Главная » Необъяснимо » Чихуахуа у власти — зеркало украинского общества?

Чихуахуа у власти — зеркало украинского общества?

2651

Б**ская власть — такое знакомое, такое родное, такое «свое» для каждого украинском явление. Кажется, мы уже привыкли к ноге Парасюка в полете, к свиньям с коровами под парламентом, в бобикам, драным лисам и козлам внутри. Мы каждый день искренне желаем им подавиться, а потом от души хохочем с очередного сочного ляпа. Да, мы привыкли. И оно действительно очень весело … пока эти же люди не берутся за руль нашей жизни.

«Каждый народ имеет ту власть, которую заслуживает», — говорил еще в далеком 1811-м французский граф Жозе де Местр, говоря о правительстве Российской империи. Получается, заслуживают свою власть и 40 миллионов украинцев (или уже 30 миллионов … сколько нас умерло и выехало за годы управления того сборища фриков, остается только догадываться). Наконец, все мы разные, нас действительно достаточно много, поэтому корректно сравнивать всех под одну линейку — вопрос для размышлений. Но в этом направлении должны правильно трактовать упомянутый тезис графа де Местра: это отнюдь не оправдание недобросовестной власти. В письме к своим чиновников француз отмечал, что граждане не могут мириться с аморальными, неэффективными, неконтролируемыми управленцами — их надо менять. Помнится, мы так и делали. По крайней мере дважды. Но до сих пор клянем тех, что уселись выше. Они до сих пор решают судьбу целого государства. А в воздухе уже укоренился запах несогласия … то и черт его знает, чем обернется для Украины завтрашний день.

Более того, следовало бы узнать: где же причина? Об этом во время круглого стола мы и спросили у Президента Ассоциации психиатров Украины Семена Глузмана, политолога, общественного деятеля Олега Соскина, политтехнолога Тараса Загородного, сотрудника Лаборатории психологии масс и сообществ Павла Фролова и первого Президента независимой Украины Леонида Кравчука.

Можно ли назвать украинский парламент срезом общества?

Леонид Кравчук:

Если бы у нас Верховная Рада избиралась по правильному закону, который отвечал бы интересам общества … Если бы избиралась без купли-продажи бюллетеней, что часто происходит … Можно было бы сказать, что Парламент действительно отражает общественные процессы, которые сегодня происходят в нашем государстве. Однако, в нашей ситуации должны учитывать, что украинский закон о выборах не отстаивает интересов самих украинский и не соответствует процессам, которые происходят в стране. Кандидаты часто покупают себе электорат — и это неоднократно подтверждали рядом фактов. Учитывая все то, нельзя заявлять, что украинская власть срезом общества. Это, скорее, отражение части того общества, господствующей над всеми и обладает всем богатством. До половины украинский вообще не участвуют в избрании народных депутатов и Президента, а многих из тех, кто все-таки ходит на избирательные участки, — просто покупают денежные мешки.

Олег Соскин:

На самом деле наш Парламент избирает только часть народа — 40% избирателей не приходят вообще. Зато те, что все же появляются, часто продают свои голоса. Поэтому адекватные кандидаты не попадают в Верховную Раду, а те ее чудаковатые завсегдатаи и становятся срезом продажной части общества, которая отдает мандаты разным подонкам. Кстати, а за чьи деньги продает? Не за ворованные? Наш Парламент, по правде, отражает уровень олигархов, иностранцев, которые захватили Украину и насилуют ее со всех сторон. Реально в нас нет народного законодательного органа — только какая-то кукольная учреждение на службе у Пинчука, Коломойского, Ахметова и других миллиардеров. Конечно, не мы одни такие: где-то в Азии или Африке парламентаризм не стал органической частью развития общества, демократия в начале — и ситуация аналогичная.

Павел Фролов:

Выборы в Украине — это выбор без выбора, ведь большинство украинских партий являются политическими проектами, которые навязываются и скармливаемые обществу несколькими заинтересованными лицами. Сказать, что Парламент — зеркальная копия общества, сложно. Во-первых, избирается он лишь частью общества, во-вторых, и о махинациях во время голосования забывать не надо.

Действительно, есть люди, которым нравятся эти свиньи и коровы под советом, они готовы за такое голосовать. Поэтому политики и политтехнологи умело этим спекулируют, собирают себе электорат. Может, народ и не хочет таких правителей, но покупается, выбирает, а потом — уже имеет то, что имеет. Наконец, следует помнить и о сладкие обещания: народ голосует за красивые слова, какой-то степени надеется, что они таки воплотятся в реальность, но впоследствии получает совсем другой результат.

