Глава КИУ: Две трети избирательных денег партий — из черной кассы

Алексей Кошель с 2014 года возглавляет Комитет избирателей Украины

Избирательные фонды украинских партий до сих пор финансируются преимущественно нелегально, несмотря на то, что они теперь получают деньги от государства. На что идет «черная касса», рассказал председатель Комитета избирателей Украины Алексей Кошель.

Алексей Кошель с 2014 года возглавляет Комитет избирателей Украины
Алексей Кошель с 2014 года возглавляет Комитет избирателей Украины

Черные кассы партий и кандидатов — традиционная проблема украинской политической жизни. Два года назад начал действовать закон, по которому партии до определенного уровня поддержки населения получают средства из государственного бюджета. Так, в 2017 году наибольшее финансирование получил «Народный фронт» (113,8 миллионов гривен), а наименьшее -«Родина» (29 миллионов гривен). A в течение 2018 года парламентским партиям выделят из бюджета в общем еще полмиллиарда гривен. Этот же закон требует обнародования экономической и финансовой отчетности от всех политических сил. Исчезло ли из-за этого теневое финансирование выборов, и чего ждать от 2019 года, когда в Украине должны состояться президентские и парламентские выборы, наш корреспондент расспросил главу Комитета избирателей Украины Алексея Кошеля.

Как изменилась ситуация с партийным финансированием по сравнению с предыдущими выборами?

Алексей Кошель: Уровень тенизации партийной жизни остается, но он существенно уменьшился в сравнении с тем временем, когда государственного финансирования еще не было. Партии начали платить легальную заработную плату, легально размещать рекламу в СМИ и тому подобное. Если мы посмотрим на суммы, которые партии получают от государства, а финансирование выделяется из расчета на каждый полученный на выборах голос, — то увидим, что это достаточно серьезные суммы. Этих денег может быть вполне достаточно для независимого партийной жизни в межвыборный период, поэтому я убежден, что отдельные парламентские партии могут вполне отказаться от средств олигархов, которые лоббируют через партии свои бизнесовые интересы.

Какие партии больше всего пользуются теневым финансированием?

Я бы не стал выделять одну или несколько политических партий, потому что вопросы есть к очень многим. Например, в 2016 году был громкий скандал с взносами, которые делались в пользу политической партии «Родина», когда пенсионеры почти одновременно перечислили одинаковые суммы средств в качестве членских взносов. После этого партия была вынуждена оправдываться, а Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции направило проверки. В то же время,вы удивитесь, когда узнает, что, например, в двух парламентских партиях, это Радикальная партия Олега Ляшко и партия «Народный фронт», до сих пор ни один из местных ячеек не имеет счета в банке и не является юридическим лицом (как того требует закон – Ред.). Поэтому у нас существуют серьезные подозрения, что местные ячейки партий для оперативной работы используют черную наличность.

Что именно украинские партии и кандидаты финансируют из черных касс?

На последних парламентских выборах отдельные партии тратили 70 процентов своих предвыборных фондов на прямую политическую рекламу в СМИ. И это не говоря о черном рынке рекламы, в частности, так называемую джинсу, когда во время выборов работают целые вертикали, которые размещают одинаковые заказные материалы всюду: от газеты в маленьком райцентре до влиятельных общероссийских изданий.

Кроме того, существуют значительные направления избирательных кампаний, которые оплачиваются наличными, то есть нелегально, чуть ли не на сто процентов. Например, в Украине 33 тысячи избирательных участков, на каждую из которых партии, которые ведут мощную избирательную кампанию с расчетом на победу, присылают по два наблюдателя. Это уже 66 тысяч человек. Если взять еще и мобильные группы и координаторов групп наблюдателей, то имеем, что около 70 тысяч человек задействованы в день выборов для этой работы. Но кроме этого еще существует традиция, когда партии негласно доплачивают своим представителям в избирательных комиссиях, и даже — председателям избирательных комиссии.

