Как нам ликвидировать группировку «Московский патриархат »

Митрополит УПЦ Московского патриархата Онуфрий

После трех лет российской агрессии, аннексии Крыма и того, как митрополит УПЦ Московского патриархата Онуфрий не встал во время чествования в Верховной Раде погибших воинов АТО, в Парламент наконец внесли два законопроекта, которые могут ограничивать деятельность церкви страны-агрессора. В частности, в них говорится об особом статусе религиозных организаций с руководящими центрами в государстве, признанной агрессором и возможность менять подчиненность религиозной общины с согласия большинства членов религиозной общины.

Митрополит УПЦ Московского патриархата Онуфрий
Митрополит УПЦ Московского патриархата Онуфрий

И хотя упомянутые законопроекты еще не приняты и прямо не запрещают деятельность русской церкви в Украине, в Московском патриархате уже начали изо всех сил кричать, что якобы в Украине посягают на свободу вероисповедания. А московский патриарх Кирилл уже даже дважды успел выступить с критикой инициатив украинского парламента: мол, именно УПЦ МП является единственной канонической церковью в Украине, а остальные — это «раскольники».

Чем на самом деле является в Украине московский патриархат? Какую угрозу национальной безопасности Украины он составляет? Что нам делать с этими московскими «духовными скрепами»?

Об этом наш корреспондент спросил у заместителя председателя киевского «Просвещения», директора программ защиты прав нации, национальных меньшинств и коренных народов по национально-международному праву Центра международной защиты прав человека НаУКМА Алексея Куренного, у политолога, директора негосударственной фонда Института трансформации общества Олега Соскина , у украинского диссидента, одного из авторов Декларации о независимости Украины, Героя Украины Степана Облако и у философа, публициста, доктора философских наук, профессора, проректора Национального университета «Острожская академия» Петра Кралюка.

Что такое московский патриархат в Украине? Это церковь или «пятая колонна»?

Олег Соскин:

Группировка «Московский патриархат» — это структура КГБ и всем это известно. Эта группировка была создана после Второй мировой войны в 1954 году. Тогда Московский патриархат назывался тринадцатый отделом НКВД. Туда вошли якобы «попы», которые к тому же занимались жестокими пытками и расстрелами людей, которые мешали режиму. Деятельность Русской православной церкви Московского патриархата ничем не отличается от тогдашней структуры НКВД и сегодня. А ее лидер Кирилл Гундяев не священник, а есть кгебистом, миллионером и пропагандистом.

Сама же РПЦ МП — это ФСБ-шная агентура, заполненная разведчиками и убийцами. И очень обидно, что и в Украине действуют эти православные агенты в рясе. Ведь московский патриархат у нас везде — в Ровенской, Волынской областях очень много женских монастырей. И вот эти все их «матушки» являются членами этой ФСБ-шной российской сети. Печерская Лавра в Киеве заполнена московской агентурой в рясах. В Тернопольской области такой является Почаевская Лавра, а это гнездо московских отрядов из этой всей нечисти.

Обратите внимание на цинизм: московский патриархат канонизирует русских царей, Сталина изображает на иконах. Но в Украине этот же Сталин истребил репрессиями и геноцидами больше 10000000 населения. Как мы можем относиться к таким святым Московского патриархата? Здесь куда ни кинь, и так понятно — для Украины московский патриархат является не более, чем коварным врагом.

Петр Кралюк:

Любые конфессии,которые действуют в Украине, но имеют свои центры за рубежом, так или иначе лоббируют интересы своих «материнских стран». Понятно, что так называемая Украинская православная церковь Московского патриархата лоббирует интересы России, против нас воюет. Даже деятельность указанной конфессии представляет угрозу национальной безопасности Украины. И это надо четко понимать. Я, конечно, далек от того, чтобы в каждом священнике, а тем более верующем так называемой Украинской православной церкви Московского патриархата видеть агента Кремля. Но надо понимать, что эта конфессия в целом и ее руководители в частности работают на страну-агрессора.

 По данным исследования TNS MMI, с точки зрения психографического профиля, сторонникам УПЦ КП более присущи черты социальной ответственности и новаторства, что означает энергичность, открытость к новому и ориентацию на семью, домашний уют. В то же время сторонники УПЦ МП более склонны к консерватизму и индивидуализму.