Политики постоянно и успешно обхаживают избирателей, говорят, что народ очень мудрый — и обязательно сделает правильный выбор. А с другой стороны, тот же народ очень глупый — потому что имеет память на три минуты и каждый раз покупается на то же голословные.

В общем, эта потасовка в Раде — это снижение культурного уровня. Но действительно — тренд на клоунов у власти уже давно стал мировым. В итальянском вообще сидят порнозвезды. Мы до такого еще не доросли, но дешевую пародию уже нет.

Семен Глузман:

Мы каждый день рассказываем за столом о свое пренебрежение и ненависть к ним. А взамен — не требуем ничего. Надо ли говорить, спрашивать, писать, проявлять свою гражданскую позицию, пугать наконец. Не с помощью оружия — словом. Они хорошо понимают, что мы «быдло и лохи» (так и называют нас в своем узком среде), которые все равно придут на выборы и все равно их выберут. Парламента у нас вообще нет. Есть только какая-то потасовка непонятна. Они до сих пор голосуют одним телом с четырех — и это всех устраивает: и Президента, и спикера.

У нас вся власть такая. Посмотрите на суды (речь идет о погроме в Святошинском суде сторонниками Николая Кохановского, — ред.): Где такое возможно в нормальной стране? У нас полиция работает на одного человека, СБУ — на другую. Фамилии их известны. Вот с этого все и начинается. Было бы очень хорошо наконец наказать Порошенко импичментом, но вопрос в том, кто придет на его место.

Тарас Загородний:

Политики очень тщательно исследуют, что именно избиратели хотят услышать от них. Политики очень внимательно наблюдают за реакцией общества на те или иные события. Поэтому если бы мы каждый раз не хохотали их потасовки в Раде — они бы так не действовали.

Наш народ слишком эмоционально воспринимает многие вещи и не хочет рационально мыслить. Например, по той же коррупции. С одной стороны все кричат, чтобы политиков пересажали за коррупцию, а с другой — сами дают взятки на бытовом уровне. И каждый украинец хочет, чтобы при необходимости кум Петр мог «порешать» все. И так же получить каждый хочет всего, не сделав для этого ничего и не заплатив государству никаких налогов.

Мы видим монополистов, оккупировали всю страну. Нам это якобы не нравится. А при том каждый всеми силами пытается удержать свою малую монополию: оторвать кусок леса для бренда, кусок границы для контрабанды или кусок рынка для торговли. Мы хотим большие зарплаты и пенсии? Хотим уже? Так нам это и обещают день за днем ​​и наперегонки. Но никто не задумывается, откуда брать эти средства. Власть каждый день жалуется на пустоту в Пенсионном фонде, а при том поднимает соцвыплаты. Откуда? Они их заработали? Поднялась производительность труда? Выросла экономика? Нет, просто долг. А управленцы этим манипулируют и уверенно сгребают средства, чтобы купить голоса на следующих выборах. Это шизофренический набор идей нашего общества — вот вам и зеркало в парламенте.

Говорите о «нашем обществе». А за границей такого нет?

Тарас Загородний:

Конечно, такие вещи невозможно представить в Штатах — потому что люди просто не поняли бы. А по правде, то за рубежом тоже есть драки и коррупция. Но там это редкость. Воруют они не более 20% с прибыли, а не так как у нас — все 100% и из убытков. Примером для нас может быть Швейцария, которая постоянно проводит референдумы по важным вопросам. Вот они спрашивали у народа: внедрять или нет базовый доход, давать тебе, швейцарцу, тысячу-полторы долларов ежемесячно просто так? Народ проголосовал против. Потому мыслил рационально и понимал, что деньги откуда нужно брать, что нет денег бюджета — есть деньги налогоплательщиков.

Так где же искать выход из этой ситуации?

Олег Соскин:

Справиться с этим беспорядком нам помогут только выборы и изменение избирательной системы — только открытые списки. Вот в Швейцарии хорошо отработали государственный механизм: там все проводят через референдумы и выборы. Там есть народовластие, политики действительно отстаивают интересы народа, по своим качествам способны это сделать — и страна развита. Наши же притащились к рулю без высшего образования, только тогда взялись покупать дипломы, как Гройсман, и устраиваться на какое-то фейковый обучения. Где здесь хотя бы минимальный профессионализм? А общество молчит. Общество до сих пор не создало механизма, который контролировал бы их действия. Мы до сих пор не сумели развить свою гражданскую позицию, то и имеем такую ​​«Раду» — суррогат, сережки, эрзац-продукт.

