Главная » Необъяснимо » Полиграфолог – Гордону: «Вам предлагали пройти детектор. Вы промолчали. Заканчивайте этот спектакль»

Полиграфолог – Гордону: «Вам предлагали пройти детектор. Вы промолчали. Заканчивайте этот спектакль»

4138

На прошлой неделе доктор филологических наук, народный депутат Украины VII созыва Ирина Фарион прошла тестирование на полиграфе, результаты которого показали, что профессор не имеет никакого отношения к спецслужбам иностранных государств, в частности ФСБ РФ. Однако журналист Дмитрий Гордон, который и выдвинул обвинения Фарион в работе на Кремль, не поверил опубликованном выводу и сделал новое заявление.

Гордон

Гордон

«Сделать из меня лоха у пани Фарион не получится. Она привыкла лгать, но здесь это не пройдет. Я хочу сейчас зачитать очень интересную информацию, которая будет, как гром среди ясного неба. Мне в Facebook написал исполнительный директор Всеукраинской ассоциации полиграфологов Владимир Медведь и сообщил, что избран Фарион для тестирования на детекторе лжи полиграфолог Олег Ясинский 4 мая 2017 года получил лицензию в Москве специально для работы в Украине. Это что такое? Вы из меня дурака хотите сделать ?! И не получится!» – заявил Гордон в эфире телеканала «112 Украина». Информация о сомнительной репутации полиграфолога мигом разлетелась по соцсетям и средствами массовой информации, что дало основания специфической части общества усомниться в заключении. Мы решили обратиться за объяснениями к Олегу Ясинскому. А как следствие – выяснили очень интересные вещи, о которых Дмитрий Гордон предпочитает молчать.

На днях Дмитрий Гордон отыскал в вашем багаже московскую лицензию, полученную в мае 2017 года. Для чего она вам сдалась? Во-первых, не знаю, в каком ясном небе господин Гордон искал этот «гром» – потому что упомянутую лицензию я никогда не скрывал, показываю ее всем клиентам, она висит в моем кабинете на видном месте, она была и на фото, прикрепленном к публикации результатов пани Фарион. Во-вторых, про эту лицензию уже говорили после проведения судебной психологической экспертизы по инициативе Генеральной прокуратуры Украины (Ясинский проводил судебную экспертизу на полиграфе с нардепом Сергеем Пашинским в рамках расследования инцидента, который произошел между ним и Вячеславом Химикусом, – ред.) Тогда тоже пытались предъявить мне какие-то странные обвинения. Наконец, в Генеральной прокуратуре компетентные юристы поняли, чем на самом деле является этот документ.

Как говорит Гордон, 4 мая 2017 года я был в России и получил там эту лицензию. Но выдала мне ее не Российская Федерация! Я никогда не планировал и не планирую связывать свою работу со структурами этого государства каким-то образом. У меня есть высшее образование, а также свидетельства о получении специальных знаний по практической психологии для работы с полиграфом. Но владеть знаниями – это одно, а применять их на практике – совсем другое. Здесь надо действовать в рамках закона. Работая с полиграфом, можно, используя различные методы проведения опросов. Каждый из этих методов – чей-то интеллектуальный задел, защищенный авторскими правами. Поэтому, чтобы им пользоваться, я должен получить от владельца этого наследия разрешение. Если кто посмотрит внимательно на этот документ и заставит себя прочитать написанное, то поймет, что этот документ, то есть лицензия является разрешением на использование во время психофизиологических опросов с использованием полиграфа Метода взаимных исключений Лосева-Миллера.

Гражданин Российской Федерации Андрей Васильевич Лосев много лет назад изобрел этот метод тестирования, затем закрепил за собой авторское право и получил патент от российской государственной структуры, которая регистрирует авторские права и выдает свидетельства о владении такими – Роспатент (в Украине, кстати, тоже есть такой орган и называется он-Государственной службой интеллектуальной собственности). Поэтому, если кто-нибудь в мире имеет желание пользоваться методом Лосева в своей работе на законных основаниях – должен просить у него разрешения. Вот я и сделал. Мы заключили обычный гражданско-правовой договор в сфере авторских и смежных прав. В законе об авторском праве такой договор назван лицензией. Вот и все. Если бы я этого не сделал – мог бы загреметь в тюрьму за санкцией статьи 176 УКУ (нарушение использования авторских и смежных прав). Поэтому в Роспатент конкретно я не имею никакого отношения.

