Главная » Необъяснимо » Если не Россия, то Запад: Пока такая власть, «старший брат» у нас будет всегда

Если не Россия, то Запад: Пока такая власть, «старший брат» у нас будет всегда

12781

Получив в 1991 году независимость, Украина вплоть до 2014 года пыталась вырваться из-под внешнего управления России. Как следствие Небесная Сотня, оккупирован Крым и Донбасс, десятки тысяч погибших. Очевидно, история ничему не учит украинцев. Вырвавшись из-под одной зависимости, создается впечатление, что мы попадаем в другую. Сейчас украинская власть ничего не делает без разрешения на это со стороны наших западных партнеров. Под их давлением власти повышают тарифы, проводят реформы, меняют законы.

По данным инсайдерских источников, большое количество украинских политиков также контролируют и финансируют различные группы западного бизнеса. Считается, что под влиянием семьи Ротшильдов есть такие украинские олигархи-политики, как Петр Порошенко, Виктор Пинчук, Владимир Гройсман. Вероятно, у Ротшильдов есть планы на покупку украинской земли. Соросы финансируют Мустафу Найема, Марию Залищук, Сергея Лещенко и Михаила Саакашвили. Семью Сорос интересуют украинские предприятия, которые можно приобрести за бесценок. В США и странах Западной Европы, очевидно, также есть свои планы на Украину.

Находится ли Украина под внешним управлением зарубежных стран? Хорошо это или плохо? Какой для Украины плата за поддержку со стороны западных партнеров? Об этом корреспондент «First Truth&Transparency Committee» спросил у политических экспертов Александра Кочеткова, Руслана Бортника и Юрия Олейника.

По вашему мнению, есть признаки того, что Украина сейчас находится под внешним управлением иностранных государств?

Александр Кочетков:

Утверждение, что Украина полностью управляемая западным миром не совсем верно. Зато Украина находится под очень серьезным политическим, геополитическим, экономическим влиянием.

По признакам Если обратить внимание хотя бы на заседание согласительного совета в парламенте, которое происходило 18 декабря, то там часто можно было услышать заявления, в частности от Ирины Геращенко, относительно того, что западные посольства к чему нас призывают и Украина не может не реагировать на такие обращения. То есть даже на таком мероприятии, как согласительный совет ВР, позиция западных посольств обязательно принимается во внимание.

Есть и признаки экономического влияния. К сожалению, после революции Достоинства власть не смогла и не захотела сделать необходимые шаги для экономического роста Украины. Из-за этого наша экономика неэффективна и не может жить без внешней экономической помощи.

Еще одним фактором внешнего управления является то, что мы не смогли перестроить свою военную промышленность, чтобы она составляла реальную угрозу для агрессора. И поэтому без внешнего воздействия на Россию со стороны США и Европы угроза полномасштабного вторжения на территорию Украины остается.

То есть так сложилось, что наши проблемы превращаются для нас в серьезную зависимость от внешних факторов.

Руслан Бортник:

Я согласен, что Украина находится не под прямым внешним управлением, а скорее под внешним протекторатом. В ключевых политических и экономических решениях Украины, безусловно, наши западные партнеры играют важную роль, иногда они даже прямо вмешиваются.

Примеров множество: «Минские соглашения», последние реформы пенсионная, медицинская, образовательная, антикоррупционные требования и тому подобное. Поэтому Украина это страна с ограниченным суверенитетом.

По признакам, то ярким примером является то, что в ключевых внешнеэкономических и внутриполитических решениях мы всегда ориентируемся на мнение западных партнеров. Без их согласия ни одно решение невозможно реализовать самостоятельно. Для государства такая зависимость является плохим фактором. Но дело в том, что это наша плата за поддержку Запада в противостоянии с Россией.

Юрий Олейник:

По признаков того, что нами управляют извне наши высшие государственные чиновники любые шаги делают только с разрешения западных партнеров. Запад, делая различные заявления, часто вмешивается во внутренние дела Украины, происходит давление со стороны определенных посольств. На Западе часто решают и то, какой будет судьба отдельных украинских министров и чиновников. Они поддерживают или не поддерживают те или иные законопроекты, которые поступают в Верховную Раду. Кроме того, можно заметить навязывания со стороны западного мира и таких нетипичных для Украинской ценностей, как гомосексуальная или лесбийская семья. Мы видим, какие гранты на продвижение этих движений в Украине выделяет Европа.

«Мы всегда ориентируемся на мнение западных партнеров. Без их согласия ни одно решение невозможно реализовать самостоятельно То, что мы становимся зависимыми от Запада, как-то влияет на наш международный статус?