Тарас Загородний:

Понимайте, мы до сих пор дозревшая политическая нация. У нас до сих пор много инфантильных людей, которые мыслят категориями подросткового возраста: «дайте мне все, но я для этого ничего не делать». Признаки эволюции есть, но нет действий. В любом случае, нужно проводить перевыборы в парламент, потому что коалиция довела до того, что любой их шаг полностью восприниматься обществом враждебно.

Семен Глузман:

Мы уже имели два Майдана, мы видели, чем это все закончилось. К власти просто дорвались новые-старые отбросы. Поэтому снова восстать из палками и винтовками — не выход. Нам надо говорить о проблемах вслух и требовать, требовать, требовать. Не только на улицах Киева, но и в маленьких городах. Сейчас народ в большинстве своем интересует только три вещи: соцобслуживания, медицина и образование. А остальные? Где контроль за финпотоками? Где уверенность в том, что нас не обворовывают на каждом шагу?

Со времен второго Майдана я хорошо помню, как народ восклицал этим яценюкам и кличкам, что кричали об изменениях на трибуне, чтобы уходили. А теперь что? Они у власти. Так кто виноват? Белый дом их выбирал, или же мы?

Проблема в том, что у нас очень быстро исчезает пыл: будто Янукович сбежал — и жизнь начинается. А оно не начинается, а только продолжается. Мы не научились контролировать власть — теперь это наша беда и наша трагедия. Они нас совсем не боятся. Начинают какие производства и сразу спускают на тормозах. Понятно, почему: потому что все связаны между собой. Посадишь одного — заложит трех, и так по цепочке.

Новый выход на улицу с оружием станет концом для них и концом для всего государства. А похоже на то, что они вполне способны довести до такого сценария. Мы должны наконец взяться за демократию, должны наконец проявить свою гражданскую позицию, иначе у нас просто развалится целое государство.

Леонид Кравчук:

Не случайно сейчас митингующие под Верховной Радой от других важных вопросов требуют принятия нового закона о выборах. Если же такой закон действительно примут, если внедрят необходимые меры по борьбе с коррупцией, если произойдут изменения системы управления, будет принята новая Конституция, — сможем верить в перемены к лучшему. Когда это произойдет, трудно сказать наверняка. Главное, запустить этот процесс, а тогда, я убежден, ситуация будет двигаться только в лучшую сторону.

Комментарий

Сергей Дацюк, украинский современный философ, политолог:

Если Парламент избирается из олигархических групп, то существует очень недолго. У нас почти все созыва были такими. Легитимность продолжалась где-то по 1,5 года. За три года с этим парламентом все стало понятно. На продление легитимности, конечно, повлияла война. Но 8 созыва таки ее потерял — еще в апреле 2016 во время совершения контраверсионного переворота. Тогда документально было подтверждено отсутствие парламентской коалиции. Необходимые голоса надо было подбирать, а по факту — их просто купили за деньги или преференции. С того момента легитимность законодательного органа прекратилась. Это означает, что есть только ситуативное большинство, которое голосует за определенные вопросы. Коалиция же — это орган внутри парламента, который предусмотрен и Конституции, и регламенту, закрепленный подписями. Поэтому при отсутствии коалиции игнорируется и подписанное ими коалиционное соглашение, которая, кстати, предусматривала отмену депутатской неприкосновенности. Итак, если у нас нет коалиции — можно не выполнять соглашение, не снимать неприкосновенность и не воплощать другие обещания. С этого момента начинается резкое падение доверия населения к власти вообще. Сначала рейтинг «Народного фронта» падает практически до нуля, а затем и БПП катится вниз. Постепенно с апреля 2016-му ВРУ теряет признаки легальности (потому что нет коалиции), поддержки и легитимности (потому что нет доверия), а партии, которые составляют эту условную квазикоалиции (правильнее, ситуативное большинство), теряют доверие. Поэтому нынешний Парламент отнюдь не отражает нашего общества.

Теперь основ для легитимной работы парламента нет, нет солидарности. А эти межпартийные «разборки», скандалы и обвинения поднимаются для отвлечения внимания от истинного положения вещей. Это не имеет ничего общего с адекватной легитимной политики. Это, скорее, ширма для прикрытия проолигархичной деятельности этого олигархического созыва. Отсюда и весь этот цирк, и все эти клоуны.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*