действительно проданы. Каким же образом я и еще двое пассажиров (которых я придумала) могут комфортно доехать до западной культурной столицы Украины? В тамбуре или в купе проводника?

За двадцать метров от вагона Саша попросил меня подождать и пошел к проводнику. Несколько минут они о чем-то разговаривали, после чего посредник жестом меня позвал. Не говоря ни слова, проводник дал постороннему лицу — Саше — ключи, и тот открыл перед ними дверь от купе, которое размещено по соседству с купе проводника.
— Заходите внутрь, — сказал он и захлопнул за мной дверь. — В этом купе будете ехать. Это два места. Еще одно место в соседнем купе. Давайте рассчитываться.
— Сколько стоит один билет?
— 713 гривен.
— Что-то дороговато. Я передумала. Кстати, забыла представиться. Я — журналист.
Саша разозлился не на шутку и попытался забрать у меня телефон, наконец увидев, что я делаю видеосъемку:
— Выходи оттуда! Сейчас же! Андрей, это журналист! — поняв, что вокруг много свидетелей, Саша убежал.

Рискованная подработка
Только в 2018 году «Укрзализныця» продала пассажирам 36,5 миллионов билетов. Каким же образом можно продавать их вне кассой случайным людям? Ведь правила «Укрзализныци» запрещают менять фамилию и имя пассажира в проездном билете. Так же нельзя изменить станцию отправления и прибытия. А в соответствии с профильной постановлением Кабмина, утерянные и похищенные проездные документы обновить и изменить при этом персональные данные нельзя. Разобраться в этой незаконной схеме мне помог проводник Андрей, который стал соучастником Саши. Муж работает на железной дороге уже двадцать лет. Разведен, имеет ребенка, поэтому ежемесячно платит алименты. На условиях анонимности, проверяя документы и билеты во время посадки пассажиров, он полушепотом рассказал о том, как работает схема продажи билетов за кассой.

— В начале лета этот тип подошел ко мне и сказал, мол, есть вариант заработать. Ну, я посоветовался с начальницей поезда и согласился.
— Выглядит этот делец как человек с криминальным прошлым. Вам не боязно было с ним связываться?
— Вообще-то, да, страшновато. Но… в прошлом месяце я брал больничный на неделю, зарплату получил 5200 гривен. Очень удивился. Хотя даже если перевыполнять установленную норму поездок и умирать от усталости, можно заработать от силы девять тысяч. Большая это сумма за потерянное здоровье? Вот у меня график — пять дней подряд работаю. Два проводника на три вагона. В эти дни в лучшем случае сплю по 3-4 часа.

Поэтому я уже лежал в психушке — из-за постоянного недосыпания и истощения был серьезный нервный срыв. В отделе кадров мне сказали: еще раз сорвешься — уволим. Подбодрили, называется.
— Сколько же вам удалось заработать с помощью Саши?
— И… Если тысячу добавил к зарплате, то хорошо. Но это же начальница поезда выписывает билеты! Если бы она не дала «добро», схема бы не работала. А вообще львиную долю заработка Саша себе забирает. А мы делим остаток пополам.

Если бы я действительно купила 3 билета × 713 гривен, то потратила 2139 грн вместо официальных 327 грн × 3 = 981 грн. Начальница поезда (условно назову ее Оксана) выписала бы три квитанции по реальной стоимости билета, и остальные суммы (2139 – 981 = 1158 грн) Саша, Андрей и Оксана поделили бы между собой. Распределение произошло бы примерно так: 600 гривен забрал бы Саша, 279 грн — Андрей, 279 грн — Оксана. При этом и Андрей, и Оксана рискуют работой: администрация с такими нарушителями долго не церемонится и немедленно освобождает. Впрочем, если бы у железнодорожников были более высокие зарплаты, вряд ли они бы покусились на триста «серых» гривен, которые предлагает Саша.

Кристально чистые бумаги
Начальница поезда Оксана ведет меня к себе в купе — в штабной вагон — и пробует убедить, что, согласно документам, она продавать билеты вне кассой не может никак:
— У меня есть распечатка, в которой написано, что у меня делается в поезде. По документам у меня поезд полностью заполнен. Я могу продать места только в исключительных случаях: если у пассажира умер кто-то из близких, и ему надо ехать на похороны, или если кто-то из руководства «Укрзализныци» должна ехать по служебным делам. Для АТОшників, инвалидов… Это крайние случаи. Я не руковожу кассами, я могу распоряжаться только теми местами, которые есть у меня в поезде.
— Насколько я поняла, мотивацией для продаж билетов за кассой является низкая зарплата. Это так?
— У нас нормальная зарплата. Восемь тысяч.
— И вам ее достаточно?
— А вам…? — женщина машет рукой, показывает двухметровую распечатку светло-серым мелким шрифтом по каждому вагону. — Мне очередная каждый раз приносит эту распечатку, в которой написано, сколько у меня пассажиров в каждом вагоне. Я вижу — кто куда едет, кто на какой станции заходит. Поименно. Смотрите — у меня в поезде ни одного свободного места нет. Ни одного! Например, сегодня из Киева до Ивано-Франковска едет 196 человек, до Львова — 419. Все места заняты. Так как же я могу продать вам билеты?!
— Вы сами сказали, что у вас есть места на случай, если кто-то едет на похороны…
— Это только если в вагоне есть свободные места. Иначе я не могу выписать квитанцию.