Александр Кочетков:

Конечно. Украина является объектом, а не субъектом международных отношений. Ведь судьбу субъекта не будут решать в переговорах Волкер и Сурков участия представителя Украины. То, как это влияет на наш международный статус, видно по тому, как к нам относятся наши страны-соседи Польша или Венгрия. Чем меньше субъектности остается в Украине, тем более посягательств мы слышим от наших соседей. В такой ситуации, условно говоря, чем больше воздуха с воздушного шарика выпускают, тем хуже для нее, поскольку рано или поздно она упадет на землю.

Кроме потерь в международном плане, какова плата Украины за поддержку со стороны Запада?

Руслан Бортник:

Все мы понимаем, что наши западные партнеры не благотворители. Они рассматривают Украину как инструмент борьбы с Россией, как рынок сбыта, как свой сырьевой придаток. Поэтому через коррумпированную власть, которая думает только о собственном обогащении, а не национальные интересы, нам могут навязывать разные невыгодные для государства законы, реформы, экономические соглашения. И здесь пример с карпатским лесом, когда МВФ как одну из требований, ставит перед Украиной снятия моратория на экспорт леса-кругляка. Но мы должны понимать, что Запад целенаправленно отстаивать свои интересы, пренебрегая интересами украинский. В мире это нормально и естественно. Другое дело, что украинская власть не способна защищать интересы Украины, поскольку она зависима от Запада. Наши чиновники в сотрудничестве с зарубежными отстаивают только те вопросы, которые им выгодны. Власть пытается имитировать отстаивания национальных интересов только в тех вопросах, когда на нее уже серьезно давит общество. Но они не являются для наших чиновников приоритетом.

Юрий Олейник:

После Революции Достоинства, после того, как мы вырвались из зоны влияния России, Украины получила большую субъектность. Но, к сожалению, сейчас мы становимся все более зависимы от Запада и превращаемся в страну-объекта международных отношений. Сейчас свои взгляды и интересы нам уже навязывают в других столицах мира.

И действительно, в плане экономики Украины диктует свои правила МВФ. Соответствии с их требованиями власть через Парламент протянула пенсионную, медицинскую реформу, от нас снова требуют поднять цену на газ и хотят, чтобы мы разрешили продавать нашу землю и лес. По культуре, то происходит вмешательство в наши традиционные семейные ценности. К примеру, в школах вместо того, чтобы изучать, как жили наши предки, у них были традиции, хотят изучать какие извращенских взгляды о том, что не существует мужского и женского пола.

Конечно, через российскую агрессию, мы вынуждены идти на определенные уступки, поскольку Запад нас поддерживает. Но вместе с тем, мы должны понимать, что на этой войне за нас никто не воюет с русскими оккупантами борются именно украинцы.

Александр Кочетков:

На самом деле наша власть настолько заинтересована защитой своих интересов, она далеко не всегда выполняет даже пожелания внешних партнеров, если они противоречат его аппетитам. Но что касается защиты национальных интересов Украины, то власти все равно, главное, чтобы ее не трогали. Вот обратите внимание: «Минские соглашения» власть выполняет точно так, как хочет Запад, а вот уже антикоррупционные меры идут со страшным скрипом. Поэтому через эти неуклюжие действия власти, которая поручает решения вопросов безопасности другому, Украина и теряет самостоятельность.

То есть в отношениях с Западом наша власть «сливает» интересы Украины?

Юрий Олейник:

В отношениях с Западом наша власть демонстрирует слабость и беспомощность. И на Западе это знают, а потому требовать от Украины все больше и больше. Так, в отношениях даже с Польшей Порошенко несколько раз уже предал национальные интересы Украины и Украинской. Становясь на колени перед жертвами так называемой «Волынской резни» и говоря, что Пилсудский объединяет Украину и Польшу, наш гарант фактически потоптался на костях убитых тем же Пилсудским и Армией краевой украинский. И мы видим, как даже после этого Польша не пошла на уступки, а наоборот требует все большего и большего от Украины. То есть показывая, насколько мы слабы, Украина никогда не сможет стать мощным государством. Таким образом мы просто найдем себе вместо России нового «старшего брата». А чем это закончится известно.

А как на Западе относятся к тому, что украинская власть делает все, чтобы реальной борьбы с коррупцией не было?

