Главная » Новости » Не 4, не 7 и даже не 15 млн: Почему мы преуменьшаем количество жертв Голодомора?

Не 4, не 7 и даже не 15 млн: Почему мы преуменьшаем количество жертв Голодомора?

12616

«Это был искусственный голод в Украине в 1932-1933 годах, организованный тоталитарным режимом Сталина, который привел к гибели от 7 до 10 млн украинцев», — цитата из выступления Президента Украины на семьдесят второй сессии Генеральной ассамблеи ООН в сентябре 2017 года. «Потери населения Украины из-за смертности во время Голодомора в 1930-х годах составляют 3,9 млн человек», — заявление Института демографии и социальных исследований имени М. В. Птухи НАН Украины за ноябрь 2017 года. Разница между количеством жертв — не менее 3 миллионов человек.

Несколько месяцев назад украинский Институт демографии заявил о завершении подсчетов потерь Украины во время Голодомора 1930-х годов. По их данным, количество жертв советского геноцида в Украине остановилось на отметке 3,9 млн человек. Предположение исследователей, которые указывали на 7-10, а то и 12 млн, в Институте демографии назвали завышенными и необоснованными.

Зато исследователи из ВОО «Мемориал» имени Василия Стуса и Национального музея «Мемориал жертв Голодомора» выводы демографов назвали провокацией, обвинили Институт демографии в нежелании доискаться истины и заявили о намерении выяснять правду с участием властных структур.

Почему же исследователи ставят под сомнение выводы Института демографии, в чем суть конфликта и будет ли он продолжение — выясняем в разговоре с профессиональной исследовательницей Голодомора, главным хранителем фондов Национального музея «Мемориал жертв Голодомора» Ниной Лапчинская и первым заместителем председателя ВОО «Мемориал» имени Василия Стуса Богданом Моркляник.

Ранее ВОО «Мемориал» заявила о необходимости привлечения к подсчету количества жертв Голодомора украинских государственных структур. Это заявление уже реализована?

Богдан Моркляник:

Да. На начало мая мы готовим конференцию на эту тему, а сейчас обратились к премьеру, Президенту и Верховной Раде с предложением создать специальную комиссию, которая должна установить предпосылки, причины и последствия Голодомора. А еще дать оценку потерь: мы должны знать, сколько человек получили прямых потерь, то есть были непосредственно убиты голодом, сколько потерь было из-за спада рождаемости. И самое важное — следует подсчитать, сколько человек пострадали от голода.

Человек мог пережить голод и остаться в живых. Вы же понимаете, что люди ели в то время, то представьте и психические травмы, которые они тогда получили. Геноцид Шоа в годы Второй мировой имеет и убитых, и потерпевших, поэтому мы бы хотели тоже ввести понятие «пострадавший от Голодомора».

Но документы для всех одинаковые, в чем тогда суть конфликта?

Богдан Моркляник:

Проблема в том, что наши демографы берут за основу переписи 1926 и 1937 годов. Причем последний был засекречен вплоть до развала СССР. А всех, кто его делал, расстреляли. Вот согласно расчетам по тем переписями получается, что за три года (с 1934 г.) от Голодомора в Украине умерло 3942000 человек.

Когда Сталин говорил, что в советско-германской войне было 8 млн жертв со стороны СССР, затем говорил о 12, затем в 80-х Брежнев заявил 20 1988 сказали 28, а современная оценка перевалило за 30. Ничего же не изменилось, архивы были те же. Но в то все всегда вплеталась политическая целесообразность.

«Демографов, которые подали Сталину не до конца сфальсифицированную перепись, просто расстреляли»

То есть этим переписям нельзя доверять?

Нина Лапчинская:

Конечно, нет. В прошлом году профессор Владимир Сергийчук нашел документы внутренней переписки начальника статистического ведомства Украины на имя секретаря ЦК КП (б) У 1937 года. В документах говорится, что по предварительным расчетам, по результатам переписи мы должны были получить определенное количество населения, а получили на 1500000 меньше.

Там вообще очень интересная вещь: если Сталин обвинил этих переписчики в фальсификации, якобы они приуменьшили население. На самом деле они прибильшилы, но недостаточно, как для Сталина. Поэтому этот результат решили скрыть. Через два года (1939) сделали новую перепись, где снова еще более искусственно завысили численность населения и в результате те все подсчеты приводят к цифре — менее 4 млн жертв.

Для чего советские переписникы завышали количество жителей?

Нина Лапчинская:

Была задача получить примерно 35 млн человек в результате переписи. Если в 1926-м быть 27 млн ​​населения, то с приростом за каждый год за вычетом естественной смерти должно быть 35000000 на 1937 год. И вот все переписникы получили задание увеличивать количество людей. Но никто не знал общего количества, они имели задачу только на своих уровнях. А когда они увидели реальное количество, то побоялись, что их могут обвинить в фальсификациях. Поэтому они завышали, но не настолько, чтобы оно выглядело нереальным. И не досчитались в итоге к той цифры, которую им ставили. Эта цифра должна показать, что ничего не произошло, что УССР расцветает.

Беда и в том, что люди умирали — и не рождались их дети. После 1926-го были рождены сколько миллионов новых детей … они в те переписи не вошедшие и умерли в возрасте 7-8 лет, а их не было в 1926 То есть они в отправную точку вычислений не вошли.

Там вообще много нюансов. Демографы говорят, что они эти моменты учитывали, а каким образом — мы не знаем. Но почему они упорно не хотят принимать во внимание цифру, зафиксированную во многих статистических сборниках, государственных, официальных, которые публиковались, нам не понятно.