Степан Хмара:

И действительно, чтобы понять, что такое московских патриархат, стоит поехать в Почаевскую лавру на Тернопольщине. Там продают антиукраинскую литературу, там везде заметен антиукраинской дух. И это то, что можно увидеть невооруженным глазом. А сколько там офицеров ФСБ! Эти московские священники — это пятая колонна в Украине.

Алексей Куренной:

На сегодня есть три идеологически ценностные «кита»,которые привязывают Украину к «русскому миру». Они охватывают язык (а этот вопрос «рускоязичия»), национальную память (а это советская героика 9 мая) и собственно душу — веру. Московский патриархат опасен тем, что его идейно-ценностная, политическая позиция угрожает суверенитету и самобытности Украины. Эта опасность наблюдается на всех уровнях — от руководства церкви МП и его влияния на украинское государственное руководство и до уровня рядового приходского храма, где каждый настоятель сам выбирает, как вести диалог с верующими, или как пастырь, или же как политический пропагандист.

А какие более конкретные факты можно привести, говоря, что Московский патриархат в Украине занимается антиукраинской деятельностью?

Алексей Куренной:

И действительно, на общероссийском уровне наше общество уже неоднократно было поражено систематическими антигосударственными, антиукраинскими выпадами руководителей УПЦ МП. Год назад, 8 мая 2015 года, в День Памяти и Примирения, руководители УПЦ МП отказались подняться с мест в сессионном зале Верховной Рады во время зачитывания Президентом Порошенко имен погибших героев АТО. На следующий день пресс-служба Московского патриархата только ухудшила и без того негативное впечатление от этого события, указав, что председатель МП Онуфрий не поднялся «чтобы подчеркнуть, что нужно немедленно прекратить войну». И это войну, которую против Украины ведет внешний агрессор и которую Украине можно прекратить, только сложив оружие и сдавшись.

В 2015-2016 гг. Онуфрий неоднократно прямо или косвенно указывал на войну на Востоке Украины, как на «гражданскую». При этом в конце декабря 2015 он же, глава МП, выступил против допуска украинского языка в богослужение в церквях Московского патриархата.

На низовом уровне ситуация часто еще хуже: общеизвестными факты сотрудничества представителей МП с боевиками, а в Крыму — с оккупационной администрацией. При этом на «пока еще не оккупированных» территориях распространения УПЦ МП местные промосковские клерки позволяют себе пророссийскую пропаганду «единства народов», лояльного прославления в шовинизм настроенного московского патриарха Кирилла. Маразм Московского патриархата доходит до отказа отпевать погибших героев АТО, а такое отношение в православии допускается только к самоубийцам. Неудивительно, что в период многолетнего заметного прессинга Киевского патриархата режимом Януковича, УПЦ КП оставили лишь несколько приходов, тогда как за последние три года войны московский патриархат в Украине массово покидают верующие.

В России недавно по благословению РПЦ была запрещена церковь Свидетелей Иеговы — мол, это секта. А деятельность Московского патриархата в Украине можно назвать сектой?

Олег Соскин:

Даже больше. Московский патриархат в Украине — это московско-кгебистская секта. Это филиал их спецслужб на территории Украины. Вы посмотрите на нравственность московских попов — среди них очень много педофилов, извращенцев. Московский патриархат прикрывает воров в законе. Их попы активно сотрудничают с российскими криминальными структурами в Украине. Через них идет бешеная пропаганда против Украины. УПЦ МП не церковь — их даже сектой не назовешь, потому что это нечто гораздо хуже. Те же Свидетели Иеговы не так страшны, как церковь Московского патриархата. И вообще РПЦ МП — это незаконная структура, ведь русскую церковь ликвидировал Сталин, а восстановили коммунисты, как одну из своих спецслужб.

Как известно, в Верховной Раде зарегистрировали два законопроекта, которые якобы могут ограничить деятельность Московского патриархата. Что это за проекты законов?

Петр Кралюк:

По законопроектам №4128 и 4515, предусматривают возможность свободно религиозным общинам менять конфессиональную принадлежность, а также устанавливать определенный контроль за конфессиями, центры которых находятся в стране-агрессоре, то есть России. Хотя в этих законопроектах не идет о так называемой Украинской православной церкви Московского патриархата, однако именно для нее они создают ряд проблем.

