Кризис Междуморья, или геополитическое перепутье Средне-Восточной Европы

События 2-й половины 2017 и вилка 2018 года, кажется, полностью перечеркнули одну большую геополитическую идею: консолидации стран между Балтийским и Черным морем и созданния в этом пространстве определенной геополитической, даже цивилизационной альтернативы идеи объединения Восточной и Средней Европы под полным доминированием России, что мы видели в период от 1945 до 1990 г. под вид блока государств «социалистического лагеря» и «Варшавского договора». Агрессивное поведение политического руководства Польши, Венгрии, в меньшей мере Румынии, Словакии, относительно Украины, украинской исторической и образовательно-культурной политики, резкие заявления, официальные и неофициальные, касательно украинского национализма — этим был нанесен существенный удар процессам международной солидарности, сотрудничества в макрорегионе Междуморья. Резкие заявления со стороны Польши прозвучали и в адрес Литвы, в которой якобы в духе «агрессивного национализма» находятся польские жители этого государства.

«Идея сближения в первую очередь Польши С Литвой, Беларусью и Украиной активно развивалась после 1945 г. в польской Политической мысли эмигрантов»

Напомним, что идея сближения в первую очередь Польши С Литвой, Беларусью и Украиной активно развивалась после 1945 г. в польской Политической мысл эмиграции под эгидой знаменитого польского журнала «Культура» под редакцией авторитетного Ежи Гедройца. Ее центральным тезисом было утверждение того, что без стратегического понимания между этими странами, прежде всего — между их элитами, невозможно будет преодолеть злую память об исторических конфликтах между этими четырьмя народами, которые суммарно представляют собой огромное геополитическое пространство, который решительно влияет на геостратегию всей средне-Восточной Европы. Именно ЭТИ польские интеллектуалы (Ю.Мерошевський, В.Бончковський, Ю.Лободовський и др.) кардинально повлияли на политическое мышление своего Общества и дали Ему четкое понимание — без исторического примирения с Литвой, Беларусью, Украиной, без Признание их прав на полноценное государственное самоопределения Польша не получит полной независимости, не избавится геополитических угроз со стороны России (тогда СССР). Эта концепция мышления повлияла и на элиты Литвы, Беларуси и Украины в посткоммунистический период (1990-2000-е гг.) и позволила создать удивительно подходящие международные условия в макрорегионе Средне-Восточной Европы, позволила «запустить» широкие процессы межгосударственного сотрудничества, инициатив, культурных взаимодействий.

В 2015-. появилась еще одна широкая геополитична инициатива, стимульована прежде всего Польшей и Хорватией, которая получила условное название «Союз Триморья» и означавшее вилки сближены между краинами Средне-Восточной Европы с охватом региона Балкан, то есть к сотрудничеству залучалися еще Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина, Сербия, Албания, Болгария, Македония, Румыния, с участием Венгрии, Чехии, Словакии, Литвы, Латвии и Эстонии. К сожалению, геополитична пасивнисть сегодняшней украинской власти, несмотря на официальные приглашения, не позволила долучитися Нашему государству к инициативе «Союз Триморья».

Итак, эти тенденции продемонстрировали желание Всего макрорегиона Средне-Восточной Европы Сохранить свою цивилизацийну уникальность (хотя об этом Официально не говоря ясно), посилити свое геостратегическое значение, мобилизуватися и взаимодействовать против возможен разных форм экспансии со стороны России (хотя об этом тоже не говоря Официально ). Очевидно, что это были Положительные процессы.

«С невероятной легкостью, особенно в Польше и Венгрии, политики витягнули С закоулков« старое оружие »: великодержавницьки, экспансивного планы, шовинистичну нетерпимисть, манипуляторства историчними фактами»

Теперь оказалось, что эти процессы не имели глубоких основ в сферах политической теории, геополитических видений, культурных представлений, ментальных установок большинства среднеевропейских обществ. С невероятной легкостью, особенно в Польше и Венгрии, политики извлекли из закоулков «старое оружие»: великодержавные, экспансивные планы, шовинистическую нетерпимость, манипуляторства историческими фактами, пропагандивно-психологические стереотипы (вроде «украинцы — резуны», «бандеровцы — помощники нацистов »,« украинские националисты — антисемиты »и т. д.). Разумеется, и об этом уже много сказано в украинских СМИ, все эти интенции к конфликтам с Украиной инспирированы Россией и за российские деньги.

