Главная » Космос » «Он еще не наелся тех денег!» Грибовичи. Год спустя

«Он еще не наелся тех денег!» Грибовичи. Год спустя

16423

30 мая 2016 в следствии оползня на свалке в селе Большие Грибовичи возле Львова с жизнью попрощались четверо отважных мужчин: 32-летний старший лейтенант службы гражданской защиты, начальник караула ДПРЧ-17 г.Жовква Андрей Вненкевич, 28-летний капитан службы гражданской защиты, начальник ДПРЧ-48 г.Рава-Руська Юрий Рыжий, 27-летний сержант службы гражданской защиты, пожарный-спасатель ДПРЧ-17 Богдан Юнко и 60-летний эколог ЛКП «Збиранка» Александр Бутин. Тело последнего до сих пор не нашли.

Мусорник

Мусорник

Сиротами остались пятеро детей, вдовами — трое молодых женщин. Прошел год, виновных не нашли, проблему не решили, мусор путешествует по стране, Львов тонет в мусоре, а о судьбе семей, через немощь и жадность городской власти лишившихся будущего, не думает никто, кроме них самих.

«Ребята не имели ни воды, ни еды, ни оборудования. Их просто бросили»

За 60 лет существования, свалка в Грибовичах горела неоднократно, однако каждый раз все завершалось без катастрофических последствий. Возгорание 28 мая 2016 показалось руководству ЛКП «Збиранка», которому и подчиняется полигон, обычным делом, стандартно все замнется без особой огласки. Никто не ожидал, что ситуация наберет обороты и повлечет трагедию. Наверное, именно поэтому пожарных заставили тушить мусор без всякого оборудования и провианта.

«На полигоне был страшный смрад. Там нельзя было выдержать и минуты. Ребята из ДСНС рассказали, что не было даже питьевой воды. Только когда произошла трагедия начали что-то свозить, выделили технику и людей. Оно и неудивительно: съехались СМИ, ситуация получила огласку » , — рассказала жена погибшего Андрея Вненкевича Анна .

«Там у них не было ничего, только примитивные лопаты. Тотальная показуха. Ребята не могли самостоятельно ничего сделать. Оно ж не первый раз горело. Им не дали ни питья, ни еды, потому что всегда обходилось и так», — вспоминает жена Юрия Рыжего Олеся .

Оперативно потушить мусор не удалось: ликвидировали возгорание аж в 7.40 ч 30 мая. Именно в тот день рано утром пожарные Вненкевич, Рыжий и Юнко получили звонки от руководства с требованием немедленно мчаться к Грибович. Причину неожиданного спешке никто объяснить не мог.

«Ну куда вы претесь? Вы на велосипедах ездите! Надо иметь много бабла и крутую машину, чтоб куда-то лезть! »

«Последнюю ночь он почти не спал. Допоздна переписывался с Андреем, обсуждали детали предстоящего протеста. Около 6 утра внезапно позвонили, заставили сорваться с постели. Быстренько начал собираться и напоследок сказал: «Ирочка, мне аж самому стало страшно. Не знаю, чем это закончится. Или вернусь без работы, или вообще из нее не приду », — вспоминает жена Богдана Юнка Ирина .

Андрей Вненкевич и Богдан Юнко были активными членами независимого профсоюза «Бойкот пожарных Украины» . К организации присоединялись спасатели из многих областей, которые требовали реформ в ДСНС. Активисты добивались обеспечения надлежащих условий труда, повышения зарплаты и отмены рабовладельческих контрактов. Вместе с тем, члены профсоюзы не соглашались с систематическим, по их словам, злоупотреблением руководства и хищением средств.

В конце концов планы начали воплощаться в реальность. Незадолго до трагедии Вненкевич ездил в Польшу, где договорился о сотрудничестве с местными пожарными. Также удалось найти общий язык и с канадскими коллегами.

Интересно, что 31 мая 2016 спасатели планировали пикетировать Львовский областной совет. 4 июня, вопреки запугиваниям со стороны руководства, к протесту должны были присоединиться пожарные из Запорожья, Чернигова, Полтавы, Киева и Харькова.

