Главная » Новости » Познать Россию, чтобы противостоять ей

Познать Россию, чтобы противостоять ей

6844

На филологическом факультете Дрогобычского педуниверситета им. И.Франко по инициативе кафедры украинской литературы и студенческого культурологического клуба состоялась презентация книги знакового автора для Украины – французского историка, культуролога, философа и политолога Алена Безансона «Святая Русь» (Киев:Клио, 2017). Представлял издание известный в Украине журналист, политолог и переводчик Тарас Марусик.

Т. Марусик

Т. Марусик

К слову, Т. Марусик является выпускником Дрогобычанского университета (факультет романо-германской филологии) и, безусловно, делает честь Alma Mater своей принципиальной гражданской позицией (ныне Тарас является активным участником соревнований на государственном уровне за утверждение украинского языка), своей журналистской практикой (он является автором более 2000 выступлений на радио «Свобода» и более 300 публикаций в ведущих украинских изданиях), своими успехами в развитии культурного сотрудничества между Украиной и Францией (Марусик является главным редактором франкоязычного журнала «Le francais» и участником ряда переводческих проектов).

«Святая Русь» – это уже вторая книга А. Безансона, переведенная Т. Марусиком. Ранее вышла в его переводе книга «Бедствие века: коммунизм, нацизм и уникальность холокоста» (2007). А еще были переведены монография Франсуазы Том «Конец коммунизма» (1999) и сорбонская диссертация известного дрогобычанина Владимира Косика, историка и участника националистического движения (он окончил гимназию в Дрогобыче), автора знаменитой монографии «Украина и Германия во Второй мировой войне», которая документально «сняла» все возможные обвинения украинского освободительного движения ОУН-УПА в коллаборационизме, под названием «Франция и Украина: Становление украинской дипломатии (март 1917 – февраль 1918)» (2004). На презентации прозвучало предложение назвать одну из улиц Города именем. Косика.

Ален Безансон – это один из самых глубоких знатоков России и российской культуры в Европе. Он принадлежит к той части современных политологов, которые откровенно критикуют Россию за империализм, шовинизм и деспотизм внутренней политики. О себе французский ученый говорит, что, увлекшись в юности коммунизмом, он после 1956 г., после разоблачения культа. Сталина и его преступлений, целая жизнь своими трудами искупит свою интеллектуальную ошибку молодости.

Он исследует современную Россию на фоне ее истории, углубляясь в Средневековья, византийские и монгольские ее традиции, в культуру XIX века, которая создала такую магическую привлекательность России. Об этом его главные книги: «Царевич, принесен в жертву»(1967), «Воспитание и общество в России» (1974), «Краткий трактат советологии для гражданской, военной и религиозной власти» (1976), «Интеллектуальные истоки ленинизма» (1977), «Смешения языков» (1978), «Настоящее советское и российское прошлое» (1980), «Анатомия одного призрака: политическая экономия реального социализма» (1981), «Фальсификация добра: Соловьев и Оруэлл» (1985), «Запретный образ: интеллектуальная история иконоборчества» (1994), «Три искушения в Церкви» (1996).

Тема России в Европе имеет свою внутреннюю проблематику восприятия и трактовки. От времени царствования Петра 1 (начало 18 века) тогда еще Московия вложила безграничные средства в то, чтобы украсить свой внешний имидж: массово подкупались европейские политики и дипломаты, была создана фальшивая концепция московской истории, по которой Москва коварно присвоила всю историю Киевской Руси, ее культуру и поздние духовно-художественные традиции, нивелировав вполне в глазах Европы Украину; была воспитана новая российская элита, которая усвоила европейские формы культуры и выставила себя как носителя окциденталистических (западных) идей и ценностей на Востоке Европы.

Благодаря этому Российская империя на протяжении века смогла ассимилировать миллионы украинцев, белорусов, поляков, эстонцев, латышей, литовцев, финнов, молдаван, грузин, армян, народов Северного Кавказа и мусульман этого региона, прежде всего их элиты. Крупные военные успехи России (захват Причерноморского пространства в Украине, Крыму, разгром Польши и присоединение ее огромных восточных территорий, завоевание Закавказья и Северного Кавказа до середины XIX века), победы в нескольких европейских войнах – от Северной войны 1700-1721 гг., которая сделала ее гегемоном в Балтийском пространстве, до войн с Наполеоном в 1806-1814 гг., которые сделали ее гегемоном во всей Европе; великолепия и богатства ее новой столицы – Санкт-Петербурга; промышленное освоение бескрайних просторов Сибири и Дальнего Востока с их невероятными богатствами в виде древесины и пушнины, залежей золота, металлов, бриллиантов, затем – нефти и газа; подъем русской культуры, підпертої большими деньгами и умами купленных и нанятых ученых из Европы от конца 18 века. – все это ослепило глаза многим европейцам.