Последний факт: и поджигатели венгерского культурного центра в Ужгороде, и соорганизатор антирумынскую акций в школах Буковины оказались завербованными Россией агентами. Однако остается открытым вопрос: насколько готовы политические элиты стран Средне-Восточной Европы в системной геополитической взаимодействия? Насколько народы этого макрорегиона морально и идеологически готовы к действиям взаимной солидарности перед имперско-деструктивными вызовами со стороны России? Какими могут быть перспективные шаги к усилению и углублению процессов геостратегической консолидации государств Средне-Восточной Европы?

Чтобы ответить на эти вопросы, нужно хоть немного узнать историю этой геополитической проблемы. Поэтому напомним несколько исторических фактов и теоретических установок. Пространство Средне-Восточной Европы объективно, то есть по своим географическим особенностям, демографическим потенциалом, духовно-культурными интенциями, предусматривал зарождения здесь значимых этно-цивилизационных и политико-государственных образований, которыми последовательно стали Русь с центром в Киеве, Венгерское королевство, Речь Посполитая , болгарский и сербский царства. Все эти государства и культуры строились как такие, что стремилы охватывать новые и новые регионы (для Руси это стало проблемой-вызовом, с которым она не смогла справиться, присоединив регионы, которые оказались ей ментально и социально чуждыми, как Суздаль-Владимирская Русь — более поздняя Московия), они творили наднациональные идеологии, многоцветные художественные и религиозные тенденции. Все эти потенциальные империи стремились быть в периоды своего пикового подъема гегемонами для всего макрорегиона Средне-Восточной Европы, но в какой-то исторический момент надрывались в этих усилиях и упадок. Каждая из этих государств пережила период своего подъема продолжительностью примерно от 200 до 400 лет, после чего начинался процесс дробления и упадка ее. Поэтому макрорегион Средне-Восточной Европы стал перманентно нестабильным. И в этом была его главная проблема, которая не позволила укрепиться ему в цивилизационном и геостратегическом планах: стать яркой, самобытной отменой европейского духа и социальности, играть ведущую роль в геополитических процессах всего континента.

Закономерно, что сильнее, имперские соседи Средне-Восточной Европы — Османская империя, Австрия, Пруссия (Германия) и Россия — воспользовались с геополитической несконденсованости ее и растерзали, покорили этот геопространство до конца XVIII века. полностью. Закономерно, что все эти завоеватели тех пор же начали распускать исторические мифы (на самом деле, антиисторические мифы) о «неважности», «отсталость», «вечную поруйнованисть» Средне-Восточной Европы (см. Об этом в кн .: Ларри Вульф. Изобретение Восточной Европы . — К .: Критика, 2010).

Были и цивилизационные причины, по которым Западная Европа опередила Средне-Восточную, начиная от XIII в .: особенно быстрое развитие западных городов, университетов, правового сознания, национального сознания, культура готики и затем Ренессанса, которые суммарно мобилизовали и повлияла на динамику западные общества и государства. В Средне-Восточной Европе эти процессы были медленными, и поэтому она проиграла историческую конкуренцию, поэтому от ХV в. — начало массового обучения в западных университетах студентов с востока — она ​​постоянно догоняла Западную Европу, последовала ее модели цивилизационного развития.

Наступление на Средне-Восточную Европу Османской империи и России имел несколько иной смысл и характер: это было наступление разрушения, деспотии, тормозных форм и методов управления. Поэтому те страны и регионы, которые оказались под их властью, стали больше закостенелыми, разрушенными, потеряли свои цивилизационные и культурные особенности. Так сформировались как бы два лица Средне-Восточной Европы: прозападное, католическо-протестантское, больше открыто, этнически и культурно выразительное, и восточное — православное, смутное, притьмарене, бесформенное, обозначенное процессами этнической ассимиляции и культурной деградации. Первое лицо Средне-Восточной Европы представляют такие страны, как Словения, Хорватия, Чехия, Польша, Словакия, Венгрия, Литва, Латвия, Эстония; второе — Албания, Босния, Болгария, Македония, Украина, Беларусь; где-то посередине между ними стоят Сербия и Румыния с Молдавией, которым пришлось пережить мощных воздействий — завоеваний и с Запада, и с Востока.

