Главная » Необъяснимо » Три месяца — и сепаратисты вымрут, три года — и Донбасс вернут Украине

Три месяца — и сепаратисты вымрут, три года — и Донбасс вернут Украине

3796

Похоже, что на протяжении последних дней внимание большинства европейских лидеров и даже чиновников самого высокого уровня США, приковано к украинской-российским отношениям. А именно к вопросу вероятности-невероятности, возможности-невозможности и целесообразности-нецелесообразности введения миротворческого контингента на территорию Донбасса. Этот вопрос активно обсуждают в Украине, России, Европе, США. Словом, во всем мире.

Как все начиналось

В общем разговоры о необходимости присутствия миротворческого контингента на Востоке продолжаются последние два года. Еще начале 2015 года этот вопрос выносился на заседание СНБО Украины, члены которого успешно поддержали инициативу об обращении к ООН о развертывании в Украине миротворческой миссии. Как успешно проголосовали, так успешно забыли. Ну, по крайней мере, в последние годы этот вопрос активно не обсуждался. Так было до лета 2017 года.

В конце августа о готовности представить инициативу введения миротворцев на Донбасс на сентябрьском заседании Генассамблеи ООН заявил Петр Порошенко. Следующим свое заявление озвучил Владимир Путин. Он на днях, несмотря на то, что до последнего времени Россия даже слушать не хотела о такой инициативе, заявил, что идея введения миротворцев на Донбасс довольно уместная и неплохая. Назвал условия, при выполнении которых миротворческая идея могла бы стать вполне реальной. Ключевых требований несколько: контингент миротворцев ООН должен стоять исключительно на линии разграничения; договариваться о введении военных ООН Украина может только с представителями самопровозглашенных республик ДНР-ЛНР. Также важный момент — присутствие в миссии российских миротворцев.

Буквально на следующий день украинские дипломаты перехватили инициативу и отметили, что русская версия миротворческой миссии в Донбассе Украине не подходит категорически и мы, то есть украинская сторона, разработали собственные условия. А именно: не может идти речь о получении согласия на проведение миссии от незаконных вооруженных формирований, действующих на оккупированной территории; не может быть и речи о присутствии российского персонала в составе миротворческой миссии. А еще — миротворческий контингент ООН должен обеспечивать надежный контроль не на линии разграничения, а на российско-украинской границе.

Безальтернативный ноль?

Украинские эксперты военного дела оценили оба заявления и назвали их, грубо говоря, дипломатическими играми, информационными технологиями, стандартной игрой в покер, размыванием усилий противника и даже очередной спецоперацией России. То есть перспективу умиротворяющей миссии на территории Украины назвали фактически нулевой.

«Российская инициатива миротворческой операции должна рассматриваться как очередная спецоперация, — отметил эксперт центра экономических и политических исследований им. Разумкова Алексей Мельник. — Это не имеет ничего общего с урегулированием конфликта и установлением мира на этих территориях. Это спецоперация в контексте общего плана ведения войны против Украины. Поэтому, если одна сторона пытается сугубо проводить спецоперацию в контексте войны, а другая сторона ищет мира, то о развертывании миротворческой миссии не может идти даже речи ».

Кроме того, заместитель директора Украинского института исследования экстремизма Богдан Петренко отметил, что все украинские миротворческие инициативы Россия как страна-член Совета безопасности ООН может просто заблокировать, применив при рассмотрении этого вопроса на Совбезе свое право на «вето». Ведь украинский вариант для России банально невыгоден. Почему? И из-за того, что после вывода миротворцев на Украину-российскую границу конфликт закончится.

«С другой стороны, и Украина никогда не согласится на условия, которые озвучил Путин, — считает военный эксперт Алексей Арестович. — Потому что если миротворческий контингент будет стоять на линии разграничения, то, во-первых, мы не сможем убивать сепаратистов и русских, и, во-вторых, конфликт просто заморозится на десятилетия. Украинская власть это понимает, поэтому мы на это не пойдем. Поэтому шансы для развертывания миротворческой миссии в Донбассе действительно близки к нулю».