«На ребят давили. Сначала руководство хотело втихаря все урегулировать, однако профсоюз не согласился и начались запугивания. На выходных (28-29 мая) Вненкевич ездил к генералу, его там очень прессовали и требовали отмены акции 31 мая. Андрей не согласился, за что ему пригрозили «возмездием». Начальство спрашивало: «Ну куда вы претесь? Вы на велосипедах ездите! Надо иметь много бабла и крутую машину, чтоб куда-то лезть!». Ребята же выясняли, почему получают столь низкие зарплаты, непригодную спецодежду и технику. Они начали просматривать документы и заметили махинации. Руководству не нравилось, что профсоюз идет вопреки системе, привлекая все больше людей» , — рассказывает Ирина Юнко.

«Если генерал в 7 утра выйдет на пробежку и увидит, что здесь до сих пор горит, — вам яйца пооткручивает»

Сейчас, собирая пазлы вместе, семьи погибших не исключают, что свалка загорелась неспроста.

«Догадываемся, что надо было их как-то убрать или покалечить, чтобы успокоились. Конечно, могла быть и небрежность, потому что тогда ребятам приказали отборным матом просто лить воду. «Если генерал в 7 утра выйдет на пробежку и увидит, что здесь до сих пор горит, — вам яйца пооткручивает», — такими отвратительными словами обратились к нашим мужчинам. Вместе с тем, никто не контролировал, сколько воды может выдержать куча мусора и вообще безопасно ли у нее находиться », — отмечает Ирина Юнко.

За полчаса до смерти Богдан один раз позвонил жене, чтобы сообщить, что полигон уже почти безлюдный, только нескольким спасателям приказали проверить очаги возгорания и поскручивать пожарные рукава. Примерно в 15:30 произошел оползень. А уже через 10 минут руководство ухватилось за телефоны, чтобы заказать гробы для тех, вероятно, еще живых пожарных, которые исчезли в мусорной лавине.

«По логике, последними покидать полигон должны куликовские спасатели, ведь им ближе. Однако, по какой-то причине оставили именно наших мужчин, а все остальные подразделения вернули на места. Начальство тоже уехало оттуда, хотя должно контролировать ситуацию до конца. Говорят, что Дороша (начальник Жовковского РО ГУ ДСНС, — ред.) направили на место ЧП. Но никто не знает, почему и куда он тогда уехал. Разве что-то могло быть важнее Грибовичей?! Такое впечатление, что их специально оставили, потому что там могло что-то случиться. Их покинули под высоченной горой, где все видели, что есть реальная угроза», — говорит Анна Вненкевич.

О смерти родных семьи узнали случайно — через несколько часов от совершенно чужих людей. Как объяснили позже убитым горем женщинам, «рассказывать было как-то … неудобно». Тела трех героев удалось разыскать только на следующий день.

«Пришли к Андрею Ивановичу, а он в шоке. Это надо было видеть, глаза начали бегать, испугался … »

Провести погибших героев в последний путь решил и львовский городской председатель Андрей Садовый. Градоначальник счел необходимым высказать семьям глубокое сочувствие и пожелать им Божьей помощи на будущее. Вместе с тем, мэр обязался выделить пострадавшим жилье во Львове и заботиться о будущем осиротевших детей до самого совершеннолетия. Андрею Ивановичу повезло покинуть дома спасателей целым и невредимым, вытолкали его только из одного дома.

«Из дома Садового выгнали, он не мог быть в том месте, где лежал Юра. А как иначе? Не надо было забирать жизнь моего мужа и отца наших детей. Сейчас дочь считает папой фото на стене. Она не знает, что это человек. Для нее слово «папа» означает лишь фотографию » , — рассказывает Олеся Руда.

Прошел месяц, а от сладких обещаний градоначальника для Рыжих, Юнкив и Вненкевичив остались разве что только воспоминание — одно на всех. Молодые женщины понимали, что должны самостоятельно отстаивать свое, поэтому поехали в горсовет без приглашения.

«Хотели поговорить именно с Садовым, потому что он нам так много и ярко обещал. Пришли к Андрею Ивановичу, а он — в шоке. Это надо было видеть, глаза начали бегать, испугался. Он не мог представить, что мы прийдем. Думал, что из-за гордости забудем и от всего откажемся. Обратился тогда к Сличной (заместитель городского головы по гуманитарным вопросам, — ред.): «Где документы? Вы до сих пор ничего не приготовили? А я вам еще когда приказал!?» А та, бедная, смотрит, как баран на новые ворота. Понятно было, что это лишь тупая пародия. Он им ничего не говорил, потому что планировал спустить все на тормозах» , — рассказывает Ирина Юнко.

К счастью, «концерт» сдвинул дело с мертвой точки.

