Главная » Необъяснимо » Закон Украины «Об образовании»: как реагировать на недовольство соседей?

Закон Украины «Об образовании»: как реагировать на недовольство соседей?

4925

Только Украина дунула в сторону государственности — Венгрия заистерила. За принятие закона «Об образовании» нам обещали крест на Европейском Союзе и заявили о «ноже в спину» … Такая себе «оговорочка по Фрейду»: сама же Венгрия в последние годы открыто и нагло врывается в Закарпатье. Как же реагирует на вмешательство украинская власть? Извиняется и стелется, стелется и извиняется, а отвечать адекватно, видно, совсем не планирует.

Подписание Президентом Украины нового закона «Об образовании» соседи прозвали стыдом и позором, заявив, что притеснениями прав национальных меньшинств Украины пошла по направлению прочь от Европы. Странная сложилась ситуация, языковеды ведь каждый день отмечают: новый закон как раз отстаивает права нацменьшинств, причем за счет интересов титульной нации. Но даже несмотря на то, что Украина единственная в мире из государственного бюджета финансирует развитие чужих культур, соседям не нравится. Говорят: надо больше.

«Мы можем гарантировать, что это больно ударит по будущему Украины, — заявил глава МИД Венгрии в ответ на утверждение реформы Порошенко. — Украина может забыть об интеграции в Европу, а Венгрия будет блокировать любые инициативы, выгодные Украине, в международных организациях, особенно в ЕС».

Так маленькая Венгрия громко и безосновательно сказала свое «фе». А управленцы в шесть раз большей Украины взамен? Начали пятиться.

Руководительница Минобразования Лилия Гриневич заявила, что языковую статью закона «Об образовании» уточнят — лишь бы соседи не обижались. Для этого министерство уже готовит спецзакон. Господин гарант Порошенко призвал МИД и МОН проконсультироваться с Советом Европы и учесть их выводы. В конце закон таки отправили на экспертизу в Венецианскую комиссию, а первая украинская педагог уже в октябре отправится на свидание с венгерским коллегой.

Пока же нам остается только ждать вывода: очень не слишком спаскудять соседи недоукраинський закон и насколько далеко власть отступится от собственноручно протянутой «мегареформы». Что интересно, на Западе уже анонсировали: решение «венецианки» таки будем вынуждены принять во внимание. А осталось хотя бы малейшее сомнение, что может произойти то по-другому?

Так есть основания подчиняться желанию Венгрии? Действительно ли отношения с этим соседом способны нанести Украине значительный ущерб? Какой должна быть наша позиция в этом вопросе? — выясняем в разговоре с политтехнологом Тарас Загородний, писательницей Ларисой Ницой, политологом Михаилом Басарабом и политэкспертов Александром Солонько.

Справедлив страх перед Венгрией? Они-то нам помешают, или просто не помогать?

Тарас Загородний:

И они нам никогда не помогали. Здесь вообще стоит вспомнить историю этой страны, ее нынешнее состояние и того, чего она добивается на международной арене. Это страна, потерявшая 2/3 своей территории после Первой мировой войны. Большая часть отошла к Румынии, еще немного — до Сербии и Словакии, немного и в Украину. Венгрия по своей политикой очень похожа на России, потому что хочет глобальной дестабилизации Европы. Почему? Потому что в таком случае сможет вернуть себе давно утраченные территории. Венгрия всегда поддерживала Россию, потому что с давних времен стала центром вхождения российских финансовых структур. Учитывая это они не могут относиться к нам благосклонно.

Теперь они говорят, что будут препятствовать нам войти в Европу. И фишка в том, что Украина в Европу сейчас никто и не зовет! Эта ассоциация — как кость от ЕС, чтобы мы не беспокоили их больше. Чисто теоретически, Венгрия может повлиять на голосование за продление санкций, так как Евросообщество принимает такое только консенсусом. Но мы видим, что когда какая-то маленькая страна начинает идти против больших государств — ее все равно уговаривают. К примеру, Словакия, которая тоже имеет достаточно пророссийские взгляды, 2014-го пыталась предотвратить реверса в Украину и не дать возможности импортировать газ из Европы. Только что позвонил Байден — ситуация мгновенно изменилась, и они заняли проукраинскую позицию. То есть в глобальных вопросах Венгрия никак не может нам помешать, что касается вопроса санкций — тоже. В другом … на что они будут влиять, если переговоров о вступлении в ЕС вообще не существует? По истерик, то да, их качать. Такую политику они проводят по меньшей мере в течение последних двух десятилетий.

