Главная » Новости » Германия: уровень преступности падает, страх растет

Германия: уровень преступности падает, страх растет

7332

Германия — одна из самых безопасных стран мира. Это подтверждают и свежие данные уголовной статистики. Несмотря на это, многие люди не чувствуют себя в безопасности. Почему это так?

Преступность в Германии

Преступность в Германии

Раньше, когда немецкий министр внутренних дел обнародовал полицейскую статистику об уровне преступности, это мало кого интересовало. После кризиса с беженцами все иначе. К выступлению Горста Зеегофера (Horst Seehofer) во вторник в Берлине было приковано большое внимание. Бывший премьер-министр Баварии впервые представлял статистику правонарушений, совершенных во всей Германии. На основании актуальных цифр напрашивались несколько возможных заголовков новостей: «Наибольшее падение преступности за 25 лет», «Ограбление квартир уменьшились на одну пятую» или «Резко уменьшилось число преступлений среди молодежи». Однако такие заголовки в прессе вряд ли увидишь. Потому что Германия-2018 — совсем другая страна. Потому что эмоции все чаще весят больше факты. И потому что только плохие новости имеют новостную ценность.

Когда речь идет о анализе полицейской статистики, одним из самых известных и авторитетных экспертов является Кристиан Пфайффер (Christian Pfeiffer). Он был директором исследовательского института криминологии Нижней Саксонии и в свое время министром юстиции этой федеральной земли. Есть ли у него ответ на вопрос, почему немцы чувствуют себя в опасности, несмотря на то, что количество преступлений в 2017 году по сравнению с предыдущим годом, уменьшилась на целых десять процентов до 5,76 миллионов?

«СМИ усиливают ощущение опасности»

Конечно, это медийный феномен — «Только плохие новости — хорошие новости», говорит Кристиан Пфайффер. Кроме того, он советует обратить внимание на то, что показывают телеканалы: «Это же безумие. Ни одного вечера не обходится без криминальных сериалов. Нас переполняют смертями и убийствами.» Итак эксперта не удивляет, что чувство безопасности у людей нарушено — хотя как раз уровень преступности за прошлый год сильно уменьшился.

Одно — это СМИ, второе — эмоции. «Мы в Германии чувствуем опасность, поскольку в стране стало так много чужого. Частично утратилось чувство родины, защищенности», — констатирует Пфайффер. Сейчас Германия, по его словам, переживает то, с чем сталкивается любая миграционная страна, когда вдруг приезжает много иммигрантов. «Период страха, поскольку за тысячи лет люди приучились к тому, что иностранцы могут представлять опасность», — объясняет эксперт. Чувство опасности особенно сильное у жителей больших городов, где доля иммигрантов за последние годы ощутимо возросла. И это не из-за роста преступности, а через «ощущение потери родины».

Признанных беженцев в статистике относят к иммигрантам

Общественность теперь особенно придирчива к иностранцам, то есть к иммигрантам, в полицейской статистике. Впрочем, сравнить ситуацию с предыдущими годами довольно сложно, ведь к иммигрантам стали причислять и тех, кому официально присвоен статус беженцев. Кроме того, в эту же уголовную статистику в отношении иммигрантов попадают те, кто только подал ходатайство о предоставлении статуса беженца, или те, кому отказали, но дали отсрочку от депортации. В той же статистике — и лица, находящиеся в Германии без разрешения, и «контингентные беженцы» — те, кого Германия приняла согласно международных гуманитарных программ.

Мигрантов действительно непропорционально много среди подозреваемых в совершении правонарушений, в частности карманных краж, изнасилований и других преступлений на сексуальной почве, опасных и тяжелых телесных повреждений, грабежей и квартирных краж. Но Пфайффер отмечает, что «риск у чужака, что на него заявят в полицию, в два раза выше, чем у немца».

Проблема молодых людей — еще до кризиса беженцев

Очень важный аспект — возраст и пол подозреваемых. «Молодые мужчины в возрасте от 14 до 30 были главной проблемной категорией еще в 2014 году, то есть еще до кризиса беженцев. Среди всех подозреваемых они составляют около половины, хотя в совокупном населении Германии их доля лишь 9 процентов», — говорит эксперт. И добавляет, что среди беженцев, которые бежали от войны, каждый четвертый — молодой человек, а среди выходцев из Северной Африки — даже каждый второй. Это преимущественно люди, которые не имеют перспектив остаться в Германии и чьи жены остались на родине. Как отмечает криминалист, отсутствие жен очень сказывается — ведь они способствуют тому, чтобы все решалось мирно, а когда их нет, то мачо-культура расцветает сильнее.

Возможно, тогда проблему преступности решил бы разрешение на воссоединение семьи? С одной стороны, так, говорит Пфайффер, но он также может понять немецкое правительство: «Германия просто видит предел своих возможностей в социальном обеспечении иммигрантов. Это я вполне понимаю.»

Куда меньше понимания у Кристиана Пфайффера к курсу жесткой политики экономии министра финансов Олафа Шольца. По мнению эксперта, гораздо полезнее было бы следовать плану министерства экономического сотрудничества и развития, чтобы немецкие фирмам по государственной финансовой поддержке могли создавать рабочие места в странах, откуда едут беженцы. Это бы открыло людям перспективы в их странах, а заодно помогло бы криминальной статистике в Германии, убежден Пфайффер.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*