«Организовали в ЛГС огромное совещание, позвали всех высоких начальников, педагогов, обещали помогать, детей развивать, всем обеспечивать и о всех заботиться. Громко обязывались помочь, наперегонки брали номера телефонов. Сейчас — никто не звонит, никому не надо» , — отмечает Олеся Руда.

«С тех пор мы каждые две недели ездили в горсовет, чтобы напомнить о себе, чтобы показать, что помним. Иначе — до сих пор бы не имели бы ничего. Те квартиры уже были распределены между прокурорами — своими людьми, нужными » , — вспоминает Анна Вненкевич .

В конце года семьи таки получили в собственность по обещанному помещению, также детям назначили ежемесячные стипендии. Однако и здесь чиновники не потеряли своего: пообещав выделить по квартире для каждого из детей (всего 5), городская власть смогла предоставить лишь 3 жилые площади.

Сейчас по делу Грибовицкой трагедии продолжается судебное дело . На скамье подсудимых — трое должностных лиц ЛКП «Збиранка»: директор предприятия Богдан Горбаль , его заместитель Борис Плашенко и директор полигона Александр Куприч .

Во время одного из заседаний Горбаль рассказал, что за несколько часов до сдвига привез спасателям обед и сообщил их руководителю Игорю Дорошу про полуметровую трещину в горе мусора. Почему начальник не отозвал подчиненных, не предупредил их об угрозе и не принял необходимые меры — остается загадкой.

Вместе с тем, жены погибших спасателей не перестают удивляться реалиям украинского судопроизводства.

«Столько времени прошло, а они не то что наказание определить, даже виновного найти не могут. Мы ездим на тот суд каждый раз, не пропускаем ни одного заседания. Конечно, не хотим видеть ни их лиц, ни слышать той лжи. Но ездим, потому что они должны ответить за содеянное. И ездить до конца. Сейчас судят чиновников «Збиранка», и что? Разве в трагедии только их вина? А ДСНСникы, которые должны следить за ситуацией? А Садовый? ЛКП подчинено ЛГС, а председатель ЛГС кто? Это его непосредственная ответственность! Там разворовывались немалые деньги, а вот был бы мусороперерабатывающий завод — «левака» не стало бы. Сколько организаций готовы были инвестировать и перерабатывать все это, а Садовый отказывал. Почему? Потому что ему выгодно было. Там до последнего сортировали мусор, даже когда мы приехали на поиски ребят, на полигоне стояли мешки с перебранными отходами. Они грели руки на этом, не заботясь ни о ком, теперь — пусть отвечают», — считает Олеся Руда .

«Он сорок трем компаниям отказал, потому что ему не выгодно было. Конечно, там же ежесуточно отмывали страшные деньги. Поэтому и в Грибовичах на протяжении длительного времени молчали, потому что зарабатывали на сортировке. Теперь господин мэр это все списывает на политику, на Порошенко, на конкуренцию … Сколько там тот Порошенко сидит? Три года, как война началась? Садовый 10! Так что, Янукович должен здесь решать катастрофу, или Ющенко? Он у нас хозяин и он должен воплощать то, что обещал в течение стольких лет. Анонсировал тогда какой-то призрачный саркофаг, а взамен только отмывал деньги. Он упал ниже плинтуса, Богом прикрывается, и ему это не поможет. Он и сам знает, что именно из-за его халатности пропали человеческие жизни, потому что довел до катастрофической ситуации. ДСНС тоже виноваты, ведь должны контролировать, просто брали деньги? Как по мне, дело будет тянуться долго, откупятся, как всегда, или и уже откупились » , — рассказывает Ирина Юнко .

«Мой муж погиб на территории ЛКП, которое принадлежит ЛГС при исполнении обязанностей. Поэтому отвечать должны все три стороны, а пока псов согнали как на «сборище» , — возмущается Анна Вненкевич .

За последние 12 месяцев женщины начали смотреть на жизнь по-другому, много пережили и еще более должны преодолеть. Однако теперь они хотят, чтобы жертва мужей не была напрасной.

Анна Вненкевич : «Может, так должно быть. Благодаря ребятам поднялась эта проблема мусора. Но почему ничего не меняется? Неужели они лишились жизни просто так? »

Казалось бы, власть судорожно пытается решить проблему: ищут участки для мусоросортировочных линий, договариваются о кредитах, заключают сделки. Между тем, конечно, кричат, что «нас все бросили» и «нас блокируют». 21 апреля этого года таки произошло «чудо»: ЛОР, ЛОГА, ЛГС и ряд органов местного самоуправления подписали меморандум о сотрудничестве. На этом мусорные страдания городского головы должны завершиться, потому что наконец он нашел возможность легально спихнуть львовский мусор подальше. Однако, как потом напишут промэрские медиа, «друзья познаются в мусоре» .

