Бизнес-рай для крестьян. Малайзия дает оборудование и не берет налог, если доход меньше $700

Куала-Лумпур

Джурия имеет небольшой бизнес: печет вкусные пончики на собственной кухне. Пекарское оборудование предоставило ей государство. Так же, как и регулярные кулинарные курсы. У нее не взимают налогов. Не требуют вести бухгалтерию. Ее не донимают инспекции. Она рекламирует продукцию на своей ФБ-странице и имеет много покупателей. Такие же условиях у ее приятельницы и родственницы. «У нас сельский бизнес окружен любовью правительства» — смеется Джурия.

Автор: Дарья Воропаева, Украина — Малайзия

Куала-Лумпур
Куала-Лумпур

Увидев мою заинтересованность рассказами о том, как живется малому сельскому бизнесу в Малайзии, Джурия взялась провести для нас экскурсию на местные производства. То есть, на кухне своих родственниц и приятельниц, которые пекут печенье, делают банановые чипсы, варят соусы и имеют с этого небольшую прибыль. «Проведу для вас тур по малому бизнесу в нашем селе, и вы собственными глазами сможете увидеть все то, что я вам рассказала».

Джурия и сама делает еду на продажу. В ее ассортименте – лонтони (рис, парений в банановом листе), карри папы, пончики, пау и другая выпечка. Итак, первая точка в моем туре – ее кухня.

Она похожа на небольшую хорошо укомплектованную пекарню. Здесь есть огромная печка и две меньшие по объему, есть машина для вымешивания теста, портативная газовая горелка, просторный стол. А еще – огромный холодильник-контейнер, где она сохраняет предназначенные на продажу изделия.

Всю эту технику предоставила ей правительственное агентство – бесплатно.

И Джурия не видит в этом ничего удивительного. Что же тут удивительного, если и ее приятельницы и соседки получили такую же технику.

«Пришел представитель министерства в наше село, собрал общину и говорит: не забывайте, у нас действует государственная программа по поддержке малого бизнеса. Поэтому, если кто-то из вас что-то производит, вы, пожалуйста, скажите, что вам нужно, какая техника. Мы дадим. Только сначала вам следует зарегистрировать свое предприятие».

В денежном эквиваленте стоимость оборудования составляет 10 000 рингит = $2500. Это – подарок, возмещать его не требуют. Через пол года можно отправиться за дополнительной помощью – на этот раз сумма составит 20 000 рингит = $5000. Тут уже есть требования: вести бухгалтерию и обустроить мастерскую в отдельной комнате.

Важный момент: в отличие от украинских крестьян, которые часто живут натуральным обменом, малазийские привыкли покупать у соседей производимую ими продукцию, те же банановые чипсы или пирожки.

Когда власть помогает

О малом бизнесе заботится Министерство по развитию сельской местности. В каждом поселке есть его представительства – департаменты RISHDA (Rubber industry holders small development authority). Их создали еще в 1966 году. Историческое название осталась неизменной со времен каучуковой (англ. rubber – каучук) индустрии как ведущей, но сейчас департамент занимается всем сельским бизнесом начальных этапов.

В офисах RISHDA производители регистрируются, что одновременно является и сертификацией продукции. Стоимость услуги – $18.

Через неделю после подачи заявления ты – официальный бизнесмен.

Активным предпринимателям RISHDA проводят курсы по повышению квалификации. Конечно же, бесплатные. Курсы ежемесячные, длятся от 3 до 7 дней. Поучиться могут все. Предоставленный офисом транспорт собирает участников по селам, завозит к месту курсов. Участники живут в гостинице или общежитии. А на самих занятиях всегда вдоволь инструментов для тренировки. Все это – также бесплатно.

Преподаватели на этих курсах – более опытные предприниматели, которым департамент платит гонорары за преподавание.

О контроле

После получения техники предпринимателя начинают проверять RISHDA. Их интересует соблюдение санитарных норм и продвижение. Впрочем, они приходя не наказывать за недостатки, а понять, можно ли еще чем помочь.

Со слов Джурии, санитарные инспекции ко всем относятся снисходительно:

«На моей кухне чисто, их удовлетворяет. У других, если где не вымыто, то говорят: надеюсь, когда я приду в следующий раз, вы поубираетесь. Удачи в бизнесе!». Штрафов за недостатки, которые обнаружили инспекторы для крестьян не существует.

