Главная » Наука и техника » Виртуальная армия Президента: 3000 ботов за $3000000 в год

Виртуальная армия Президента: 3000 ботов за $3000000 в год

5419

Недавно Президент Украины провел «тайную» встречу с 18-ю украинскими блогерами. Сразу по окончании беседы ее участники слили в сеть много «инсайда», а самый наглый из фейсбукеров Мирослав Олешко и вообще – выложил панибратскую фотографию с самим Порошенко, чем спровоцировал шумную ссору со своими же коллегами. Последние решили не особо церемониться с Олешко и рассказали всему миру о 154 аккаунтах, с которых порохоботит этот-вот нахал.

Порохоботы

Порохоботы

Еще один из участников встречи Игорь Бигдан дописался до того, что обозвал Порошенко и всю его армию порохоботов «бессребрениками»: «Я давно пытался понять, а почему, собственно, Порошенко не хочет нанять на работу тех, кто все это время тянет на себе защиту информпространства? Вот теперь, кажется, понял: потому что он такой же. Он безмерно уважает то, что мы делаем, что мы жертвуем на борьбу время, деньги и силы, но он делает то же самое».

Тут и возникает вопрос: насколько эффективны старания порохоботов, если они столь же «идейные», как и их президент? Насколько велика эта армия и как вообще она работает? Об этом и другом наш корреспондент спросил у известных политтехнологов – Тараса Загороднего, Александра Кочеткова и Сергея Гайдая.

Как сформировалась «армия порохоботов»?

Александр Кочетков: Вспомните 2014-й. Мы полностью проигрывали информационную войну Российской Федерации. А в это время некоторые наши корреспонденты в соцсетях выступали очень креативно и удачно. Однако они не были едины, их было слишком мало… Поэтому надо было создавать структуру, которая бы противостояла информационной агрессии врага. Именно поэтому много украинских политтехнологов, и я в том числе, предлагали Администрации Президента взяться за разработку такой структуры. Наши предложения были услышаны. Так возникли 3 группировка борьбы с информационной агрессией, которые теперь мы называем «порохоботами».

Что это за «три группировки»?

Александр Кочетков: Первая группировка возникла при АП при поддержке тогдашнего главы Бориса Ложкина. Это была группа известных политических экспертов, которые часто выступали в СМИ. Их приглашали на совещания, они ездили с Президентом по стране и за границу. Они продуцировали «правильные» тексты самостоятельно. Вторая группировка возникла при «МинСтец» (Министерство информационной политики Украины под руководством Юрия Стеца). Это были известные блогеры со многими подписчиками, которые распространяли тексты, продуцировали те умные эксперты при АП. Третья группа возникла за счет так называемого волонтерского десанта при Минобороне. Эти волонтеры начали налаживать с Министерством связи, договаривались о поставках оружия и формы и взяли на себя информационное сопровождение военных дел. Часть собранных волонтерами средств тогда тратили на организацию работы этих волонтерских блогеров, которые были склонными к освещению вооруженных тем. И именно эти блогеры, к слову, были наиболее представлены на последнем совещании у Порошенко (9 марта). Все эти три группы создавали якобы для отпора информационной агрессии со стороны РФ, но за очень небольшой промежуток времени их превратили в структуры, которые информационно поддерживают власть и лично Порошенко. Несмотря на то они выискивают успехи и победы там, где их и близко нет. Зато члены этой среды, которые были хоть немного рационально настроенными, отсеялись.

Насколько эффективно «порохоботство»?

Тарас Загородний: Я бы поделил порохоботов на два типа. Первый, такие как Олешко, например, тупо порохоботят в стиле комсомольской пропаганды. Эффективность здесь нулевая, потому что люди видят, что происходит в стране на самом деле, и просто не верят в ту пропаганду. А есть такие, что порохоботят наполовину. Они признают часть ошибок власти и подают 50% правдивой информации, чем и завоевывают доверие читателей и зрителей. Эти интересные, их по крайней мере слушают. Есть инкорпорированные во власть порохоботы, которые имеют большое количество подписчиков в соцсети. Самый яркий пример – Бирюков. Он был активным волонтером, теперь является советником Министра обороны и Президента. Он имеет доступ к эксклюзивной информации и может достаточно интересно подать ее, «правильно» повлияв на аудиторию. Некоторые порохоботы скрывают свою деятельность. Например, некто Фурса порохоботит осторожно. Больше Гонтарєву заступается, которая имеет очень сомнительные достижения в банковской системе.