Города области один за другим начали отказывать Львову в приеме отходов. Не спасали здесь ни плаксивы просьбы, ни обещанные золотые горы. В какой-то момент наглость чиновников перешла границу: хламом решили делиться с городом Рава-Руска , где сейчас живут семьи погибших Богдана Юнка и Юрия Рыжего.

«Теперь они решили свозить мусор в Равы-Руски. Сюда, чтобы и дети нюхали то, от чего погиб их отец? Чтобы те все запахи шли на кладбище, где они лежат? Как они вообще смеют ехать сюда в Рави, как они смеют этим людям что-то предлагать? » — возмущается Олеся Руда .

После подписания упомянутого меморандума, в Раве организовали общественные слушания с участием представителей ЛГС и ЛОГА. На собрании горожанам предлагали поддержать завоз львовского мусора на Равский полигон. Понятное дело, что из почти 200 местных жителей никто не проголосовал «за», один — «воздержался», все остальные были «против». Люди не позволили издеваться над городом, его жителями и семьями погибших героев.

Анна Вненкевич : «Произошла трагедия, прошел год. Он не ищет решения, он ищет, как засрать всю страну. Для чего тот Меморандум? Ставь завод — перерабатывай! Но нет, решил завалить теми «Грибовичами» все государство. Люди отдали жизнь! Та опомнись, сделай что-нибудь! Неужели беда ничему не научила? Вот что ему мешает, он еще не наелся тех денег? Ему мало? На швейцарских счетах ему денег мало? »

«Он возит мусор по области, по стране. И что? Это решение проблемы? Он хочет в каждом районе организовать такие Грибовичи? Я удивляюсь людям, которые до сих пор не поняли его сути и политики. Им, наверное, уже ничего не объяснишь. Да и не надо объяснять, потому что пока будут такие люди, у нас будет продолжаться этот беспорядок в стране. Он — городской голова, и выбран не для того, чтобы штаны просиживать. Он прекрасно знал, какая там ситуация, и до самого конца наживался. Убеждена, Садовый никогда не изменится и не признает. Он в ту свою ложь сам и верит, проблемы списывает на политику. И если бы был невиновен, белый и пушистый, никто бы ему ничего не предъявил. Он боится и знает, чего боится. Это его вина, он двел полигон до такого состояния » , — считает Олеся Руда .

Грибовецкая трагедия навсегда изменила Рыжих, Юнкив и Вненкевичив. Сейчас в их жизни появилось новое окружение, новые приоритеты и новые ценности.

«Теперь увидела, насколько близки мне родители и сестры. Осознала, как много людей выдают себя за тех, кем на самом деле не являются. Ну и главное: к детям внимательнее теперь отношусь, ценю каждую минуту и молюсь, чтобы у них была долгая счастливая жизнь » , — признается Олеся Руда .

Ирина Юнко : «Однажды он мне приснился, и сказал: довольно плакать, у тебя есть ребенок! Тогда я и поняла, что надо брать себя в руки, добиваться всего, что могу. Сейчас делаю все так, как мы планировали с мужем. Никогда не забуду Богдана, до конца жизни буду помнить его и благодарить за каждый день. Действительно, с ним я жила и знала, как надо жить! »

«Погибли ребята, которые были Людьми с большой буквы. Я горжусь, что имела такого человека. Он отдал жизнь за наше здоровье и расшевелил то, на чем преступно наживались на протяжении многих лет » , — Анна Вненкевич .

За год в городе многое изменилось: «культурная столица» молниеносно превратилась в самую мусорную корзину, а о про «коллекционные» львовские отходы написала даже британская The Guardian. На мусорных площадках поселились крысы, а городские власти обещали придать им комфорта, проведя «парфумизацию». Четверо героев отдали жизнь, пытаясь спасти почти миллионный город от непоправимого, однако их жертва ежедневно выдается все более бесполезной. Пока остается разве надеяться, что кто-то хотя бы по принуждению выполнит то, что громко обещал воплотить на протяжении последнего десятилетия. Обещал. Но «взял и не сделал».

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*