Главная » Новости » Нацменьшинствами в Украине стали украинцы?

Нацменьшинствами в Украине стали украинцы?

9664

Сложилось так, что в течение 25 лет национальным меньшинством в Украине являлись именно украинцы. Нас ограничивают в праве на обслуживание на украинском языке, телевизионный или музыкальный продукт не может быть русскоязычным на 100% согласно законодательству. В школах, которые финансирует Украина, обучение происходит на языке оккупантов. С змеиным шипением пятая колонна воспринимает переименование улиц именами наших героев. Этот перечень можно продолжать бесконечно долго. Помощь власти уже привычна и банальна — мол, давайте не создавать неудобства нацменьшинствам. Именно поэтому права украинца на язык, культуру в той же Верховной Раде защищать некому.

Зато немало так называемых представителей нацменьшинств в Украине на весь мир кричат ​​- нас здесь притесняют! Дошло даже до того, что под прикрытием понятие «национальные меньшинства» появился ряд общественных организаций, которые не боятся заявлять, что «Украина — это фейковое государство, которого на самом деле никогда и не было». Стоит только вспомнить недавний скандал, когда лидер ОО «Защита прав национальных меньшинств» Олег Хавич, благодаря буковинским героям русско-украинской войны, был задержан СБУ за сепаратизм. Лидером еще одной общественной организации, которая якобы защищает права так называемых подкарпатских русинов, является «батюшка» Московского патриархата Дмитрий Сидор, который постоянно заявляет, что «Украина — это выдумка».

Кроме того, представители польского нацменьшинства проводят во Львове военизированные обучения и спокойно декларируют, что «Львув — польское Място».

Примеров множество, но очевидно одно — когда в Украине начинают делать какие-то весомые шаги по украинизации, сразу появляются «нацменьшинства», которые «против». Представляется, что «нацменьшинства» — это в определенной степени технология, направленная на то, чтобы мешать Украинская строить украинскую сильную Украину.

Почему так и пока это будет продолжаться? Об этом мы беседовали с директором программ защиты прав нации, национальных меньшинств и коренных народов за национально-международным правом Центра международной защиты прав человека НаУКМА Алексеем Куренным, общественной активисткой, писательницей Ларисой Ницой, общественным и политическим деятелем Сергеем поджилки и политологом Александром Аронца.

Часто приходится слышать горькая шутка, что нацменьшинства в Украине украинцы. Почему?

Алексей Куренной:

Одной из проблем украинского общества и в настоящее время можно считать отсутствие глобального консенсуса, даже ситуативного понимания в большинстве вопросов — между представителями национальных меньшинств и украинцами как титульной нацией, «исторически проживает на территории Украины, составляет абсолютное большинство ее населения и дала официальное название государству».

И дело не только в значительно меньших показателях поддержки нацменьшинствами демократических, украиноцентричных, проевропейских партий на выборах. А в том, что с обострением вопросов самоопределения украинский, которые длительное время были порабощенной в собственной же стране, представители нацменьшинств противостоят процесса самоидентификации украинства как нации.

Но действительно ли Украина даже такая полинациональных государство?

Сергей Жижко:

Во время переписи 1989 года в Украине проживали представители около 150 меньшинств. Но из них украинский — 72,2%, русских — 22%. В настоящее время переписи 2001 года украинский уже 77,8%, русских — 17,3%. Количество представителей других национальных меньшинств в процентном отношении значительно уменьшилась и является мизерной.

Региональное представления нацменьшинств таков: большинство проживает в обрусевших городах юго-востока и крупных городах центра Украины. В быту и публично она пользуется, как правило, на русском языке.

Почему же украинцы позволяют этим сравнительно небольшим нацменьшинствам пренебрегать правами титульной нации?

Сергей Жижко:

Это исторические тенденции. На территории Украины за последние несколько веков проживали, как компактно, так и рассеяны, десятки национальных меньшинств. В том числе в статусе колонизаторов — поляки, венгры, румыны и русские. Украинцы известны тем, что не политизируют свою идентичность, испытывают недостаток национального сознания и толерантно воспринимают меньшинства, часто пасуя перед их солидарностью, уступая им титульным местом, пока «не сядут на голову».
Во времена пролетарского интернационализма и дружбы народов в СССР украинцы активно денационализовувались, отрекались от своего языка, идентичности. Тогда в тоталитарной системе планово вершилось «слияния наций» в единый совковый народ, была Формула-установка — СССР является страной, где проживают до двух сотен народов и национальностей.
Эта же формула кочует и по сей день в различных клише о многонациональной Украине, в которой проживает более сотни представителей народов и национальностей.

