Главная » Наука и техника » Наступает или отступает национализм в Украине?

Наступает или отступает национализм в Украине?

4939

Ответ на этот вопрос, на фоне политических тенденций не только в Украине, но и в Европе и США все больше интересует многих наших сограждан, мы ищем в беседе с известным публицистом, литературоведом, руководителем Научно-идеологического центра им. Д. Донцова, автором книг «Иван Франко и нынешнее положение нации» (1991), «Национализм и националистическое движение: история и идеи» (1994), «Рыцари духа: украинские писатели-националисты, «вісниківці» (1996) и других — Олегом Баганом.

Начну с вопроса, который люди постоянно задают друг другу: почему после Майдана 2013-2014 гг. Националисты, которые задавали тон и динамику революционным событиям, не пришли к власти?

Потому что все звенья украинского политикума и системы власти и сфера СМИ контролируются либерально-олигархическими средами. Напомню, в телекоммуникационную эпоху, в которую мы сейчас живем, все решают медиа. То есть можно не иметь реальной политической силы, но с помощью телевидения манипулировать мнением общества и направлять его туда, куда хочешь. Вспомним, как всего за месяц-два 2014 олигарха либеральные СМИ сумели демонизировать «Правый сектор» и «Свободу», которые еще недавно воспринимались как герои во время бурно-кровавого Майдана. И это общество почти единодушно проголосовало за каких-то «фриков» с БПП и «Народного фронта», на которых, очевидно, сейчас смотрит с отвращением. Это и есть закон масовистськои демократии, которая формируется на Западе с конца XIX века и главным признаком которой является господство прагматично-алчного крупного капитала и его ценностей.

Однако стоит проанализировать и более глубокие причины общего неуспеха национализма в Украине, обеспечивающие систематическое вброс общества в гражданский хаос и моральный цинизм. Эти причины делятся на объективные и субъективные. Объективные — это те, которые сформировались на протяжении нашей истории ХХ в. и определяют во многом наше настоящее. Первая — это глубокая и широкая зрусификованисть украинского социума, и не только в культурно-культурном аспекте, но и в ментальном. Сложилась ситуация, когда большинство украинский смотрит на мир российскими глазами. Понятно, что эта многомиллионная часть украинства никогда не примет национализма, будучи зашоренной в российских стереотипах. Сегодня она надежно дает 30% голосов на всех выборах откровенно антиукраинским партиям. В 1990-е гг. Она была еще больше и давала около 50% голосов. Главной составляющей протинационалистичнои настроенности большинства украинского общества запечатлена советской пропагандой мнение, что «национализм — это зло и ненависть» (в советской системе ценностей и в официальной науке национализм имел только негативную коннотацию).

Вторая причина — малороссийский, глубоко провинциальный тип мышления большинства украинский. Известные исторические события и катастрофы прошлого (длительная безгосударственность, потеря национальной элиты, массовый антиукраинский террор, Голодомор, гуманитарная катастрофа советчины и т. Д.) Привели к появлению украинского малоросса как архетипного явления. Сегодня он творит две категории: это не только русифицированных Обыватель из комедии «За двумя зайцами», это, прежде всего, профанаторы национальной идеи и культуры, вечный примитивный «просветитель» -народник, которого так ярко и всесторонне раскритиковал Д. Донцов в своем «Национализме »(1926) и который сейчас приобрел новых модификаций. Это тип человека беспозвоночной, беспринципной, бесконечно фарисейской и безвольной, никогда не проголосует за национализм в силу своего «медузового» происхождения (Хвылевой). Иными словами, в массе своей украинская нация еще очень непонятная, наивно-благодушный, бесхарактерный, пацифизм, мелкая по историческим порывами. В массе такой нации очень трудно находить кадры для эффективного национализма.