Конечно, принятие этих законопроектов могло бы частично решить проблему, о которой мы говорим. Но, во-первых, у меня есть большой скептицизм относительно возможности принятия этих законов. А, во-вторых, какая гарантия того, что эти законы будут выполняться? Ведь в нашей анархической стране законы — это, скорее, параллельная реальность, которая далеко не всегда имеет отношение к реальной жизни. Как по мне, для того, чтобы очиститься от Московского патриархата, надо иметь политическую волю высшего руководства, которой вообще нет. Что, например, мешает прекратить сотрудничество государственных структур, в том числе и военных, со священниками этой конфессии? А такое сотрудничество сих пор существует.

Если Верховная Рада не может принять таких нужных законов, какими еще методами мы можем избавиться от влияния Московского патриархата на Украине?

Степан Хмара:

Для того, чтобы прекратить их деятельность, не нужно даже принимать специальный закон. Достаточно посмотреть, чем занимается московский патриархат в Украине. Следовательно, за каждый факт, где Московский патриархат вылезает за пределы своей компетентности, когда с религиозной деятельности переходит в политическую плоскость, этих попов нужно брать за бороду и наказывать в соответствии с законами Украины.

Когда я в 90-х годах общался с ребятами из Службы безопасности Украины, то посоветовал им каждое воскресенье быть во всех церквях на Богослужении и внимательно слушать и фиксировать, что во время проповеди говорит «батюшка». И как только он говорит что-то против Украины — вызвать попа на следующий же день на профилактическую беседу. Показать ему статью в Уголовном кодексе, «нажать мордой» и предупредить, что за такое можно и сесть надолго.

Дальше — московскую церковь нужно заставить прекратить это кощунство, согласно которому они называют себя Украинской православной церковью Московского патриархата. Их правильным названием должно быть — Русская православная церковь в Украине. Существовать эта конфессия в Украине может в виде церкви для русских, не больше.

Эта церковь не имеет права появляться в политической жизни Украины. И наше политическое руководство после того, как в прошлом году Онуфрий вместе с двумя подонками не почтили погибших воинов АТО, должно сделать все, чтобы такой церкви в Украине не было. Далее — должна быть проведена воспитательная работа среди верующих Московского патриархата, поскольку в большинстве случаев эти люди зазомбированные. Кроме того, должны быть созданы все условия, чтобы бывшие верующие Московского патриархата переходили в другие конфессии. Чтобы им это не мешали делать вооруженные «семинаристы» из Почаевской Лавры.

С помощью комплексного подхода можно нивелировать Московский патриархат в Украине. Эту российскую структуру можно задушить даже фактами. Мы знаем большое количество московских попов, которые должны уже или сидеть за решеткой, или быстрыми шагами бежать к себе на «родину». Создается впечатление, что наша СБУ плохо работает. Но если украинские спецслужбы будут работать эффективно — проверят гражданство этих попов, источники финансирования, законность деятельности, то московский патриархат сам сбежит из Украины.

Но наши спецслужбы пока бездействуют. Есть ли другие варианты?

Олег Соскин:

Есть хороший способ избавиться Московского патриархата раз и навсегда. В православном мире каждое суверенное государство должно иметь своего единого патриарха и свою единую поместную православную церковь. Вот посмотрите, как это в других странах мира: в Польше, Словакии. Там православная церковь пропагандирует и активно поддерживает только государственные позиции своей страны. Во всем мире церковь поддерживает деятельность государства, и это нормально. А у нас единственной канонической церковью себя называет церковь иностранного государства, к тому же воюет против Украины. Поэтому нам нужно строить свою поместную церковь.

И примеры есть. Перед тем, как распалась Российская империя, на польской территории действовала Киевская митрополия. Из-за существования Киевской митрополии, которая объединяла всех православных Речи Посполитой, Константинополь в 1924 году дал без согласия Московского патриархата автокефалию Польской Православной Церкви. То есть, когда в 1924 году Польша образовала свое государство, то Константинопольский патриарх дал Томос польской православной церкви о том, чтобы она стала автокефальной поместной церковью. Таким образом она могла по всем канонам выбрать своего патриарха. И вот если Константинополь даровал автокефалию польской Церкви на почве Киевской митрополии, то почему сегодня Константинополь не имел бы права дать самой Киевской митрополии состояние автокефалии? Если это было возможно в 1924 году, значит, это возможно и сегодня. То есть не нужно придумывать уже ничего нового, есть прецедент, который можно просто повторить.