Почему тогда именно этот метод? И как вы вообще добрались до господина Лосева?
Метод взаимных исключений Лосева-Миллера – это единственный в мире метод для проведения экспертизы с полиграфом, который имеет официальные документы на подтверждение того, что это действительно метод. Все остальные методы называются «я так думаю, попробовал, вроде работает». С ними люди могут работать и даже делать выводы. Но они не будут иметь никаких документов на метод, который использовали во время опроса с применением полиграфа. С господином Лосевым мы впервые увиделись в Минске, на конференции представителя американской ассоциации полиграфологов Дональда Крепола. Работать с этим методом мне предложил Президент Евразийской ассоциации полиграфологов на конференции в Астане, там он и познакомил меня с Лосевым. Андрей Васильевич, кстати, родом с Харьковщины, его семья по сей день там живет. Но свою работу он начинал во времена Советского Союза, поэтому и оказался в Москве. В Астане мы пообщались и решили заключить взаимовыгодный договор: взамен на пользование методом взаимных исключений я отдал Лосеву и Миллеру право на использование своего творчества. Поэтому ни копейки в РФ за это не ушло.

Свое творчество вы имеете в виду?
Полиграф содержит много датчиков, одним из основных является датчик кожно-гальванической реакции. У американцев он стальной, у россиян стальной с серебряным покрытием, латунный с серебряным покрытием или стальной с позолотой. Мы с коллегой решили усовершенствовать этот датчик, чтобы получать качественные результаты. Для этого мы проанализировали, какие металлы имеют лучшее сопротивление и лучшую проводимость, и разработали свои датчики. Впоследствии я доложил об этом на конференции в Астане. Господина Лосева это заинтересовало, поэтому мы и обменялись.

В лицензии также указано, что вы имеете право применять этот метод исключительно в Украине. Для чего такое ограничение?
Действительно, интересная и важная деталь. Получая право на использование этого метода, я поставил требование, что должен эксклюзивно получить это право в Украине. Другая сторона согласилась. Поэтому теперь в нашей стране больше никто не может без моего согласования пользоваться этим методом — я является эксклюзивным держателем этих прав. Отмечу, что даже правообладатель метода, то есть Лосев, не имеет права использовать его без моего разрешения. Вместе с тем, я не могу использовать этот метод за пределами Украины. Там, в каждой из государств, может быть другой человек с таким же эксклюзивным правом, как у меня.

Все-таки почему РФ? Неужели нет альтернативных методик, разработок и т. п?
Я владею всеми методиками, которые только существуют, потому что был на учебе и у россиян, и у американцев, и у белорусов, и у болгар, и у казахов, и у поляков. Знаю, как работают остальные, использую везде по-немногу их опыт. Но опять повторяю: документы имеет только один метод – метод взаимных исключений Лосева-Миллера. Между тем, все украинские полиграфологи имеют отношение к России: или сами там учились, или учились у тех, кто там учился. Когда это дело начиналось в Украине, люди не имели тех сумасшедших средств, чтобы добраться до Америки. Во-первых, надо было визу, во-вторых надо было заплатить за перелет и проживание, в-третьих, это совершенно чужая страна, а в-четвертых, ты языка не знаешь, то как ты будешь там учиться? Поэтому все учились в России, а те, кто получил опыт там, мог делиться с другими здесь. Если уж вспоминать о РФ, то попробуем заглянуть в реестр Минюста и посмотреть, по каким методикам у нас проводят судебные экспертизы. 70-80% из них – российские. Поэтому не надо путать науку с политикой. Кстати, на оккупированных Россией украинских территориях осталось много полиграфологов, которые работали в наших правоохранительных органах. Потом эти люди в угоду агрессору проверяли на полиграфе пленных защитников Украины. Но нам такие вещи тоже нужны! Поэтому на днях у меня проходили обучение двое участников АТО, которые теперь используют эти знания, в частности и метод Лосева-Миллера, для получения информации от пленных врагов.