«1,5 млн человек, которые «и так бы умерли» в 1932-1934 годах, просто отбрасывают»

Во время пресс-конференции в ноябре 2017 года демографы подробно объяснили, каким образом вышли на число 3900000. Почему вы не доверяете этому результату?

Нина Лапчинская:

Во-первых, демографы отвергают естественную смертность. Вот ежегодно умирает примерно 500000 человек на всю Украину. И они эти 1500000, которые «и так умерли», просто отвергают. Они не учитывают, в каких условиях умерли те люди. Эти статистические умершие так называемой естественной смертью не умерли же в отдельных «обычных» условиях, где не было Голодомора. Их нельзя не учитывать, ибо умерли так же.

Вместе с тем, с архивных уголовных дел репрессированных мы узнали, что количеством жертв интересовались еще во время самого Голодомора. Мы нашли частные дневники лиц, у которых это зафиксировано. Есть анонимное письмо к Максиму Горькому в ответ на его передовицу в газете «Правда» о том, как хорошо стало жить в СССР в 1933-м. В этих дневниках и в этом письме речь идет как раз о 7000000, которые без войны погибли.

Были также свидетельства иностранных дипломатов, называли разные числа, но не менее 7 млн. Кто-то говорил, что к 10 млн, другие отмечали, что при таком раскладе, если ничего не сделать уже в то время (1933-го), может умереть и 15 млн человек только в Украине. Об этом писал и прямой посланник Папы Римского в 1933-м, который объездил несколько украинских областей, охваченных голодом. Эти показания он записал в отчете, направленном после своей поездки. Также немецкие и итальянские дипломаты отправляли информацию для своих правительств на основании наблюдений и общения с местными чиновниками в неформальной обстановке, где извлекали закрытую для людей информацию.

Также есть свидетельства иностранных журналистов, которые описывали ситуацию с собственными наблюдениями и указывали, какой процент украинский уже умер. Это британцы Гарет Джонс и Малкольм Маггеридж, которые один за другим ездили на охвачены голодом территории.

Политэмигрантка из Польши Дорота Федербуш где во Львове познакомилась с украинским коммунистом, который привез ее на большую Украине. Затем он умер, а она работала в газете и в польском институте. Эта женщина также вела дневник, в котором вписала у 7 млн ​​умерших вследствие политики правящей партии. Эта женщина была коммунисткой и удивлялась, почему то, что она слышала об Украине за рубежом, оказалось ложью. Для нее это был шок. В конце она погибла в лагерях.

Есть официальные документы с такими данными?

Нина Лапчинская:

Да, есть и внутренняя документация органов власти. Там различные статистические данные, которые готовили для планов стратегического развития для последующих лет. Это была внутренняя информация, которую распространяли в газетах. Мы даже количество населения на 1 января 1932 года — отправную точку, от которой можно считать.

32600000 человек насчитывали в то время различные статистические ведомства для того, чтобы разработать экономические планы. Была цифра, зафиксированная демографами за 1932 год, но она почему-то на миллион меньше — 31000000. То есть тогда они уже как-то потеряли миллион. А когда я обратила на это внимание, мне ответили: «такая проходная цифра, не обращайте внимание». Но это же целый миллион, который тянет за собой расчет количества жертв. Найдено также регистрации населения сельской местности в 1931 году, как раз накануне Голодомора.

То есть мы имеем отправные цифры, от которых можем двигаться дальше. Демографы не учитывают эти цифры и считают, что для расчетов по демографическим формулами можно брать только результаты переписей.

Когда впервые заговорили о 4 миллионах жертв?

Нина Лапчинская:

За несколько недель перед открытием в Вашингтоне Мемориала жертвам Голодомора 1932 — 1933 годов в ноябре 2015 года руководители пяти украинских научных институтов Северной Америки (Украинского научного института Гарвардского университета, Канадского института украинских студий, Научного общества имени Тараса Шевченко, Украинской свободной академии наук и Американской ассоциации украинских студий) высказали просьбу не говорить о потерях от 7 до 10000000 во время открытия, а ограничиться выводами нескольких профессоров, ствер жуют, что эта трагедия унесла меньше 4 млн жизней. Тогда они не хотели, чтобы кто-то во время открытия опровергал число, которое они объявляют, чтобы ситуация «не выглядела некрасиво». Диаспора же все это время отстаивала как минимум 10 млн жертв.

Богдан Моркляник:

Насколько мне известно, инициатором этого письма был как раз Институт демографии. Его подписали еще четверо уважаемых людей с хорошим реноме. Но я не видел из тех лиц ни одного человека, который бы сидел в архиве и тему Голодомора исследовал.

Вместе с тем, Институт национальной памяти — государственная организация, орган, который должен эти процессы контролировать, документ не подписал. Видимо, не все так просто … Если государственная организация не подписывает — это весомо.

Нина Лапчинская:

На Западе больше доверяют официальным институтам, чем отдельным ученым. Считают, что доказательства, которые приводит отдельный человек, не являются окончательными. А вот если институт это записал — это весомо. Именно поэтому эти же расчеты с количеством 3900000 жесть взяли для создания атласа Голодомора, который сделал украинский институт при Гарварде. Теперь на этом настаивают, говорят, что это окончательные подсчеты. Все ученые сходятся к тому, что серьезный ученый никогда не назовет результат точным. Как можно ставить точку, если есть куча неисследованных документов?

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*