Третья объективная причина — идеологическая разрушенность украинского общества социализмом и либерализмом. В большинстве своем, несмотря на современную политику декоммунизации, украинцы остаются социалистическим обществом по своим представлениям и желаниями. То есть в основном они мыслят в параметрах материализма-практицизма, прогрессизма и интернационализма. Они не воспринимают героики, мистики, идеалистических порывов. Мы очень приземленным обществом, неспособным на что-то большое и благородное. Главными моральными идеологемами у нас стали за время советского социализма такие: как бы приспособиться (вместо как бы победить), как бы выжить (вместо как бы вияскравитися), как бы пойти на компромисс (вместо как бы утвердить то сильное и необычное) и т. д. Закономерно, что такое общество обречено на деградацию. Это мы и видим сегодня в виде чудовищных масштабов украинской коррупции.

Параллельно с конца 1980-х гг. Украинское общество заливают мощные волны либерализма. Причем либерализм-космополитизм широко входит в наше сознание не только через западные открытые идейные влияния — СМИ, книги, учебные проекты, но и через элементарные школьные и университетские учебники, через массовую, в т. Ч. Рок-культуру, которые являются переполнены либеральной настроевистю, представлениями и убеждениями. Поэтому уже в юности украинцы проникаются либеральностью как мироощущением с ее культом социального эгоизма, мелкой корысти, комфорта, моральной безответственности и всетолерантности. Так формируется благодатная основа для разрастания по существу безтрадицийного, арелигиозная, бездуховного, зауженные меркантильного мироощущения. Ясно, что такие настроения выстраивают настоящий стену против национализма в душах миллионов украинский, сквозь который трудно пробиться.

Четвертая причина — влияние сплошь либерального Запада. От 1990, с тех пор у нас начались свободные отношения с западным миром, миллионы украинский поняли: если ты хочешь заработать на Западе, получить там образование, наладить партнерские отношения для успешного самоутверждения в Украине, ты должен быть стопроцентным либералом. Самой это поняла активная, интеллектуальная, предприимчивая молодежь. Это и поставило еще один прочный барьер против национализма.

А субъективные причины?

Они таковы: во-первых, от 1990 националисты не сумели избежать ловушки «экстремизма-фашизма», которую перед ними выставила тогдашняя посткоммунистическая власть. Вместо возрождать органическую и глубокую идеологию ОУН 1920-1940-х гг., Лидеры отдельных националистических организаций ухватились за некоторые идеологемы, символы и политические практики, близкие к европейскому фашизму, надеясь вызвать в гнилом украинском обществе (мы уже выяснили, почему гнилом) какой-то порыв к мобилизованности. Разумеется, здесь не обошлось без заброшенных КГБ-СБУ провокаторов (вспомним хотя бы лидера УНСО А. Витовича, который заканчивал свою карьеру в рядах … СДПУ (о)). Однако результат оказался роковым: национализм был заключен в «зоны изоляции», поэтому на десятилетия все политические партии, которые связывали с этой линией, не могли выйти из 1% поддержки на всех возможных выборах.

Во-вторых, не выполнила своей исторической миссии ОУН, в условиях диаспоры она попала в патологическую и пагубную о себе ситуацию: она не имела перед собой врага в США, Канаде, Австралии или Западной Европе, и поэтому не могла закаливать кадры, производить наступательную идеологию; зато условия демократии, комфорта, общего космополитизма расслабляли ее морально; вскоре ОУН превратилась (от 1960-х гг.) на организацию мемориализаторського типа: главную свою задачу видела только в сохранении памяти о героических действиях ОУН и УПА в 1920-1940-е гг., символом чего стал чисто фактографический многотомный «Летопись УПА ». Эту эволюцию очень хорошо видно на примере материалов журнала «Освободительный путь», главного идейного органа ОУН: уже с конца 1950-х гг. Ему не хватает своих оригинальных, новых националистических авторов, он часто перепечатывает материалы с 1930-х гг., Теряет остроту и широту проблематики, печатает ненационалистической статьи, либеральных авторов; в 1970-1980-е гг. эта проблема еще более выразительнее в националистической прессе диаспоры в целом; даже больше, националисты начинают проигрывать в интеллектуальном плане либеральным авторам украинской диаспоры, которые усвоили за время западные научные методики, а также подражать и преподносить их. Националисты начинают прикрывать свою потерю идейности религиозностью, вниманием к церковным тем, под влиянием либералов критически переосмысливать идеологию национализма, с которой пытаются выбросить ее отца — Д. Донцова за якобы «чрезмерную жестокость взглядов» и «тоталитаризм» и вместо него утвердить фигура принципиального антинационалистов М . Драгоманова (см. студии главного интеллектуала ОУН Г. Васьковича на эти темы).