Украина же не проводит к принудительной ассимиляции! Тем законом «Об образовании» их просто попросили выучить украинский язык. Очень вежливо, кстати. А у них истерика. Почему? Мы за счет своих налогов на собственной территории готовим мигрантов. Они выпускаются из украинских венгерских школ и не владеют государственным языком. Вот у меня вопрос: куда поедут эти люди и чем они будут заниматься? В Украине перспектива — это максимум коров пасти. Они совсем не интегрированы в наше общество — и едут в Венгрию. Конечно, Венгрию, да и Румынию, очень устраивала ситуация в Украине на протяжении последних 26 лет: мы никак не реагировали на то, что они раздают свои паспорта. А теперь, когда Украина только посмотрела в направлении украинизации, в них мгновенно началась истерика. Как по мне — это только начало. С румынами, венграми и всей Восточной Европой мы являемся конкурентами во многих вопросах: это инвестиции, рынки сбыта. Не дай Бог, с их точки зрения, у нас что-то улучшится, станет более благоприятным инвестиционный климат, возрастут возможности ведения бизнеса … Заводы, которые сейчас находятся на территории Словакии, Венгрии, Румынии и Польши, быстро перенесут в Украину. Это нанесет им бешеных материального ущерба и они это хорошо понимают.

Лариса Ницой:

Угрозы Венгрии отнюдь не оправданы, потому что наш закон «Об образовании» не затрагивает ни одного европейского законодательного акта, который регулирует языковые вопросы в образовании. Более того, он нарушает нормы относительно государственного языка, которая сужается за счет расширения прав языков меньшинств. Это как раз противоречит европейским нормам.

Венгрия уже перессорилась со всеми своими соседями именно из-за языка меньшинств в других странах. Венгерские власти, как и украинский, борется за свой электорат. Они пытаются доказать, что патриотические, беспокоятся за своих граждан, в том числе и за пределами своего государства. А здесь им появилась очень хорошая возможность показать свои работы. Украина стала для них удобным инструментом манипуляции.

Ко всему, Венгрия заявила, что мы воткнули ей нож в спину. Но это оговорка по Фрейду. Поскольку именно они и воткнули нам того ножа в спину. Они финансируют венгерские школы на территории Украины, параллельно те школы финансирует украинский госбюджет. Они платят вторую зарплату в той школе учителям, делают там ремонт, финансируют оборудования, дают дотации родителям, которые приводят своих детей, даже украинский, в те школы. Там все и везде венгерской, а украинский — редкость. И территория готова моментально присоединиться к Венгрии. Более того, недавно венгерский премьер объявил, что призывает все свои меньшинства задавать вопросы в других странах о создании автономий. Это не что иное, как подготовка к отсоединению тех территорий от Украины. Единственное, что им мешает — потребность «культурно» оформить свои действия, чтобы потом не быть обвиненными как РФ в аннексии. Вот они долго думали, как бы это все провернуть. А здесь Украина со своим якобы проукраинским законом. Конечно, для них это нож в спину.

Михаил Басараб:

Причина ультимативной риторики со стороны Венгрии — банальное заигрывание тамешнього премьера Орбана со своим электоратом. Эти угрозы скорее блеф, потому Венгрия существенно зависит от консолидированной позиции всего ЕС. В любом случае Будапешт будет вынужден согласовывать свои действия с мощными игроками Евросоюза. А там гораздо больше важных для Венгрии вопросов, чем венгерский язык на Закарпатье. Орбан еще заигрывает с Кремлем, но этому также есть предел. Даже в Венгрии есть влиятельные политические игроки, которые имеют другую позицию. В конце концов, нынешняя венгерская власть давно смотрит на Кремль, но это пока никак не повлияло на решение ЕС о продлении санкций, например.

Зато хорошие отношения с Украиной нужны, прежде всего, самим венграм. Венгрия зависит от тесного взаимодействия Украины с ЕС и НАТО. Она существенно уступает Украине по многим параметрам, и одновременно абсолютно зависима от Евросоюза и Альянса. В интересах Венгрии, чтобы между Украиной и Западом развивались тесные взаимодействие. Поэтому в данном случае речь угроз и ультиматумов выглядит смешно. Попытка использовать наши временные трудности и давить на нас существенно повредят прежде всего самим венграм.

Какой должен быть ответ Украины на венгерский «террор»?

Лариса Ницой:

Украина в коем случае не должен идти ни на какие уступки. Да, мы должны ответить им вежливо и вежливо, объяснить, что у нас нет никаких нарушений, не забираем у меньшинств никакой речи, и они дальше смогут изучать ее в наших школах. При том, стоило спросить у Венгрии, сколько школ с украинским языком преподавания функционируют там за венгерский счет? Тогда стоит написать письмо в Совет Европы с просьбой рассмотреть притеснения украинский в Венгрии, не имеющих украинских школ.