Не всё пропало, шеф: у нас 50 на 50

Впрочем, оценка ситуации несколько изменилась сразу после того, как появилась информация о том, что позиция Киева относительно возможной миротворческой миссии ООН в Донбассе Украинские дипломаты уже поставили в известность генерального секретаря Организации Объединенных и председателя Совета безопасности ООН. А главное после того, как США, Германия, Франция «выдали» свое видение возможного пребывания миротворцев ООН в зоне ДНР-ЛНР.

В частности, в Госдепе США отметили, что отправка сил ООН в Украине «стоит рассмотрения». Да еще и добавили, что любая подобная миротворческая сила должна получить широкий мандат для обеспечения мира и безопасности по всей оккупированной территории Украины, а не только на линии соприкосновения. В правительстве Германии считают, что миротворческую миссию ООН не стоит согласовывать с сепаратистами «ДНР» и «ЛНР». Ну, и еще один нюанс: Берлин и Париж заявили, что они в ближайшее время подготовят собственный вариант резолюции ООН. И свою концепцию видения миротворческой миссии ООН в Донбассе они выработают с учетом разногласий между Украиной и РФ.

«Похоже, что за решение нашего вопроса берутся США и государства ЕС, поэтому наши шансы растут очень резко, — отметил военный эксперт Олег Жданов. — Лично я, учитывая новые обстоятельства и заявления США и ЕС, шансы развертывания контингента ООН на Донбассе оцениваю как 50 на 50. Это, поверьте, немало. Кроме того, можно смело говорить о том, что вопрос развертывания миротворческой миссии в Донбассе на 100% рассмотрят и на Генассамблее, и на Совбезе ООН ».

«Три месяца — и они вымрут»

По мнению Олега Жданова, если ситуация развернется в пользу Украины, то есть «голубые каски» ООН станут на российско-украинской границе, то за три, максимум — за шесть месяцев, сепаратисты вымрут или разбегутся. «На Донбассе все происходит только благодаря российской поддержке, — отметил эксперт. — А если миротворцы будут контролировать поставки оружия и боеприпасов, а также перемещения через границу, то сепаратисты просто исчезнут».

А чтобы контролировать ситуацию, по мнению эксперта, нужно контингент максимально в 20 000 легкой пехоты ООН без тяжелого вооружения и на бронетранспортерах. Они организуют систему контрольно-пропускных пунктов, перекроют границу колючей проволокой или какими-то другими средствами. Могут быть противотанковые рвы и оснащены минные поля между рядами колючки. Дальше — блокпосты, на которых и будут стоять солдаты ООН.

«То есть миротворцы развернули бы миссию по разделению противников, а для нас, собственно, миротворческая миссия с таким мандатом является оптимальным вариантом, — пояснил Олег Жданов. — Большего нам не надо. В наших условиях вся полностью миротворческая операция закончилась бы за 3, ну, максимум — за 5 лет. Почему? Потому что возникает вопрос введения временных международных администраций в органы местного самоуправления ».

Обычно, временным международным администрациям нужно 3-5 лет для того, чтобы привести и общественное мнение и социальную политику в юрисдикцию того государства, в которую возвращается эта территория. Они амнистируют боевиков, создаются специальные юридические комиссии. И уже потом проводят местные выборы. После выборов готовы территории передают том государстве, на территории которого проходит эта миссия.

«Прекрасным примером миротворческой миссии является Югославия, — добавил Олег Жданов. — Там развели всех участников конфликта по разным углам. Каждому предоставили самостоятельность. И на сегодняшний день, а это уже около 20 лет, все страны без войны. Они нормально развиваются. Часть — вошли в Евросоюз, некоторые даже — в НАТО. А если удалось им, то почему не получится у нас? ».

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*