Результатом становится то, что ОУН кроме произведений С. Бандеры и Стецько за почти 50 лет (с 1945) ни уготовила ни солидного идеологического издание. Многие выдающиеся авторов были просто забыты, а произведения Д. Донцова, Ю. Липы, Е. Маланюка, Ю. Вассияна появлялись спорадически, часто случайно, благодаря усилиям отдельных людей. Где сборники произведений выдающихся идеологов национализма Д. Андриевского, А. Бойдуника, М. Сциборского, Е. Онацкого, Р. Бжеского, А. Бабий, В. Мартынца, У. Самчука, М. Кушнира, С. Ленкавского, Д. Мирона, Я. Старуха и др., разработаны научно, прокомментированы, осмысленные и реактуализовани? А ведь это — сокровище нации! Не было системной и целенаправленной работы, не было ярких, новаторских идейно-пропагандистских проектов. Идеологические постановления Собрания ОУН сухо и приторно калькировали свои предыдущие объявления и не знали, что делать с либеральным морем, которое заливало их отовсюду. Иными словами, ОУН не принесла боевых и захватывающих идей, чтобы овладеть революционно настроенную молодежь в Украине, зато призвала подражать во всем Запад, потому что не было к нему критической видения. Состоялась сплошная опортунизация идеологии национализма по господствующего демократизма-либерализма.

После 1991 г.. ОУН пришла в Украину, закономерно, без идеи борьбы, то есть без осознания необходимости новой национальной революции, развертывания различных форм наступательности, в т. Ч. Подпольных, без понимания факторов героики и волюнтаризма, которые могли увлечь молодежь и воспитать несоциалистического поколения . С созданием КУН (1993 г..) Как своей легитимной структуры для парламентской борьбы ОУН только и соревновалась с другими либеральными и национал-демократическими партиями в аспекте подражания их тактики и стратегии. На самом деле обществу было трудно определить, в чем заключается специфика национализма в такой его форме. Поэтому поражение КУН на выборах 1998г. (В союзе с СРП и УКРП) и последующее восхождение с реальной арены украинской политики стали закономерными. Именно «благодаря» КУН национализм в Украине для многих стал ассоциироваться с какой-то декоративностью и ретроградности (прежде всего из-за декларативность по героической истории ОУН-УПА в прошлом). Это идеально отражала главная газета ОУН «Путь победы», печатая в каждом номере какие-то мемориальные материалы: да национализм стал выглядеть вечно обратным назад. Логично, что общество не могло пойти по тем, что смотрят в прошлое. Такой сложился стереотип. Вместо розпрацювання идеи национальной борьбы — беспрестанные воспоминания.

Эти два направления развития национализма в Украине — «экстремистский» и «присипляльний» — идеально вписывались в ту схему торможения украинского политикума, которую разработали либеральные политтехнологи, сотрудничали с режимом Президента Л. Кучмы: пугать национализмом одних и одновременно развлекать, как спектаклем, им других. Поэтому к началу 2000-х национализм действительно оказался в глубокой впадине и стагнации в Украине.

Но нельзя не заметить закономерности, украинские либерально-олигархические среды все это время перенимали лозунги, фразеологию, идеи национализма. Почему так?

Вполне логично. Ведь национализм является идеологией органической, а не проектировочной. Он идет от осознания реальных интересов нации и развивает их в идеологемы. Все страны мира являются националистическими по сути, то есть в них реализовывалась программно или интуитивно стратегия сохранения государствообразующего этноса, развития его поздравительных возможностей, его культуры и языка, духовного потенциала. Другие идеологии — либерализма, социал-демократии, анархизма, консерватизма, христианской демократии — использовались как вспомогательные формы активизации конкретных обществ, когда они стагнизувалися.