Гордон говорит, что получил информацию о вашу «московскую лицензию» от такого-себе господина Медведя. Знаете ли вы этого человека?
Владимир Медведь — исполнительный директор Всеукраинской ассоциации полиграфологов. Мы, кстати, довольно хорошо общаемся и дружим. Почему он так исказил информацию – я не знаю. Он не объясняет, я и не спрашиваю. Но готовлю иск против Всеукраинской Ассоциации Полиграфологов за оскорбление чести, достоинства и деловой репутации. Вообще, я стараюсь не связывать свою работу с Всеукраинской ассоциацией полиграфологов, потому что в свое время руководители этой организации наделали кучу глупостей. Как следствие, им закрыта дорога к сотрудничеству с миром: за то, что украли полиграф, украли методику, а теперь называют это своим. А мне для чего такое счастье? Я хочу находить новый опыт и возможности.

Что касается Гордона, то и в прямом эфире, и в публикации на своем сайте он отметил, что информацию ему передал именно Владимир Медведь. Таким образом журналист обезопасил себя от наказания за ложь. Но, вместе с тем, Гордон мог бы и спросить своего «информатора» Медведя, почему тот как директор Всеукраинской ассоциации полиграфологов в апреле 2017 года подписал договор о сотрудничестве с российской ассоциацией судебных экспертов? Сейчас этот договор всячески пытаются спрятать, но мне случайно удалось его получить. То, может, господин Гордон хочет выяснить, с какой целью составлен этот документ и какие последствия он может иметь? Гордон постоянно говорит, что правдивыми результаты можно признать только тогда, когда он пройдет тестирование одновременно с пани Фарион. Возможно ли это и какой вид оно могло бы иметь? Начнем с того, что после визита Ирины Фарион я предлагал свои услуги господину Гордону. Я писал ему личные сообщения в соцсети с предложением организовать тестирование на полиграфе в Львове или Киеве – на его желание. Ответа не было.

После того, как Гордон выразил свое недовольство единоличным прохождением теста Ириной Фарион, я снова обратился к нему с письмом на его сайте gordon.com.ua. Там я предлагал господину Дмитрию в случае, если тот получит согласие госпожи Фарион, организовать одновременное тестирование для обоих в любом месте не то что Украины – мира. У меня есть десятки коллег-полиграфологов на всем земном шаре. При необходимости, тестирование можем провести хоть в Мексике. Но Гордон снова НЕ ответил. Если бы такой ответ был, если она появится в будущем, можем посадить Гордона до полиграфа в одной комнате, Фарион в то же время в другой. Установить камеры везде, где хотите, собрать скольких хотите журналистов – но в отдельной третьей комнате (туда можно вывести и прямую трансляцию). Если кто-то представляет себе тестирование на полиграфе так, как его показывают на телешоу – то это просто глупость. Во время опроса на полиграфе в комнате могут находиться лишь двое: эксперт и подопытный. Что касается подсчета результатов, то они тоже не будут появляться мгновенно, как это показывает телевидение. Профессор Калифорнийского университета Пол Экман в своих работах описывает так называемый «капкан Брокау» – ситуацию, при которой результаты тестирования могут обозлится за дружелюбное отношение к подопытному. Именно поэтому анализировать результаты надо на следующий день, чтобы иметь объективный вывод.

А готовы ли вы подтвердить правдивость своего заключения публично? Скажем, если Гордон обратится с таким требованием?
Конечно, что готов. Но не журналисту Гордону, а специалистам, которые смыслят в этом деле. Хочет – пусть присылает десять, двадцать, тридцать своих экспертов. Я открою им все полиграммы, все покажу и объясню. Здесь нечего скрывать – только математика. Если же господин Гордон или его эксперты сумеют доказать всему миру, что 2+2=5…так что же, я признаю, что ошибся. По моему мнению, Дмитрий Гордон мог бы наконец прекратить свой спектакль и пройти тестирование на полиграфе, как это уже сделала Ирина Фарион. А уже потом, как будет нуждаться и получит согласие госпожи Фарион, – пусть организовывает одновременное тестирование. Так было бы по-мужски.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*