Более серьезное внимание обращают на рекламу. Инспекции проверяют, рекламируется ли продукция в соцсетях, имеет ли производитель раздаточные флаеры и на словах предлагает соседям свою продукцию.

За отсутствие рекламы также не штрафуют. Зато спрашивают: «Может, вы не знаете, как рекламировать продукцию? Тогда мы отправим вас на учебные курсы по промоушену. Может, вам надоело производить макароны? Тогда подумайте о выработке орехового печенья. В следующем месяце мы устраиваем мастер-класс как раз по этой теме».

По сути, требование властей – развитие твоего дела. Развиваешься – мы поможем.

А если бизнес прекращается, то людей просят передать оборудование тем, кому оно нужно.

О налогах

Официально, уплата налогов начинается от чистой прибыли в 2800 рингит (=$700) в месяц. Но в реальности ни один из малых сельских бизнесов Малайзии не облагается налогом. Соответственно, нет обязательств вести бухгалтерию.

Джурия рассказывает: «В прошлом году спрашивали меня, я веду бухгалтерию? Я говорю, я не записываю, кому и сколько чего я продаю и имею выгоду. Они на это: ничего страшного, не переживайте. Нет бухгалтерии – то и нет. Главное, что вы за домом и за детьми следите. А отчетность – не так важно».

Юрист Амир объясняет логику чиновников: «У нас чиновники руководствуются толерантностью. Если человек нормально делает бизнес, печет вкусные печенюшки, всем нравится, никто не жалуется – то чего к нему с регистрацией-налогами цепляться? Даже если они зарабатывают больше, чем необлагаемый минимум. Превалирует нравственности над законом: наши чиновники довольны своими зарплатами и своей жизнью, и хотят, чтобы и другие были счастливы. Поэтому нерегистрированных из сел они просто не трогают».

А Джурия добавляет: «Твоя идея, твой бизнес, твои доходы – так говорит наша власть. Они не мешают».

Кроме того, в малазийском обществе существует понимание, что «местная власть – это мы». Чиновники низшего и среднего звена боятся потерять свое доброе имя в глазах общества. Ведь они имеют полно родственников и приятелей в тех же деревнях, на которые распространяются их полномочия. В Малайзии не терпят коррупцию или воровство государственных средств. Поэтому, если чиновник спалится на взятке, люди будут очень злы на него и не общаться с ним.

Но потерять уважение можно и за чрезмерное следование букве закона.

Нефть. Вот секрет лояльности малазийских налоговиков к неплательщикам. Добыча дает достаточно средств в бюджете, чтобы не выжимать копейки из мелких предпринимателей, чтобы иметь бесплатное школьное образование и почти бесплатную медицину.

Несоблюдение законов – а как у них?

Как и везде, малайзийские налоговые инспекции выполняют законодательство. Но другим способом, чем в Украине.

Работник департамента налогов Inland revenue board of Malaysia согласился рассказать о системе контроля над уплатой налогов.

Обычно, если бизнес делается в частном доме (даже в городе), никто не приходит с проверками. Также не проверяют магазинчики и кафе в селе. Проверяющие больше интересуют большие молы. Такие здания легче проверять, потому что там много магазинов и кафе в одном месте. «А ехать в село ради одного магазина – это трата моего времени», – говорит работник.

Даже если бизнес развивается и возле дома вырастает небольшая фабричка – производителей так же не трогают с налогообложением. «Ты можешь зарегистрироваться. Но если не регистрируешься – это окей, ничего страшного, это как ты хочешь» – говорит юрист Амир.

Также из комментариев разных предпринимателей можно сделать вывод, что в Малайзии существует негласное правило не трогать сельский бизнес. Впрочем, до бизнеса в городе относятся более требовательно.

Чиновники начинают действовать, если на предпринимателя поступает жалоба. Если кафе перекрывает движение, если продавец ведет себя неприлично, загрязняет пространство вокруг или разрушает что-то, тогда жители могут подать коллективную жалобу в RISHDAу, и департамент быстро и без волокиты устраняет проблему. По схожему принципу работают и контролирующие органы ЕС, которые следят за соблюдением стандартов.

Тур на предприятия – то есть, на кухне соседок

Мы посетили 6 сельских предприятий – то есть, кухни, кафе и небольшие фабрики приятельниц Джурии.