Конечно, Совет Европы выразит обеспокоенность. Она реагировала так на все языковые вопросы, которые поднимались в Европе. Те же Латвия, Литва, Эстония. Я спросила литовских чиновников в Литве, как они ответили тогда Европе? А они ответили: никто кроме них самих не отстоит их языка в мире. Так маленькая Литва дала достойный ответ большой Европе. Украина не маленькая, но на достойный ответ пока не смогла.

Украинский язык ходит не один: он приносит с собой украинские песни, сказки, образование, литературу, историю — и так вместе формирует украинское сознание, украинский мир становится для нее близким. Если же человек переживает то все на другом языке, то ей близок другой народ. Именно поэтому такому человеку Украина как государство — очень далеко. Это и обусловливает различные антигосударственные сепаратистские настроения. Так у нас уже было, и так у нас сегодня есть. Нельзя допустить повторения случившегося на Востоке в Крыму — именно из-за сужения украинского языка и культуры.

Александр Солонько:

Начинать надо с того, что образовательный закон наибольший вред наносит самой Украине. Гриневич днях заявила, что 400 000 школьников будут учиться в Украине языках меньшинств — так вот мы и воспитаем 400000 потенциальных сепаратистов, причем за счет государственного бюджета. В любом случае, это вещи, с которыми мы должны разбираться внутри своей страны, а не считаться с мнением иностранцев. Соседи пытаются грубо вмешаться в наши личные дела. Это не выдерживает никакой критики, такие вмешательства нужно отсекать сразу. Каким бы этот закон ни был, хорошим или плохим, он наш — и то наше дело. Государство должно демонстрировать иммунитет и отстаивать свои интересы. Вчера нам Россия навязывала федеративность, сегодня венгры с румынами хотят переписать украинские законы, завтра приедет какой-то африканец и тоже у нас изменения осуществлять? Ну да, давайте согласимся и снова продемонстрируем, не могут защититься.

Представьте только, чтобы мы рассказывали венграм и полякам, что в них должно быть написано в законе. Представьте реакцию. Так же должны делать мы. Этот закон действительно нужно менять, но в сторону интересов исключительно Украины. Соседи пытаются самоутвердиться за счет Украины. А нам зачем это? Отношения должны быть взаимовыгодными. Если в Венгрии является горстка воскресных школ, где несколько часов в неделю изучают украинский язык, то так же должно быть и у нас в отношении к венгерской. Так и не иначе.

Тарас Загородний:

Украина на протяжении длительного времени вела себя, как инфантильный испуганный подросток с большим комплексом неполноценности, который пытался понравиться всем. Такая видимая слабость провоцировала наших соседей на агрессию. Россия рванула первой. И мы расплачиваемся за наш инфантилизм кровью патриотов и временной оккупацией нашей территории.

Взрослый страна, которая защищает свои интересы и думает о своих гражданах, никого не спрашивает, как ей жить, а делает, как ему нужно. Взрослый страна — не купюра в 100 долларов, чтобы всем нравиться. Однако большинство украинский до сих пор живут в мире с розовыми очками, думая, что кто-то снаружи помогать строить процветающую страну.

То венгерское «бикування» и требования воспитания за украинский счет мигрантов для них … Ну, извините, время либерализма в Украине закончился. Это территория Украины. Мы им ничего не запрещаем. А они хотят за наш счет поддерживать миграцию с нашей же страны. Массовая венгерская потасовка вокруг образования есть и с румынами, и со словаками, и с сербами. И в одной из этих стран, которые я перечислил, нет таких условий, как они хотят. Тем более — нету того для Украинской. В них адекватная государственная позиция: хочешь жить в нашей стране и иметь наше гражданство — должен знать наш язык, историю и культуру. Все. Везде есть такое, и никак по-другому. Надо Украинская наконец вести себя, как нормальный нация: не нравится — до свидания, знаешь, с какой стороны двери.

В тему

В марте этого года вице-премьер Венгрии Жолт Шемьен призвал венгерские меньшинства за рубежом двигаться к образованию автономий. По его убеждению, интересы венгров, проживающих в других государствах, будут защищены только в случае, если этнические венгерские партии будут представлены в местных парламентах.

«Выживание венгров, проживающих за рубежом, зависит от того, смогут ли они достичь успеха, двигаясь в направлении достижения автономии», — заявил политик.

Несколько дней назад премьер-министр Виктор Орбан предложил Украине обсудить подписание соглашения о двойном гражданстве для тех венгров, проживающих в Украине.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*