Есть порохоботы, которые вообще работают под псевдонимами. Вот они просто переделают выданные методички на свой вкус, чтобы не было видно, что все штампуется. Конечно, что здесь эффективность очень небольшая. В принципе, деятельность порохоботов в сети не надо переоценивать. Как и любой пиар, порохоботство работает только тогда, когда есть что показывать и о чем говорить. Если же месседжи, которые проходят через эту «армию», не соответствуют действительности, когда желаемое представляют за действительное – эффективность совсем небольшая. В 2014-2015 году, скажем, это работало очень хорошо. Ведь тогда было большое доверие и к власти, и до самых этих спикеров. Сегодня рейтинг власти упал до максимум 10%, соответственно, и эффективность порохоботства сразу упала. Пользователи соцсетей имеют критическое мышление, пользуются различными источниками информации, поэтому крики об украинском «благосостояние» просто тонут в море критики. Их эффективность еще может вырасти, но только в случае, когда реальность совпадет с тем, о чем они говорят.

Сколько «бойцов» в этой «армии» и какое вознаграждение они получают?

Тарас Загородний: Посчитать количество трудно, ведь большинство «бойцов» работают через несколько аккаунтов. Точно могу сказать, что их не меньше чем 2-3 тысячи. Управляет ими специальный «креативный центр». Обычно это 2-3 человека, которые продуцируют идеи, решают, как реагировать на кризисные ситуации, как это распространять, как интерпретировать, куда распространить, кого полайкати, кого репостнути, на что обратить внимание. Зарплата такого топового порохобота может достигать нескольких тысяч долларов в месяц.

Александр Кочетков: Активных порохоботов — примерно три сотни. Тех, которые время от времени прибавляются — до 3000. А продуцируют тексты где-то 30 человек. Волонтерские блогеры координируются, в первую очередь, советником Порошенко Юрием Бирюковым. Те, что тяготеют к АП, курируемые Олегом Медведевым. А в Мининформ этим занимается сам Стец. Почти никто из порохоботов, кроме первой группы «умных» экспертов, не имеет официальных контрактов. Здесь все идет с карты на карту или в конвертах — вот вам и яркий пример теневой экономики, с которой власть обещает бороться. Стоит эта деятельность примерно 1-2 миллиона долларов в год. Хотя списывают из кармана, вероятно, в разы больше.

Для чего было организовано совещание у Порошенко 9 марта?

Александр Кочетков: Каждая власть издавна стремится к тому, чтобы окружать себя философами, музыкантами, поэтами, которые поют что-то приятное. Советская власть так делала, и эта так делает. Это комплиментарна среду. На встрече с Президентом мы увидели, что ему не так важно услышать умные вещи, сколько важно услышать, какой он «большой успешный спаситель Украины», и увидеть восторженные глаза.

Сергей Гайдай: Как на меня, это неэффективное использование ресурсов, которые дали бы возможность получить реальный результат. Если бы Президент действительно хотел эффективного диалога с обществом, то начинал бы не с таких вот диалогов, а из действий и вызовов, которые хочет общество. Именно Президент в этой системе был бы величайшим ньюзмейкером, чем все порохоботи, которых он нанимает. Зато эта «закрытая» встреча президента вызвала кучу вопросов. Если Президент предлагает встретиться блогерам, то какой смысл в закрытости? Блогеры — это открытое гражданское общество, это встреча мыслей.

Второе. Что это за «закрытая» встреча, если мы видим все 18 калькированных отчетов с облизыванием Президента с ног до головы. В чем секреты? Какие у него могут быть секреты для блогеров? А если не секреты, то почему встреча не открыта? Почему сам Презимдент не может обществу напрямую сказать об этом?

И третье: если ты зовешь к себе 18 лояльных людей (других там не терпят), то зачем звать публично? Мне кажется, что полезнее было позвать критиков. Вот ответив им на неудобные вопросы, Президент получил бы шанс вернуть лояльность большой части украинцев.

Все это очень плохо, неэффективно и неинтересно выглядит. Там нет вообще смысла. Есть Президент, который находится в коррупционном процессе и являются частью большой украинской коррупционной машины. А все остальное — попытка исправить эту ситуацию коммуникационными процессами. Они считают, будто можно исправить реальную ситуацию виртуальными разговорами. Это большая ошибка Президента. Начинать надо с того, чтобы менять что-то для общества. А как ты можешь что-то изменить, если ты – главный коррупционер страны?

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*