В то же время Средне-Восточная Европа была тем географическим пространством, обладание которым делало все ее империи на сверхзначимыми государства. Такими последовательно были Византийская империя, Речь Посполитая, Австрийская империя, Россия; за это пространство особенно соревновалась в 1-й и 2-й Мировых войнах Германия, но катастрофически проиграла оба раза. Именно анализируя эти исторические процессы, знаменитый английский теоретик геополитики Х. Дж. Маккиндер (1861-1947) еще в 1904 году. В работе «Географическая ось истории» вывел формулу: «Тот, кто контролирует Восточную Европу, доминирует над heartlendьом; тот, кто доминирует над heartlendьом, доминирует над Мировым Островом; тот, кто доминирует над Мировым Островом, доминирует над миром ». Уточним, что heartlendьом он называл центральную часть Евразии — пространство от Волги до Сибири; Мировым Островом — самую Евразию. Как яркий пример попытки такого доминирования над миром геополитик считал монгольскую империю Чингисхана и его преемников. Собственно, то, что монголы недозавоювалы Средне-Восточную Европу, привело к разлома их империи.

Стоит напомнить, что украинские ведущие политики и теоретики геополитики осознавали важность консолидации Средне-Восточной Европы. Уже в сутки УНР существовал план проведения совместной международной конференции народов и государств этого макрорегиона, но через военные события ему не суждено было сбыться. Идеолог украинского волевого национализма Дмитрий Донцов (1883-1973) еще перед 1-й мировой войной заговорил о необходимости формирования блока государств против империализма России, а в работе «Основания нашей политики» (1921) он вывел эту мысль в императив геополитической стратегии для будущего Украины . В дальнейшем ОУН и ее теоретики ставили главным условием возникновения украинского государства творения геополитического стены из стран Средне-Восточной Европы перед угрозами со стороны Евразии.

«Украина как самая сегодня государство Средне-Восточной Европы несет главную ответственность за геополитическое развитие этого макрорегиона»

Все выше сказанное говорит о том, что для современной Украины проблема консолидации Средне-Восточной Европы является архиважной. Поэтому вся касательная проблематика этой темы должно рассматриваться нами как подрядная, такая, которую надо решать в пользу этой высокой цели. Геополитические законы и расклад сил на материке Евразия складываются так, что пространство Средне-Восточной Европы, его гармоничная, взвешенная структурированность является залогом стабильности для всей Евразии, а, как вывел Х. Дж. Маккиндер, для всего мира, потому что создание в Евразии какой сверхмощной государства (на эту роль сегодня претендуют Россия и Китай) приведет к дестабилизации планетарной геополитики. Политические элиты, которые не понимают этого, являются обычными деструкторами международной политики.

Украина как самая сегодня государство Средне-Восточной Европы несет главную ответственность за геополитическое развитие этого макрорегиона. Современная украинская власть, занимающая в международном измерении приспособленческой, сверхосторожного и даже пораженческую позицию, обрекает на геополитическую поражение не только свое государство, но и целый макрорегион Средне-Восточной Европы. Вся внутренняя политика Украины должна строиться на основе осознания своего геополитического призвание, то есть будущая Украина имеет моделироваться как милитарно сверхмощная, информационно и интеллектуально влиятельная, сверхактивная морская держава с соответствующей экономикой и инфраструктурой коммуникаций и торговли.