В Украине с 1991 г.. Происходит очень сложный и интересный этнологический процесс. Политическое преимущество имеет (мы уже частично объяснили почему) неукраинская часть общества, то есть смесь русских как колонизаторов и денационализированных малороссов. Потомки от этого смешения — это условные «креолы» (М.Рябчук), то есть дети переселенцев-завоевателей и коренных жителей, как в Латинской Америке. Они уже потеряли чистую русскую идентичность, но не получили украинской, так как их постоянно удерживает в этом мощная русская культура, радиация российского империализма и русский язык, реально доминирует в Украине. Однако параллельно идет процесс разделения этой смеси: этнические русские все больше замыкаются в своих стратума, а там, где они в подавляющем большинстве (Крым, Донбасс), стимулированные российским империализмом, они переходят в антиукраинской наступление; огромный массив малороссов, наоборот, все больше украинизируется (в зависимости от региона эта украинизация имеет различные формы: от только прием украинской государственности как полезного факта к восприятию украинского языка и культуры). Поэтому национальное украинское ядро ​​в Украине постоянно укрепляется, разрастается регионами. В то же время национально украинская часть общества в условиях государственности все больше мобилизуется, приобретает боевитости, динамики, национальной гордости. Все это и должны реагировать либерально-олиргахични группы, которые доминируют в украинском политикуме: чтобы побеждать на выборах, удерживать власть, они должны декларировать какие-то нациотворчи лозунги и идеи, потому что большинство общества становится национально сознательной. Это ярко продемонстрировал Майдан 2013-2014 гг .: вся воровская гниль с трибуны визжала «Слава Украине!», Только чтобы остаться на плаву. А через нерозбудованисть националистических структур не было силы, чтобы просто взять эту трибуну в свои руки. И тогда бы не было того ужасного преступления по ограблению Украины, сейчас продолжается.

Поэтому перехват лозунгов — это пока перспективный процесс, поскольку олигархи прочно оседлали все главные средства управления обществом: СМИ, управленческую систему государства, «механику» подкупов, фальсификаций и манипуляций.

Почему интеллектуальная элита страны предпочитает находиться в этом либеральном лагере, неужели она не может не понимать, что он по существу является коррумпированным, предательским?

Отчасти я уже объяснил почему: она слишком ориентирована на Запад. В то же время, по каким мотивам она должна ориентироваться на национализм? Элиты несут в себе те же моральные импульсы, которые доминируют в обществе, а это, как мы выяснили, низкий уровень ответственности, дух приспособленчества, нежелание бороться за высокие идеалы. Кроме того, национализм еще не стал привлекательным в интеллектуальном плане. Сколько вы знаете глубоких и ярких националистических газет, журналов, сайтов, культурологических проектов, не говоря уже о телеканалы? Националисты не позаботились о создании ниш, в которые могли бы влиться интеллектуалы, хотя, разумеется, отдельные удачные примеры: скажем, в 1990-е гг. С. Квит выдавал интересный «толстый» журнал «Украинские проблемы», Р. Коваль в 2000 -и «раскрутил» исторический клуб «Холодный Яр», Ирина Фарион сегодня реализует проект «От книги к цели», а В. Иванишин еще в 1991 году. основал издательство «Возрождение», которое выдало десятки оригинальных и стоимостных книг. Сейчас в этом направлении нужны новые инициативы.

Как бы Вы оценили влияние и роль националистов в современности?

Бесспорно, Революция Достоинства дала колоссальный толчок к его разрастания. Однако национализму не хватает организационного потенциала. Не хватает умений вести политические переговоры в различных стратума и с разными фигурантами украинской политики, выстраивать стратегию действий, работать с кадрами, внимательно лелеять их и расставлять в нужные места — от этого зависит общая эффективность националистического движения. Образно говоря, националистические партии еще не научились до конца впитывать и превращать в продуктивные течения энергетику общества, которое во многом националистическим стихийно.