В Украине действительно ущемляют нацменьшинства, как об этом некоторые заявляет?

Сергей Жижко:

За время независимости Украины не было фактов притеснений меньшинств государством или украинскими политическими организациями по национальному признаку, кроме отдельной истории с крымскими татарами.

Украинцы сегодня в условиях лучших образцов европейской политкорректности и толерантности положительно относятся к представителям национальных меньшинств, их потребностей в вопросах культурного развития и связей со своей исторической родиной. Поэтому разговоры о притеснениях — это миф. На самом деле все наоборот.

То есть на самом деле ущемляют украинский?

Алексей Куренной:

Да. Наглядным свидетельством такого игнорирования интересов украинский представителями миноритарных этносов Украины есть три недавние примеры.

Первый: 7 апреля этого года был зарегистрирован законопроект «О статусе крымскотатарского народа в Украине», который поддержали не только представители Меджлиса, а и либерально настроенные депутаты парламентской коалиции по ряду фракций. Несмотря на всю значимость и положительные данного законопроекта, он как минимум дважды нарушает права и интересы этнических украинский Крыму. В частности, в нем принципиально настаивается на включении в будущей территориальной крымскотатарской автономии всей территории полуострова, даже тех районов и городов, где коренной народ Крыма составляет 5%, а то и 1-2% (Север и юг Крыма). Но и при условии включения значительных территорий украинской этнической территории в крымскотатарской автономии, руководители крымскотатарского движения отказались от ранее согласованного рабочей группой (авторами законопроекта) «Куриального» принципа формирования Верховной Рады АРК. Если по первоначальному проекту все три основных этносы Крыма — крымские татары, украинцы и русские — должны были получить по трети мест в парламенте будущей крымскотатарской автономии, то в зарегистрированном тексте упоминание о Украинский уже отсутствует. Понятно, что при такой ситуации выгоду от создания национальной автономии будут крымские татары, а реальный контроль и власть — «русскоязычное славянское население» Крыма. Этнические же украинцы Крыма раз останутся ни с чем.

Другим примером стала деструктивная и противоречивая позиция президента Еврейского форума Украины Аркадия Монастырского в вопросе переименования проспекта генерала Ватутина на генерала Шухевича. В свое время этот господин причастен к принятию действующего до сих пор русификаторского закона Кивалова-Колесниченко «Об основах государственной языковой политики», а сейчас активно противодействует общественным инициативам декоммунизации топонимов. Высказанная им позиция кажется странной и противоречивой учитывая явное нежелание понять стремление украинский. Президент еврейского форума, поддерживая «Красную армию», как «освободителей Киева», ни словом не комментирует ее участие в окружении сел во время Голодомора 1932-33 годов, который привел к многомиллионным жертвам. Наконец, господин Монастырский, вслед за господином Гордоном, свидетельствует историческое невежество: если первый «привязал» Шухевича к дивизии СС «Галичина», то второй так же «привязал» С. Бандеру и созданную в 1942 году УПА к расстрелам евреев в Бабьем Яру 1941! И это при том, что осенью 1941 года Бандера уже находился в немецком концлагере.

Третьим примером является позиция луганского социолога Ильи Кононова, который в середине 1990-х — первой половине 2000-х говорил о «доминирующую етническую коалицию Украинцев и русских» на Востоке Украины, что, мол, привело к тому, что «в Донбассе сложилась особая етнотериториальная общность ». На основе этого Кононов безапелляционно утверждал: «никакаих стратегия строительства Украинского государства невозможна без учьота УКРАИНСКИЙ-рускава взаимодействия в Украини между русскоязычных Востоком Украини и украиноязичним Западом».

Когда же по крайней мере часть русских и русскоязычных Донбасса поддержала пророссийских боевиков и призвал Путина ввести войска, что и повлекло современную российско-украинскую войну, то эта его «теория» потерпела сокрушительное краха. Но Кононов и дальше продолжает выступать против декоммунизации и деколонизации, в частности против жесткого законодательного защиты украинского языка, запрета российских социальных сетей и переименование проспектов — здесь, в Киеве, не в Донбассе!

То есть разговоры об ущемлении нацменьшинств — это определенная технология, направленная на то, чтобы не давать возможности развиваться украинству на своей земле?