Суриани специализируется на ананасовых роллах. Она изготавливает их около 400 в месяц. Продает соседям и друзьям, а партию в 100 штук ежемесячно отправляет в супермаркет Куала Лумпура (столица Малайзии). «Не я их искала – они сами меня нашли и предложили продавать мои роллы. Специально для этого я создала дизайн упаковки. Итак, в супермаркете они продают их по 7 рингит ($1,8), и я получаю 3,5 рингит ($0,9). Моя собственная цена, если без посредника – 3 рингиты».

На упаковке стоит специальная зеленая лейбочка, предоставленная RISHDA, – знак, что продукция из села. Эту маркировку предоставляет Министерство развития сельской местности. Покупатели ищут продукты с зеленой лейбочкой, потому что хотят поддержать малый сельский бизнес, и к тому же могут быть уверены, что получат натуральный продукт без химических добавок.

Роз печет новинку для Парит Яне – ореховое печенье. А Норита производит пасту для лапши.

Тетя Джурии Рохани в свободное время жарит на своей кухне банановые чипсы. Она имеет основную работу на японской фабрике Fujitsu. Свои изделия продает сотрудникам и в фабричной столовой. Она еще не имеет машины для автоматизированной очистки, нарезки и жарки бананов. Лишь подала заявление о предоставлении помощи. А пока делает вручную. В комнате стоят приготовленные для доставки в магазины огромные пакеты с чипсами. Килограмм она продает за 25-30 рингит ($6,25-7,5).

Сити тоже начинала делать выпечку на своей кухне. Но они с дочерью Нурул приложили больше усилий для продвижения, и их бизнес значительно расширился. Сейчас они построили возле своего дома небольшую фабрику и изготавливают 20 видов печенья. Здесь работает 15 сотрудников, а также есть шоу-рум, где выставляется и продукция других, менее крупных производителей.

Изан открыла небольшую пекарню в придачу к своему бистро. Несколько месяцев назад о ее тортиках сняла сюжет популярная ТВ-программа о пищевых заведениях с вкусной кухней «Jalan jalan cari makan» («Гуляем в поисках еды»). С тех пор кафе стало известным. У него своя фишка: тортики по западным рецептам и здесь всегда много клиентов. Кроме того, Изан продает около 70 тортов в месяц по цене 20-45 рингит ($ 5-). Заведение обслуживает 10 работников. Изан зарегистрирована как производитель, впрочем, налогов она не платит и никто на это не обращает внимания.

В общем, в селе Парит Яне, где живет 3000 человек, около 50% населения имеет свой небольшой бизнес. Интересно, что люди не гонятся за сверхприбылями. Работают в свое удовольствие и столько, сколько хочется. Это делает людей счастливыми.

Не селом единым

Малайзия будет помогать в каждом виде бизнеса. Этим занимаются различные государственные агентства. Если открываешь бизнес в селе — получаешь помощь от RISHDA. Если бизнес вырастает и хочешь комерцинализировать свой продукт, но, например, не имеешь денег арендовать магазин — получаешь поддержку от MARA.

Если еще вырастаешь — дополнительные бонусы предоставляет Министерство развития предпринимательства и взаимодействия. Заботятся даже о хай-левел бизнесе: Министерство международной торговли и индустрии, в лице агентства INSKAN (National entrepreneurship institute) проводит бесплатные тренинги, дает знания о предпринимательстве.

От редакции: в книге «Почему Азии удалось» автор отмечает, что Малайзия не провела полноценную земельную реформу, как например Тайвань, Южная Корея или Япония. В этих странах землю отобрали у латифундистов и равномерно раздали фермерам. В Малайзии же остаются крупные землевладельцы и немало малоземельных или безземельных крестьян, порождающей бедность. Программы поддержки малого бизнеса в азиатских странах типа Малайзии в книге называют наклеиванием пластыря на большую рану.

Интересные новости

Марш Национального Достоинства – это не «третий майдан», которым спекулирует власть

fttc-editor

Иван Клипа разгромил оболонский рынок, не получив $50 000 мзды на развитие КП «Киевблагоустройство»

the-fttc-edit

Что связывает группу фармкомпаний Здоровье и харьковскую судью с элитным автопарком и земельными угодьями

the-fttc-edit

Оставить комментарий