Александр Кочетков:

К таким факторам, например провал антикоррупционной реформы в Украине, в США относятся с нескрываемым раздражением. У меня есть знакомые в посольстве США, которые говорят, что в США не могут понять, почему украинская власть так сопротивляется по борьбе с коррупцией. Американцы не хотят прямо влезать во внутренние дела Украины, но наша власть двигаться тем путем, который сама же и задекларировала. То есть, если вы говорите, что боретесь с коррупцией и хотите, чтобы в Украине была эффективная экономика — то делайте что-то для этого. Но вместо этого украинская власть декларирует одно, делает совсем другое, а дальше активисты обращаются в посольства США и ЕС с просьбой как-то помочь, а те уже вмешиваются во внутреннюю политику Украины. Вот такой печальный цепочку.

Юрий Олейник:

Наша власть борется с коррупцией только на словах. Однако я убежден, что западным партнерам Порошенко рассказывает, каких успехов он достиг, сколько коррупционеров он обнаружил. А на самом деле борьба с коррупцией в Украине сводится к обычному выяснения отношений между различными властными сферами влияния. И здесь западные лидеры должны понимать, что декларируемая борьба с коррупцией — это властный популизм. Потому что по факту никого же не посадили. И странно, почему Запад на такие действия украинской власти до сих пор жестко не отреагировал.

«В отношениях с Западом наша власть демонстрирует слабость и беспомощность. И на Западе это знают ».

Какие рычаги влияния на украинских политиков у Запада?

Руслан Бортник:

Вся украинская власть, как нынешняя, так и предыдущая, является коррумпированной. Свои наворованные деньги они держат преимущественно на Западе, а потому наши политики являются зависимыми от западных партнеров и их спецслужб. И через нашу коррумпированную власть государство Украина постоянно рискует своим суверенитетом. Потому что если клептократических власти скажут выбирать между своими деньгами и Украины, то не сложно догадаться, что она выберет. Поэтому мы все должны понять, что борьба с коррупцией — это борьба за независимость Украины от всех государств. Если наши политики будут менее коррумпированы, то исчезнут рычаги влияния на целое государство.

«Есть такое мнение среди политологов, в мире существует только 30 действительно суверенных и независимых государств».

Есть исторические примеры, когда над независимой страной осуществлялось внешнее управление?

Александр Кочетков:

Лучший пример — это такие послевоенные государства, как Германия и Япония, над которыми осуществлялось абсолютное внешнее управление. Так, после Второй мировой войны Японией руководили США, а Германия же была разделена между разными государствами-победителями. Для этих стран все сложилось как нельзя лучше, поскольку там был внутренний потенциал к очистке и роста.

Если же взять примеры из ближайшей к нашему времени истории, то в очень похожей ситуации, как Украина, в свое время была Польша. На нее колоссальный финансовый и политическое влияние имели США. Но поляки сумели без потери национальных интересов встать на ноги. Сейчас Польша имеет много признаков субъектности в международной политике. На Венгрию США тоже имели очень большое влияние. Но они пошли тем же путем, что и поляки, и сейчас у них уже все в порядке. Зато больше зависимы от США и Европы страны Прибалтики. Но они идут задекларированным путем — и там также все в порядке. В отличие от них Украина делает два шага вперед и три назад — вот у нас ничего не получается. Мы и в дальнейшем в лидерах различных позорных списков. В тех странах такого не было.

Руслан Бортник:

Есть такое мнение среди политологов, в мире существует только 30 действительно суверенных и независимых государств. Все остальные находятся под чьим-то влиянием. Яркий пример стран с внешним управлением — это государства Прибалтики. Там и сейчас происходит частичное внешнее управление, но только американское.

«Власть должна адекватно реагировать на все антиукраинские выпады».

Что должна сделать украинская власть, чтобы уменьшить внешнее влияние на Украину?

Александр Кочетков:

Фактически влияние на Украину должно быть в форме определенной экономической помощи, потому что понятно, что из-за войны и российскую агрессию это нам нужно. Кроме того, при решении геополитических вопросов украинской власти нужно быть инициатором. То есть не нам должны навязывать ту или иную точку зрения, а мы должны предлагать пути выхода из кризиса. Мы должны требовать от наших партнеров действовать так, как выгодно нашим национальным интересам. Но этого не происходит. А мы можем минимизировать этот вынужденный влияние и это внешнее управление, которое является со стороны Запада.

Но то, что происходит сейчас в Украине — это последствия бездействия, хаотичности, непрогнозированности, неответственности нашей власти.

Юрий Олейник:

Добавлю, что власть должна адекватно реагировать на все антиукраинские выпады. Мы не должны позволять диктовать нам, какой будет наша история, образование. Нельзя позволять вмешиваться в нашу внутреннюю политику и экономику.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*