Ведь понятно, что Украина, которая в 1991 году вернула независимость после того, как Украинская народная республика была уничтожена коммунистическими бандами, дальше должна восстановить и свою независимую поместную церковь.

Как это должно происходить? Под чьим руководством?

Алексей Куренной:

Социологические опросы 2015-2017 годов показывают все большую поддержку украинским обществом как Киевского патриархата, так и самой идеи объединения сугубо украинских конфессий в единую соборную поместную православную церковь. Пока не важно, какой будет новообразованная церковь: автокефальной или же под Константинополем — лишь бы не подчинялась разрушительному влиянию «русского мира» из Москвы и Кремля.

Олег Соскин:

К сожалению, Филарет через анафему не может возглавить Украинскую поместную православную церковь. Но и это можно очень просто решить: есть Константинопольский патриархат. Под его омофором мы были еще со времен крещения Руси. А поэтому нужно к нему апеллировать. Далее можно обратиться к незаконно снятому с участием того же Кирилла патриарха Иерусалимского Иринея, пригласить его в Украину. А этих всех московских попов нужно выгнать. Причем буквально — посадить их в вагончики и в лучшем случае отправить в Россию.

Но в Москве не согласятся на независимую украинскую церковь?

Олег Соскин:

Московский патриархат на территории России может делать, что хочет. Но с территории Украины они должны уйти. И чтобы прекратить манипуляции относительно религиозного вопроса, единственное, что мы можем сделать — это ликвидировать церковь Московского патриархата. Единственная допустимая форма, в которой РПЦ МП может существовать в Украине — это экзархат. То есть на территории государства может действовать только один представитель церкви иностранного государства и все. А все остальное — храмы, соборы, Лавры — это все должно быть возвращено Украинской церкви.
В конце концов, запретить московский патриархат в Украине можно было уже давно. Главное, чтобы было желание. Я об этом уже пятнадцать лет говорю. Нельзя допустить деятельность этой пятой колонны в Украине. Конечно, эта структура будет устраивать нам свои протесты, конечно, что будет мощная информационная война, они будут защищать свое влияние на мозги украинский. Но мы должны понимать, что «собака лает — караван идет». Пусть «погавкают». Ведь это наша страна, наша территория и наши правила. А Московский патриархат мы здесь не хотим видеть, у него есть огромная Московия — пусть там борются за духовность.

Ликвидация Московского патриархата в Украине будет значительной потерей для Кремля?

Олег Соскин:

Это будет колоссальная потеря для Москвы. Сейчас церковь Московского патриархата — это не единственный способ контроля Украины. Ибо, как уже говорилось, для России их попы в Украине — это мощная система агентуры, а для нас это, по сути, враги. Если мы их отсюда выкинем — Кремль потеряет Украину, окончательно и навсегда.

Интересные новости

«Восток-2018» глазами Брюсселя: тренировки конфликта крупного масштаба?

fttc-editor

Виды деятельности по КВЭД 2017 в Украине

fttc-editor

Александр Дондик и сотрудники Noosphere Ventures подставили Макса Полякова

fttc-editor

1 отзыв

Юрченко Илья 0950979865 31.05.2017 at 10:36

Бедные Вы люди, если бы Вы раскрывали Богом данные Вам таланты, то Вы бы вообще не обращали внимание на попов, московские они или украинские, КГБ бегало в СССР за верующими бабушками и где теперь СССР? так и с Украиной, несколько структур безопасности, а Украина посыпалась, причем тут Церковь, да есть у каждого проблемы, а грехи так тем более у всех, но тыкать пальцем и говорить вот виноват батюшка, или президент или простой милиционер, всем мы виноваты, и силам зла выгодно, чтобы люди ссорились между собой и сделали из Церкви политический институт, что недопустимо!!! Церковь СПАСАЕТ через Таинства и Примирение, а если многие из нас зажрались, то надо попоститься и помолиться, лучше становится и для сердца и для тонкости духовных пониманий.

Ответить

Оставить комментарий