Сейчас на волне всеевропейской кризиса либерализма к власти в Польше и Венгрии, а также Словакии и Чехии частично или полностью пришли неоконсервативные политические силы. В условиях военных гарантий со стороны НАТО и экономических гарантий со стороны ЕС они легко перешли в состояние моральной безответственности, оказались в хитросплетенных сетях российской международной игры. Это и повело их к демонстративно имперских жестов и заявлений, к агрессивности и цинизма (чего стоят разве вызывающие публичные заявления чешского президента М.Земана!) По Украине. Однако в этой ситуации Украина не должна занимать сугубо оборонительную позицию в дипломатическом плане, то есть пробовать только отвергать венгерско-польские обвинения на международном уровне, а наоборот, должна перейти в стратегическое контрнаступление, который формировался бы в плоскости новых геополитических инициатив для Средне-Восточной Европы .

Украина очень нужно выйти из образа «бедного соседа-просителя» перед ЕС, к которому, разумеется, все относятся пренебрежительно. Ответом на венгерско-польской агрессивность должны стать новые широкие инициативы разного содержания в пространстве Междуморья — хозяйственные, торговые, образовательные, культурные, военно-стратегические, инновационные. Например, стоило бы предложить свой план участия экономик макрорегиона Междуморья в торговых процессах Евразии, свой план безопасности в зоне Черного моря, который бы учитывая войну в Донбассе и оккупации Россией Крыма был весьма актуальным, свой план сотрудничества университетов Средне-Восточной Европы для противодействия нивеляторським процессам в сфере культуры и интеллектуальной жизни за интенциями глобализма и космополитизма и т. д. Активная Украины, наступательная, со своей твердой позицией непременно изменит отношение соседей к ней.

«Эффективной могла бы быть комплексная система действий в поддержку национализмов народов Кавказа, региона, который является своеобразной« пороховой бочкой »для России»

Есть и другая сторона поставленной геополитической проблемы. Страны Средне-Восточной Европы в нынешней ситуации, когда Россия прибегает к различным формам политической, экономической, информационной, дипломатической, диверсионной экспансии по ним — подкупы политиков, газово-нефтяные петли, кибератаки, дерзкие хитрости и откровенная ложь, организация межнациональных конфликтов — должны не входить в состояние глухой обороны, а наоборот, производить свои планы контрнаступлений. И здесь Украина должна стать лидером, главным промотором этих интенций. Не надо только надеяться на экономические и политические санкции со стороны США и ЕС, надо создавать и стимулировать те международные инициативы, которые бы формировали зоны дискомфорта для самой Российской Федерации, для ее внутренней политике, информационным стратегий, геополитических тактик.

Например, которой эффективной могла бы быть комплексная система действий в поддержку национализмов народов Кавказа, региона, который является своеобразной «пороховой бочкой» для России. Ведь вполне небольших затрат требует создания специальных информационных интернет-сайтов, телеканалов главными языках народов Кавказа, которые ежедневно подавали информацию о проблематике национально-освободительной борьбы кавказских народов, сохранения и развития их культуры, их религиозно-конфессиональной самобытности, объясняли преступную роль России в их истории и т. д.

Или насколько важными и нужными были бы возможны геополитические инициативы Украины в пространстве Центральной Азии, вдоль гигантской полосы тюркоязычных народов — от Турции до Уйґурии (Восточного Туркестана) и автономной республики Тува в РФ, с охватом таких стратегически значимых государств, как Казахстан и Узбекистан. И именно Украина должна предлагать этим государствам и народам широкую экономическую и торговую сотрудничество, совместные военно-политические планы, культурные проекты. Ведь украинцы с самого начала своего зарождения как нации (V-Х вв.) Спивдиялы с тюркским миром (гунны, авары, хазары, печенеги, половцы, берендеи и др.), Тюркоязычный народ — крымские татары — живет сегодня в составе Украины, элементы тюркских языков, культур, исторических традиций вошли в сознание украинской нации.

Геополитическое розворушення этого огромного пространства, несколько застрял в истории через автократические части формы правления в большинстве этих государств, должно стать геостратегическим вызовом для России, в составе которой проживает до 20 млн. Тюрков (татары, башкиры, чуваши, карачаевцы, якуты, тувинцы , хакасци и др.). Пробуждение их национальной идентичности, которая часто страдает от различных форм ассимиляции, выявление геополитической значимости тюркского пространства (он мог бы стать альтернативой не только для России, но и Китае и Индии), цивилизационная модернизация его — это те геостратегические инициативы, которые могла стимулировать Украины и включать в них другие государства Средне-Восточной Европы.

