Блокбастер «Задержание»: кажется, это была комедия

Конфискованные деньги

Среда, 24 мая, в Украине оказалась не просто днем ​​отчета Генпрокурора в Верховной раде. И этот день не только канун третьей годовщины избрания Порошенко президентом. Этот день войдет в историю еще и масштабной акцией украинских силовиков. Правда, ее следствием может быть не менее грандиозный … пшик.

Конфискованные деньги
Конфискованные деньги

«В операции задействовано 1700 полицейских и 500 военных прокуроров. Одновременно проводится 454 обыска. Задержаны 25 фигурантов дела, которых, с учетом масштаба дела, вертолетами перевозим в Киев, в специальный центр, где им вручается уведомление о подозрении и откуда они направляются в суд. Задержание, обыски и другие оперативные действия проходят в 15 областях Украины », — радостно рапортовал утром в фейсбук Министр внутренних дел Арсен Аваков.

Но уже к вечеру его риторика несколько скисла, когда было вынесено первое решение Печерского суда о выходе экс-главы Луганской налоговой Антипова под залог в 15 млн грн (при обыске у него обнаружили $ 3 800 000 наличности). За ним начали выходить и последующие фигуранты.
 
Некоторые карты «сжег» и главный военный прокурор Анатолий Матиос. «Эту операцию нам бы не удалось провести, если бы нам не помогал председатель ДФС Насиров, потому что разобраться в дебрях налогового законодательства, всех нарушений … Это только благодаря его содействию основной массив работы был сделан. Я не стесняюсь этого сказать, это человек, который в этом сегменте сделал все, чтобы разоблачить все эти незаконные налоговые площадки и помочь нам доказать и собрать доказательства. Это не последние люди в государстве, это руководители налоговых администраций, это цари и боги времен Януковича », — заявил Матиос.

Картинка сначала выглядела, словно съемки боевика или сериала о мафии, вроде «Спрут»: спецназ, вертолеты, кучи денег. Однако в итоге задержанные выходят на свободу — кто под залог, кто вообще под личное обязательство (что-то типа «честного слова»).

Вопрос о стоимости этого экшена для бюджета и целесообразность такого массированного и такого неэффективного «шухера» зависли в воздухе. Остается разве разводить руками по поводу так хитро сделанного КПК, который преполагает все эти поблажки для взяточников, и менять добровольно депутаты ничего не собираются (конечно, а если завтра задержат уже кого-то из народных избранников, он тоже сможет воспользоваться «запасным выходом»).

Что же вчера увидела вся страна, с какой целью этот боевик устроили, и чего ожидать в дальнейшем? С этими вопросами мы обратились к политическому эксперту Тарасу Завгороднему, политологу Петру Олещуку и политическому аналитику Александру Солонько.

Тарас Завгородний:

Мы увидели шоу, которое показывали за наш с вами счет, и которое неизвестно чем закончится. Это была защита Генпрокурора Луценко от лишних вопросов по результативности его работы, во-первых. А во-вторых — это уже политическая заявка или на должность премьера, или даже на президентские выборы. Если внимательно вчитаться в его стилистику — «я наведу порядок», «я — главный борец с коррупцией» и т.д. — это достаточно весомая заявка на дальнейшее политическое будущее.

Что касается залогов, то в законодательстве это прописано — у нас были декриминализированы все хозяйственные преступления, и это нормальная практика в мире — когда закрывают сразу только за тяжкие преступления. Но такую ​​практику — когда вы садитесь, мы заберем у вас часть — Луценко уже применяет. Это и по «Тедису», и «Нафтогазу» — когда судили брата Кашубы, когда он там вроде вернул 100 млн. Это такая, знаете, тактика Саакашвили, которую он выбрал в Грузии. Это такая скользкая дорожка, потому что это фактически «откат»: когда украл миллиард, отдай 100 млн и выходи после суда.

Законодательство предусматривает и соглашение со следствием, может что и из этого было использовано. Но не вижу, как это реально ведет к борьбе с коррупцией, только фактически устанавливают будто норму отката. А фактически — это легализация коррупции через суды.

О роли Насирова — существует вероятность, что его таким образом выводят из-под ответственности. Я думаю, что Насиров там реально ни к чему. Потому не забывайте — его дело все же вело НАБУ, оно на досудебном следствии и в суд еще не дошло. Поэтому материалами дела (если это касается этого) оно не обладает. По крайней мере, прокуратура, потому что она не открывала дел в отношении Насирова. И он не имел отношения к тем, кто действовал во времена Януковича — как нам рассказывали. То есть, в данном случае может произойти просто замена одних людей на других.