Так начался культ России на Западе как могучего государства, что «дарит стабильность народам и противостоит мусульманским угрозам со стороны Оттоманской империи и Персии, что «покорила и цивилизовала» Сибирь и Дальний Восток; государства, которая выступила против анархистско-революционных в Европе и стала опорой для новой реакции старой аристократии (победа над демократической Польшей и ее полная ликвидация в 1795 г., разгром революционной Франции в 1814 г., реакционный Венский конгресс 1815 г., ввод российских войск в збунтованою национально Венгрии и т.др.).

Поэтому европейские идейные консерваторы от Же. де Местра к А. де Бальзака с таким пиететом смотрели на Россию и ее наступление на Европу, ошибочно считая его «спасением» для нее. Этот культ существенно усилил всплеск русской культуры начала XIX вв.: А. Пушкин, М. Лєрмонтов, В. Жуковский, Н. Гоголь, И. Тургенев, А.Островский, Ф.Достоевский, Л.Толстой, К. Брюллов, И. Айвазовский, В. Пєров, И. Репин, Н. Глинка, П. Чайковский, А. Бородин, Н. Мусоргский и много других талантов, подъем российского театра и балета, акдемической сферы, которая превратила российскую науку на ведущую среди европейских, она начала доминировать в славянском мире. В то время Россия стала политическим лидером славянского мира, удачно охватив своим влиянием процессы национального возрождения среди славянских народов от Черногории до Лужицы в Восточной Германии. Тогда сотни славянских ученых и культурников заработали на положительный имидж России.

Однако внутренне, как об этом очень емко пишет А. Безансон, Россия оставалась полувазийской деспотией с морально черствой и жестокой большинством общества, с грабительской внутренней политикой власти, с реальным беспределом и, главное, лживым государством в своей официальной идеологии и пропаганде. Первый раздел книги «Святая Русь» так и называется: «Ложь». Ложь как сущность российской жизни, российских исторических мифов, русских газет и журналов, светопредставлений и общей несправедливости российских социальных отношений. Именно эта ложь стала моральной, или, точнее, безнравственной основой после провала коммунизма в России для того, чтобы никак не осудить его преступления. В отличие от Германии, которая кардинально отвергла, изучила и осудила преступления нацизма.

Самое страшное, по мнению французского философа, что православная Церковь в России стала соучастником этой большой Лжи. Она будто сакрализовала ее. Церковь и власть в России слились в формы правящей секты, которая освящает все, даже тяжкие преступления, если они способствуют распространению православия. Поэтому определение «Святая Русь» есть в сути кощунством, ибо религиозность в Московии-России оправдывает весь деспотизм власти и ее беспредел, бандитизм. И так в сегодняшней России. Путина.

Лишь единичные люди в Европе XIX века отваживались критиковать Россию. К таким принадлежали французы Астольф де Кюстін, который издал разоблачительную книгу «Россия в 1839 году», и знаменитый историк Жюль Мишле, опубликовавший в 1840-х гг. несколько статей с проницательным анализом российской истории и ментальности, что вызвало целый скандал в европейской прессе, в частности с ним полемизировал возмущен А. Герцен, который якобы представлял «совесть» демократической российской интеллигенции на Западе. Однако их голосов мало дослуховувалися – и культ России продолжался вплоть до Первой мировой войны.

А. Безансон доказывает, что именно идеология российских консерваторов-славянофилов – И.Кіреєвського, А.Хмякова, К. Аксакова, Ю.Самарина, Ф.Тютчева, Н.Данилевского, Ф.Достоевского, К.Леонтьева и др. вплоть до идеологии «евразийца» Д. Трубецкого – создали главный идеологический миф современной России: якобы Россия является цивилизационной альтернативой Западу, что у нее вполне отличная мораль и духовные устремления, якобы она творит свой уникальный культурно-эстетический мир, хранит сакральные основы бытия против западного рационализма и материализма; Россия «синтезирует» народы (на самом деле ассимилирует их) с «высокой целью», ради создания отдельного мира «новой правды» (такой «правдой» на некоторое время стал атеистический западный по происхождению коммунизм, который Россия приняла как «откровение» и который оказался обманом и катастрофой для миллионов), – и эти народы должны объединяться вокруг нее как геополитического центра.