Лариса Ницой:

Проблемы нацменьшинств в Украине — это, несомненно, отработана Кремлем политтехнология. Так же, как российские войска Путина, когда заходили на восток Украины и в Крым, то в качестве преграды ставили украинских женщин и детей. Так же, чтобы помешать развитию Украины и украинизации, Путин выставляет в первые ряды так называемые нацменьшинства, которые в действительности являются опорой «русского мира» в Украине. Ведь если разобраться глубже, то среди тех, которые кричат ​​об ущемлении нацменьшинств в Украине, нет ни одного реального представителя национального меньшинства. В свое время я встречалась с представителями других национальностей, которые живут в Украине, с головами их союзов. Так вот: я не слышала, что у них есть какие-то проблемы с национальной самореализацией. Скажите, разве мы слышали, чтобы о притеснениях заявляла литовский, эстонский, армянская, азербайджанская, немецкая или белорусская национальные меньшинства? Разве мы слышали, чтобы они делали громкие заявления, чтобы они не соглашались с декоммунизацией или квотированием украинского языка на телерадиоэфирах? Нет, никто из них не против, а они и есть нацменьшинствами. Поэтому под обобщенными словами «нацменьшинства в Украине» на самом деле скрывается единственная национальность в Украине — русский. Собственно, эта национальность в Украине меньшинством себя не считает. Она нас, украинский, в нашем государстве считает неполноценными «младшими братьями». Для россиян украинцы являются украинский нацменьшинством в своей же стране. Поэтому московиты, прикрываясь обобщенным словом «нацменьшинства», продолжают нам насаждать «русский мир».

Александр Аронець:

Действительно, по большинству так называемых нацменьшинств «торчат уши» Кремля. Это очевидно, когда смотришь на все их заявления. Примечательно, что они делаются московской, а не государственной украинском языке. Возникает логичный вопрос: почему эти так называемые нацменьшинства, имея свой национальный язык, пользуются именно на русском? Почему они не пользуются языком страны, которая дала им хлеб, дом, работу, гражданство? В конце концов, их украинофобские заявления очень часто похожи на сюжеты кремлевско-кисельовських «Вестей на ОРТ». В конце концов, даже если абстрагироваться от влияния Кремля, какое право имеют «нацменьшинств» диктовать, как жить более 90% населения Украины — Украинской? Те же национальные герои Израиля совершали террористические акты для возникновения своего независимого государства. И почему там никто не говорит, что они террористы и ни одна нацменьшинство не может даже рта открыть и сказать кривое слово в сторону национальных Израиля. Зная, что за такое можно и в тюрьму загреметь.

Какой вы видите выход из такой довольно сложной ситуации?

Лариса Ницой:

Для начала надо понимать, что когда слышишь о притеснениях нацменьшинств — это неправда. Далее просто подходить и требовать от этих «прижатых нацменьшинств» конкретных фамилий, доказательств. Являются ли эти «обиженные» действительно представителями нацменьшинств? А каких? Я не сомневаюсь, что именно русских. А дальше, это уже работа для наших спецслужб — узнать, кто стоит за этими «обиженными нацменьшинствами», кто их финансирует.

Сергей Жижко:

Беда в том, что украинцы толерантны к правам меньшинств и равнодушны к своим потребностям и правам. Поэтому следует украинизовуватись, прилагать совместные усилия к возвращению украинского языка для неукраиноязычных потомков «забытых предков». Ведь стоит, ссылаясь на интересы русскоязычных меньшинств в Украине, а фактически русского меньшинства, продолжать росийщиты украинский? Подыгрывать русского нацменьшинства — это готовить общество к новым Крыму, «лугандонив», сепаратизма в угоду России. Стоит наконец показать, что Украина уже не колония России.

Александр Аронець:

Будем откровенны: толерантное отношение к московской нацменьшинства в Украине привело к аннексии Крыма и войны в Донбассе. Ведь, как говорят в народе, «пустили свинью под стол, а она взобралась на стол».

Поэтому, на мой взгляд, Украинская следует очень жестко реагировать на попытки некоторых, обычно фейковых «нацменьшинств», диктовать нам какие-то их условия. Следует возбуждать уголовные дела за проявления украинофобии, чтобы в будущем никому уже не хотелось учить украинский в Украине, как нам здесь жить.

А настоящие нацменьшинства должны уважать Украину, наш язык, культуру, традиции, наших национальных героев. А если что-то им не нравится, то сейчас есть много способов очень быстро избавить себя от негативных эмоций — «Виззейр» или «Раянейр». Ну, или, пока не закрыли окончательно железнодорожное сообщение — «чемодан-вокзал-Москва».

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*