В этот раз начальница поезда солгала. Потому что на самом деле в штабном вагоне каждого поезда всегда (!) есть свободные четыре места на экстренные случаи. Эти места в кассе не продаются никогда. Впрочем места, которые мне продал проводник, расположены не в штабном вагоне. По словам начальницы, дельцы самостоятельно договариваются с кассирами, чтобы те бронировали для них места, и называют фамилию на кассе. Но Саша никому не звонил с момента, как между нами завязался диалог. Он наперед знал, какие именно места есть в поезде, и в каком они вагоне, потому что договаривался не с кассиром, а с проводником. Итак, Оксана в очередной раз говорит не правду. И схема работает именно так, как рассказал нам Андрей.

Проверки отменили, активизировались дельцы
— Может, билеты можно забронировать заранее, не покупая их? — спросила я, обратившись в пресс-центр «Укрзализныци».
— У нас нет услуги бронирования. Только для людей с инвалидностью есть возможность резервировать места, — ответила нам Екатерина, представитель пресс-центра ПАО «Укрзализныця».

Сейчас пассажиры, которые столкнулись с нарушениями в поездах, могут позвонить на «горячую линию» «Укрзализныци» (044) 465-33-44, и рассказать о случае, который произошел с ними. Для того, чтобы было проведено служебное расследование, нужно знать номер поезда, номер вагона, имя проводника или другого ответственного лица, а также дату инцидента.
— Если вы смогли сфотографировать нарушителя, отдайте его начальнику отдела полиции на железнодорожной станции. Тот сделает ориентирование, передаст его оперативникам, и они смогут его найти, — посоветовали мне очередные полицейские отдела полиции на железнодорожной станции «Киев-пассажирский».
— Официально к нам с информацией о нелегальной продаже билетов никто не обращался. Но я догадывался, что такая схема существует, — добавил начальник отдела полиции на железнодорожной станции «Киев-пассажирский» Дмитрий Школьников.

Зато преступную схему хорошо знают в администрации железнодорожного вокзала. Сколы профильный отдел контроля за незаконными операциями на «Укрзализныци» было ликвидировано, администрация может лишь молча наблюдать за Сашей, который подходит к пассажирам и предлагает им приобрести билеты в обход кассы. «Администрация вокзала не имеет права заниматься проверками подозрительных операций с билетами. Это теперь задача других служб, — рассказал нам инженер Киевского железнодорожного вокзала Игорь. — Раньше я работал в отделе, который раскрывал мошеннические схемы на нашем вокзале. Проводили внутренние служебные расследования. Потому что встречаются разные нарушения: и билеты вне кассой проводники продают, и алкоголем торгуют нелегально.

Кстати, на поезде «Киев-Новоалексеевка» схема, о которой вы рассказали, также работает. За это увольняли беспощадно. Но несколько месяцев назад этот отдел сократили. Решили, что он ненужный, — мужчина разводит руками. — Видите ли, пока отдел существовал, эти дельцы хоть какой-то страх имели. А теперь чувствуют себя полностью безнаказанными».

В.и. директора департамента стратегического развития и планирования ПАО «Укрзализныця» Александр Малаков заверил, что в структуре ведомства есть подразделение, которое борется с коррупцией на железной дороге — департамент безопасности, который работает уже два с половиной года. Но руководитель этого подразделения — управления экономической безопасности департамента безопасности ПАО «Укрзализныця» Дмитрий Арсеменко говорит, что от нас впервые услышал о схему с продажей билетов за участия проводника и начальника поезда: «О таких случаях я впервые слышу. Но поймите, схем на железной дороге очень много. Это лишь один из вопросов, которыми мы занимаемся… Нагрузки на такое количество объектов — всего 90 работников департамента. Мы просто не успеваем за всем следить».

Арсеменко уверяет, что «Укрзализныця» постоянно пытается ликвидировать незаконные схемы продажи билетов. Например, раньше дельцы покупали билеты на целый вагон, а потом просто меняли фамилии в билетах через кассу. Теперь же менять имя пассажира нельзя, и подобные спекуляции прекратились. «Раньше у нас были ревизоры, которые занимались проверками поездов как раз в отношении безбилетных пассажиров, торговли алкоголем проводниками и тому подобное. После того, как они перестали работать, функции их должны были передать КРУ, еще из какого-то департамента. Но, очевидно, не сделали этого. Я передам вашу информацию своим коллегам, будем думать, что делать дальше, — заверил он».

Интересные новости

Почему «просел» кандидат-националист?

fttc-editor

Супрун, дезинформация и амебы. Почему политики не поддерживают медреформу

fttc-editor

Мошенница Елена Якименко из Златобанк благодаря высокопоставленным покровителям пытается избежать наказания за свои аферы

fttc-editor

Оставить комментарий