Самые благородные люди России, такие как А. Герцен и Л. Толстой, не удержались от этого соблазна – пропагандировать кажущуюся русский «величие духа». И этим они лишь усиливали экспансивность российского сокрушительного наступления на Запад и его культуру. На самом же деле дух и культура России является весьма наслідувальними относительно Запада, являются оригинальными, правда, попытками сотворить свою самобытность во всем, построены они на обычных ускоренных копированиях чужого, и поэтому обречены быть только тенью, через отсутствие реальных традиций.

Все западные идеологии – либерализм, консерватизм, социализм – русские коверкали до неузнаваемости, к самоотрицанию, и поэтому у них получались такие уродливые гибриды, как большевизм (именно так надо записывать это слово, ибо так оно звучит на всех языках мира и является интенационализмом), который причудливо соединил в себе идейные и моральные признаки левого радикализма и право-консервативного этатизма (Сталин и сталинизм как его сгущения).

Сегодняшняя попытка России предложить какую-то альтернативу для мира является кощунством и несет лишь руїнництво и смерти, как на Донбассе или в Сирии. Западные политологи и журналисты должны наконец начать реалистично смотреть на Россию, не затуманивать себе голову ее мифами. Таким является вывод и призыв книги А. Безансона.

В Украине также была своя история восприятия России. Сначала, в XIX ст., когда традиции старой Украины были потеряны и была ассимилирована национальная элита, украинская интеллигенция поддалась чарам российского государственно-культурного мифа. Апогеем этого увлечения Россией, ее якобы «передовой» и «цивілізаторською» миссией была деятельность и творчество М. Драгоманова во 2-й половине XIX века. Он обезоружил тысячи украинских интеллигентов в противостоянии наступлению российской государственной системы и культуры, потому что они боролись не против всего российского, как надо было, а только с царской деспотичной системой.

Так национальное освободительное движение в Украине вступил форм пацифизма и стагнации. Первым, кто взялся кардинально изменить ситуацию, был идеолог нового украинского национализма Дмитрий Донцов (1883-1973), который еще перед Первой мировой войной издал брошюру «Модерное москвофильство» (Львов, 1913), в которой не просто критиковал Россию за царский деспотизм, а заговорил о ментально-цивилизационную угрозу со стороны России. Далее он показал розкладову сущность русской культуры (статья «Культура расписания», журнал «Пути», 1917 г., затем эта работа под названием «Культура примитивизма» вышла отдельной книжкой в Черкассах в 1919 г.).

Сила аргументаций Д. Донцова заключалась в том, что он указывал на психологические основы российской деструктивности и склонности к рабству, которые оказались тут же в большевизме. Альтернативу и освобождение для Украины он видел во всеобьемлющем отходе украинцев, как нации, от российских цивилизационных основ российской культуры и ментальности. Это Д. Донцов показал в своей программной работе «Основания украинской политики» (1921), которая сформировала идеологические параметры украинского волевого национализма междувоенной поры. В 1920-1930-е гг., работая во Львове как редактор влиятельного журнала «Литературно-научный вестник», Д. Донцов воспитал целую плеяду интеллектуалов и художников (Есть. Маланюк, Ю. Липа, Л. Мосендз, Г. Бжеский (Г. Млиновецький), А. Ольжич, Д. Виконська. Самчук и др.), которые в разных аспектах и разных формах проанализировали Россию и русскую культуру, объясняли ее состав сущности.

К сожалению, эта идейная традиция из-за чрезмерных влияний либералов в украинской культуре как в эмиграции, так и в Украине после 1990 года, была прервана. Исключением стали лишь труды ученика Д. Донцова кубанця Павла Штепы, который написал две основательные студии: «Московство» и «Украинец и москвин» – сегодня переизданы дрогобычским издательством «Возрождение». Также по дрогобычской инициативе Научно-идеологического центра им. Д.Донцова в 2011 г. была переиздана краткая, но концептуальная и вместительная студия Д. Донцова «Дух России», переведенная с немецкого языка (1961).

Если бы и в Европе, и в Украине традиции углубленного анализа и понимания России не были разрушены, забыты, а порой даже высмеяны, например, со стороны украинских либералов, которые выдумали даже пренебрежительное определение «донцовщина», то нынешней трагедии на Донбассе, возможно, и не было бы, нация оказалась бы готовой к противоборству с жадной Евразией.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*