В общем тюркоязычные народы насчитывают около 180 млн. — это больше, чем население России. Безусловно, что в этом деле нужна надежная дипломатическое сотрудничество прежде всего с Турцией и США как крупнейшими геополитическими игроками в этом макрорегионе, нужен дипломатический прорыв в отношениях с ними для создания мощной геополитической альтернативы в Евразии и России, и Китаю. Об этом, кстати, четко писал З.Бжезинский еще в своей «Великой шахматной доске», подобные начертания были и в трудах идеологов украинского волевого национализма, например, в «Военной доктрине» (1938) оуновца М.Колодзинського. Зато, видим ли мы такую ​​активизацию в международной политике современной Украины? Сколько раз посетили, скажем, Казахстан или Узбекистан, украинский Президент, премьер-министры, министр иностранных дел etc.? Почти все стоит у нас на отметке «0».

«Украинские политические элиты должны воспитываться и формироваться в сознании ведущей роли Украины в зоне Средне-Восточной Европы, а не в сознании мелких нуворишей»

Теперь попробуем вывести геополитические аксиомы для Украины о пространстве Междуморья, или объемнее — Средне-Восточной Европы.

1. Средне-Восточная Европа является геополитической зоной особого стратегического значения для стабильности всей Евразии и мира. Любые деструктивные действия в ней — провоцирование межнациональных конфликтов, развитие имперских тенденций, экономическое зависимость макрорегиона — обязательно поведут к его ослаблению, к общей дестабилизации на планете.

2. Политические элиты Средне-Восточной Европы должны осознавать эту геополитическую миссию макрорегиона и своими действиями отвечать ей, обогащать и развивать ее. Иначе они будут превращаться в контрэлиты. Поэтому настоятельно нужными есть специальные международные конференции — политиков, культурологов, инноваторов-ученых, хозяйственников — по проблемам развития и подъема макрорегиона, стимулирование в нем новых конструктивных тенденций.

3. Геополитическая идея консолидации государств Средне-Восточной Европы является надвременную, имеет глобальное значение и она должна быть геостратегическим императивом для каждой украинской власти. На все вызовы в зоне Средне-Восточной Европы Украина должна соответствовать конструктивными инициативами, новыми проектами, точными стратегемы, которые должны нейтрализовать деструктивные действия ослепленных шовинизмом и продажных контрэлит, как это сегодня со стороны Польши и Венгрии. Прежде всего имеет увиразнитися роль Украины как ведущей державы макрорегиона в военном плане, что единственная может обеспечить стабильность геопространства Черноморья. Соответствующей должна быть и внутренняя политика государства по воспитанию милитарно-лидерской сознания украинского общества.

4. Украинские политические элиты должны воспитываться и формироваться в сознании ведущей роли Украины в зоне Средне-Восточной Европы, а не в сознании мелких нуворишей, коньюнктурникив, примитивных пацифистов и компрадорианцив, как это сегодня. Поэтому неотложными являются систематические научно-идеологические, информационно-пропагандистские проекты по выработке методик, ценностных, фактологических, духовно-культурных основ для формирования новой среднеевропейской идентичности украинства, что должно включать проведение научных конференций по названной проблематике, организации специальных книжных изданий, интернет-сайтов , журналов и т. д.

5. Украина находится на цивилизационном разломе между Средней и Восточной Европой (когда под «Востоком» понимать специфическую российскую цивилизацию), между миром католицизма и православия, глобальное — между Европой и Азией. Решающим залогом ее сохранения, укрепления и возможной наступательности есть полноценная, разносторонняя и широкая интеграция в Среднюю Европу как цивилизационный феномен. Альтернативы нет. Или укрепится Средняя Европа, или она станет жертвой новых экспансий со стороны Евразии (России).

Интересные новости

Выбираем отели на Шри-Ланке для отдыха с детьми

Admin

Венгерские флаги на Закарпатье: срывать нельзя оставить

fttc-editor

День Содружества 2016: Королева призвала доминионы и колонии вернуться под крыло Британии

fttc-editor

Оставить комментарий