Петр Олещук:

Все это более чем напоминает пиар-акцию соответствующих силовых ведомств. Надо понимать, что подобное массовое задержание — это прежде всего информационный проект. Кроме того, очевидно, что в силовых ведомствах не могли не понимать такую ​​простую вещь, что в соответствии с действующим законодательством все задержанные будут очень быстро выпущены под залог — такие нормы УПК. Поэтому в целом масштабы затраченных усилий и полученные результаты не выглядят сопоставимыми. Но действительно создали мощный информационный повод, который непосредственно совпал с другими информповодами, связанными с деятельностью правоохранителей, и, наконец, все это даже переплюнул.

Другие выглядели менее значимо и отходили на второй план — тот же процесс Януковича. Здесь надо понимать, что вчера отчитался Юрий Луценко, и ему задавали вопросы по этому делу. Он ответил оригинально: что расследование проводится (в частности, о причастности к убийствам на Майдане и др.). При этом Луценко сказал, что эти дела поступят в суд после того, как в суде завершат дело о государственной измене Януковича.

Однако мартовское обращение к Путину о введении войск (на котором и базируется обвинение) Янукович подписал уже после того, как Верховная Рада в конце февраля приняла постановление о лишении его президентских полномочий. То есть, с точки зрения украинского права письмо писало частное лицо, поэтому где здесь конкретный состав преступления (госизмена), понять довольно сложно. Таких проблемных ситуаций накопилось много. И этой масштабной операцией те информповоды с громкими делами оттеснили на второй план.

По версии о возможности получить немного денег от задержанных. Здесь еще может быть эффект синергии: руководство получает пиар, а среднее звено при этом получает возможность заработать.

Для Насирова это действительно может быть попыткой вывести его из-под ответственности. Такая операция по отбеливанию, когда он превращается чуть ли не в бойца «невидимого фронта», Штирлица, которого отправили в это гнездо. Он разведал все схемы и доблестно доложил о них правоохранителям. И только благодаря его самоотверженной работе мы получили возможность так сказать, привлечь к ответственности представителей старого режима.

Александр Солонько:

Это нельзя назвать результатом системной борьбы с коррупцией, реально речь идет о пиар-акции. Пафос, помпезность, очень все громко началось, а сейчас будут по одному отпускать этих задержанных. В стенах Верховной Рады потерялся законопроект об отмене залога для подозреваемых в коррупции. Его никто не хочет принимать, очевидно, не случайно. У нас много говорят о борьбе с коррупцией, и очень мало — об устранении условий, которые ее делают возможной.

Здесь и Насирова показывают, что как будто это происходило с его участием. Но надо понимать, что это фикция. До сих пор существует круговая безответственность и круговая порука во власти.

Нелюстрованные суды отпускают коррупционеров, коррумпированный правящий класс продолжает создавать условия, чтобы не была очищена судебная система. Например, конкурс на судей Верховного суда, где откровенно «протягивают» лояльные фракции президента, или просто судей, которые даже по тому выхолощенному закону об очищении власти все равно попадают под люстрацию. А именно независимая, качественная и коррумпированная судебная система — это гарантия того, что за любое преступление представителей власти суды будут принимать решения в соответствии с законом и в конце будут прецеденты, когда коррупционеров будут сажать за решетку.

А так мы имеем очередной спектакль, рассчитанный на отвлечение внимания. Не нужно обманываться. Сделать первые выводы можно будет только после того, когда так называемые топ-коррупционеры получат реальные тюремные сроки. Потому что пока задержанных отпускают. Затем они еще будут подавать в суд, чтобы против них дела закрыли — потому что будут находить какие-то процедурные, процессуальные нарушения и тому подобное. Схема стара как мир, пока она работает, и пока мы вынуждены за этим наблюдать, нам не стоит обманываться и делать какие-то положительные выводы.

Интересные новости

Теракты в Бельгии 22 марта 2016 планировались давно

fttc-editor

Зачистка Цензор.Нет: Мартыненко vs НАБУ

the-fttc-edit

Brexit обойдется Британии в $150 миллиардов

fttc-editor

Оставить комментарий