Значительный прорыв совершили ВО «Свобода» в период с 2002-го до 2012-го года. Прежде всего было важным, что эта партия отошла от образа того националиста, который создал КУН в 1990-е гг .: развернутого в прошлое, медлительного и наивного, пассивного статиста. «Свободе» удалось создать образ респектабельной партии, подготовить хорошую когорту публичных политиков, дистанцироваться от навязанного националистам «экстремизма», создать настроение наступление.

К сожалению, «Свобода» оказалась заложником беспринципности, неразборчивости общества. Общество почему-то не простило «Свободе» того, что оно легко прощали и прощает разным другим партиям и политикам — от В. Ющенко с его гиперкорумпованою «Нашей Украины» к П. Порошенко с его не менее коррумпированной мифической «Солидарностью». В 2014 г.. Оно не проголосовало должным за националистов, к которым традиционно были выставлены слишком высокие нравственные критерии. Другие националистические среды — «Правый сектор», «Национальный корпус», УНА-УНСО — слишком сидят в нише «боевых структур», то есть не имеют перестроенных других функциональных составляющих: большой группы парламентских политиков, пропагандивно-идеологических кадров, людей орденского типа.

Поэтому не понятно: национализм в Украине наступает или отступает?

Действительно, ситуация очень изменчива. Как показали выборы 2014 года, националистическая волна в виде партии «Свобода» вынуждена была откатиться под влиянием примитивно популистских ориентаций украинского общества, не осознает своих национальных интересов и голосует за космополитические политические проекты типа «взаимопомощи». В то же время через российско-украинскую войну на Донбассе в глубинах общества активно увеличивается доза национализма. Но это т. Н. общий национализм — стихийный, плохо организован, только эмоциональный. Не хватает волевого, организованного национализма среди широких масс и в этом — главная проблема Украины.

Сегодня, чтобы сдвинуть дело с места, развить национализм эффективно, нужна развитие националистических структур на следующих четырех уровнях: первый уровень — группы интеллектуалов-идеологов, задача которых — работать со СМИ, постоянно забрасывать националистические идеи в социум, влиять на культурные среды, организовывать культурологические проекты, дискутировать, пропагандировать национализм. Второй — политические партии парламентского типа, их задача — бороться за властные влияния, по массы, приобретать материальные ресурсы для националистического движения, творить модель идеологической партии как антитезы к нынешним партий олигархически-кланового происхождения; Третий — спортивно-парамилитарные структуры различного типа. Их задача — мобилизовать активную молодежь, бороться за «улицу», то есть противодействовать всем возможным антиукраинским проявлениям, бороться за полный контроль на своем уровне над всем украинским этническим пространством. Четвертый, самый важный уровень — орденскую, это законспирированные, подпольные структуры, которые на самом деле контролируют три высшие уровни, определяют их стратегию, назначают ответственных руководителей, следят за соблюдением идеологической принципиальности и внутренней дисциплины в движении, принимают решение об обезвреживании опасных врагов украинства, берегут Идею как главную святыню и мистическую силу национализма. Я лично — за такую ​​структуру.

А что значит «правый поворот» в Европе последних лет?

Он прежде всего означает усталость Запада (добавляю сюда победу Д. Трампа на президентских выборах в США) от либерализма. После 1945 г.. На Западе состоялся триумфальный наступление либерализма во всех направлениях и формах. ЕС, как известно, создавался как международная система предотвращения национализму, потому что после победы над нацизмом в Германии все национализм был провозглашен «злом» и «угрозой» для прогресса (хотя немецкий национал-социализм только примерно на 1/3 был националистической идеологией, собственно, только спекулятивно использовал некоторые идеологемы и принципы национализма, будучи прежде всего идеологией имперской, этатистского-диктаторской и прогрессистского, ведь он вполне по-социалистически делал упор на материальном развитии). Западные либералы прекрасно понимают это, но фальшиво демонизируют именно национализм с помощью тотально скупленных СМИ, потому что параллельно осознают другое: именно национализм может быть альтернативой циничной плутократии, которая тотально господствует на Западе.