И если взять члена комиссии, председателя комиссии, двух наблюдателей, то только одна партия в день голосования финансирует более 150 тысяч человек. И это все средства, которые проходят в теневом сегменте, без заключения трудовых соглашений, договоров. А если учесть два тура президентских выборов, то можно сделать вывод, что суммы черного нала достигают десятков миллионов долларов только на оплату огромных сетей по контролю за выборами. Платят еще и группам агитаторов, которые во время кампании ходят от двери к двери или работают в агитационных палатках. Конечно, партии говорят, что это их активисты, которые посвящают часть своего времени активной партийной работе. Но согласитесь, трудно представить активиста, который несколько месяцев подряд весь день работает в агитационной палатке, или ходит агитирует за политическую партию, и не имеет компенсации даже на транспорт или другие расходы.

Ну и кроме того, даже по финансовых отчетах политических партий мы видим, что там и дальше существует традиция выплаты в конвертах в дополнение к официальной минимальной зарплаты. В тени остается и большое количество рекламы. Например, в Киеве, и это в столице Украины, во время предыдущих выборов каждый третий рекламный билл-борд был теневым, то есть их устанавливали без всяких разрешительных документов и, понятно, что партии и кандидаты оплачивали эти рекламные площади черным налом. Мы встречали примеры, когда и в областях мэры городов или влиятельные лица самовольно решали доставить на период выборов несколько сотен билбордов. В целом с учетом всех этих факторов существуют все основания говорить, что две трети расходов на выборах – это теневые средства.

Во время предыдущих избирательных кампаний политсилы часто платили участникам своих акций. Вы ожидаете повторения этого и перед выборами-2019?

В последние годы журналисте сотни раз ловили за руки организаторов платных протестов, поэтому их количество уже уменьшилось. Теперь партии не пытаются удивить избирателей количеством митингующих и очень осторожно относятся к профессиональным фирмам, которые гарантируют проведение акции, потому что прекрасно понимают, что репутационный потери и скандал могут полностью перечеркнуть их усилия по организации мероприятия и минимизировать его влияние в СМИ. Конечно, я не исключаю, что с приближением выборов мы увидим, что политики снова могут обращаться к профессионалам, которые гарантируют им явку несколько сотен бабушек или студентов.

Какие избирательные технологии, по вашему мнению, будут найактивінше применяться во время кампаний следующего года?

Пока что у меня складывается довольно положительное впечатление того, что украинская политика понемногу выздоравливает от советской традиции проведения выборов. В то же время, как это не цинично звучит, но купить голоса избирателей дешевле, чем проводить агитацию. Банально заплатив деньги или предложив продовольственные наборы или другие материальные ценности. Это вопрос не только циничного использования предвыборных технологиях, но и вопроса безнаказанности, потому что до сих пор не существует ни одного прецедента, когда гражданин, который покупал голоса, получил реальный тюремный срок наказания.

Да, ключевой угрозой является российский фактор. Например, все мы уже несколько месяцев наблюдаем за ситуацией с двумя пророссийскими партиями, которые активно враждовали между собой, в том числе и в судебном порядке. Однако сейчас они уже говорят о совместном походе на выборы единого кандидата в президенты (12 сентября 2018 года «Оппозиционный блок» заявил, что ведет переговоры с партией «За жизнь» Вадима Рабиновича относительно объединения ради выборов — Ред.). Я думаю, что Россия использовала достаточно серьезные механизмы влияния, чтобы сформировать единственный, или по крайней мере сплоченный политический лагерь и пойти одной или максимум двумя колоннами на выборы. Также можем говорить о финансовом факторе, то есть о поддержке пророссийских политических сил, которые имеют огромные расходы, прежде всего на рекламу и агитацию, а также о факторе финансового и другого давления на украинских бизнесменов, чтобы те поддержали или не поддержали тех или иных кандидатов. В частности, речь идет о давлении на украинских бизнесменов, которые находятся за рубежом и имеют в собственности украинские телеканалы.

Интересные новости

Чем отличаются элитные жилые комплексы Киева от стандартных вариантов?

the-fttc-edit

Станет ли Украина «атомизированной»?

fttc-editor

Brexit: европейские акции потеряли уже 650 миллиардов евро своей стоимости

fttc-editor

Оставить комментарий