Все правые идеологии — христианская демократия, консерватизм и национализм — есть специально стратегически спрофановани и дискредитированы на Западе. Они либо заражены имитаторство, выполняют чисто декоративные функции (как, скажем, ХДС-ХСС в Германии), или запятнаны «фашизмом» и «расизмом» (как большинство националистических движений в Европе) и надежно контролируемые спецслужбами, которые сразу загоняют в эти движения провокаторов как только они набирают массовости и воздействий. Так либерализм превратился в тотальную силу, так и левые западные движения преимущественно идут с ним на компромисс, уподобляются к нему. Главная привлечет либерализма заключается в том, что он научился обеспечивать материальное благополучие и удовлетворять потребности общества в эгоизме и практицизме, минимальной вседозволенности. Сегодня Западная цивилизация — это цивилизация жизненной наслаждения. С помощью тотальной масовистськои пропаганды и укорененной уже бездуховности (так христианство там давно маргинализированный) либералы-плутократы удерживают большинство западных обществ в пределах потребительской, примитивной сознания, в пределах идеологического космополитизма и мультикультурелизму. Сами политика и демократия на Западе давно спрофановани, поскольку безальтернативно там царят на самом деле большой капитал и финансистськи циничные клики, организуемые в различные пустые по идейному содержанию партии (победа Е. Макрона на президентских выборах во Франции — классический пример моментальной мобилизации одной из таких клик, когда старые проолигархични партии-проекты самодискредитувалися).

Люди на Западе видят, что их постоянно обманывают, что их водят за нос, но не могут этому противостоять, потому что все опоры выбиты из-под ног: идеологии заклеймены, партии охвачены финансистськимы воздействиями, общества морально расслаблены. Либералы научились использовать экономику в своих целях, обеспечивать гармонию и стабильность в материальных потребностях социума — и в этом залог их безопасности и выносливости. Как только где-то возникает напряжение, они выпускают пар из котла: начинают сами говорить о национальном достоинстве (чтобы не дать возможности говорить об этом правым), о традициях и культуре, дают возможность усилиться на некоторое время правым партиям, но только под их контролем.

Поэтому не надо от Запада ждать какой-то последовательной, принципиальной политики на обеспечение в мире идеалов Свободы, Справедливости, Национальности, Духовности, для него всегда правилом будет одно: «торговать можно и с каннибалами». Поэтому сегодня Запад лишь цинично выжидает, чтобы найти возможность отмены санкций против России за откровенно агрессивную, тоталитаристских политику, и деликатно давит на Украину, чтобы и она признала этот цинизм за международное правило. Ситуацию спасают разве что т. Н. молодые демократии (Литва, Латвия, Эстония, Хорватия, Словения), а также страны с повышенным уровнем нравственности — Дания, Швеция, Норвегия, Швейцария, Ирландия, Канада, которые хотя бы озвучивают проблемы приличия в международных отношениях. Играет роль и геополитический фактор: США стремятся удержать свое доминирование в мире и закономерно, ограничивают агрессивные действия России. Если бы не это, либеральные демократии Запада уже давно перешли бы к торгу с «канибалистською» Россией.

Важно понять и другое: в Европе почти нет националистических партий, о наступлении которых кричат ​​либералы. Большинство т. Н. «Ультраправых» партий — «Национальный фронт» во Франции, «Альтернатива для Германии», английские праве, австрийская «Свобода», «Йобик» в Венгрии и другие — это этатистского-ксенофобские партии. Их называют «националистическими» либеральные СМИ, чтобы таким образом дискредитировать настоящий национализм, которого они боятся. Какое отношение имеют эти партии к идее национального освобождения, на чем и базируется национализм? Они выступают прежде всего за усиление роли государства, за установление строгого порядка в обществе, против иммигрантов, ограничение функций капитала и т. Д. Это не национализм. Все они являются выразителями имперско-шовинистической идеологии, которой жили эти страны в прошлом. Поэтому так легко находят себе союзника в Путине — он также империалист и шовинист.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*