Заметки из прифронтовой Луганщины: как живут украинцы возле линии разграничения

«Мы живем в 500 метрах от линии разграничения, выходим на улицу и видим это все… Наш мэр и депутаты из бывшей Партии Регионов. Срок их каденции уже закончился, но выборов не было, а военной администрации нет. Они до сих пор при власти. Эти люди не хотят делать Счастье украинским городом, они на референдум ходили…», — так описывают свои отношения с властью общественные активисты из прифронтового Счастья на Луганщине.

Организацию «Культурная крепость» в Счастье создали, чтобы хоть как-то активизировать социальную жизнь. «Но население пассивное и патриотического воспитания очень не хватает», — рассказывает активистка Галина Коломиец.

Встреча с представителями общественных организаций Луганщины происходит в Северодонецке – теперь в административном центре Луганской области. Общаемся в помещении Восток SOS — организации, которая помогает тем, кто пострадал на востоке Украины. На встречу с журналистами приехали из разных окрестностей – Крымское, Попасная, Горское, Петровка.

Активисты жалуются, что медиа до них не доезжают, а если едут, то только к военным.

«С властью сначала вели войну – не понимали друг друга, хотели прозрачности, а они закрывались. Сейчас стало очевидно, что мы не враги. Очень радуемся, когда на наши акции приходят не 15 человек, как раньше, а уже 20». Шаг навстречу от местной власти, по словам активной общественности, это, например, указание учителям отметить в школе День Соборности.

«Помахали флажками, никто не объяснил детям, почему собрались, не произнес речи, телевидение это не снимало». — «Наш заместитель мэра «Слава Украине!» не может произнести, он вместо того говорит «Слава Богу», — дополняют друг друга активистки. В зале взрывается смех.

«Понимаете, у нас раньше было ни то, ни се. Так мы сейчас и получили непонятно что», — пытаются объяснить журналистам свою боль те, кто не оставил прифронтовые города и пробует придать им сине-желтую окраску.

Иная ситуация там, где назначили военное руководство. Например, в Крымском. Юрий Константинов, председатель военно-гражданской администрации, родом с Харьковщины, участник АТО, воевал с оружием в руках, а потом, говорит, понял, что война в сознании людей и надо сначала прекратить ее там.
На этой должности Юрий Константинов третий месяц. Говорит, главная проблема тех, кто очень близко живет на линии огня, в том, что пропаганда въелась в головы и люди не воспринимают информацию.

«Спрашиваешь людей – как вы, что бы вы хотели в Крымском ? – Хотим, чтобы не стреляли! – Давайте напишем письмо Путину, чтобы прекратил войну с Украиной, я подпишу. Кто стреляет по нам? – ВСУ – А как они могут сами себя обстреливать, и нас? – Тишина…»

«Говорю — стреляют со стороны Фрунзе! А там сейчас «ополченцы»! Мне отвечают: « Ну, украинские приехали, постреляли и уехали…» Так думают не массово, но я представляю украинскую власть, и для меня слышать такое больно. Я стараюсь использовать все способы, чтобы люди начали критически думать — фейсбук, интернет. Дети, кстати, понимают ситуацию лучше, чем взрослые», — делится Юрий Константинов.

На встречу с журналистами он попал случайно – приехал в Северодонецк за украинскими газетами для жителей Крымского.

Сейчас в Крымском осталось 600 человек, до войны было почти полторы тысячи. Есть часть села, что еще при царской России называлась Русским краем. По инициативе председателя военной администрации, теперь его называют Украинским.

Вдохновленные словам Юрия Константинова, говорим ребятам с военного сопровождения, которые возят нас Луганщиной, ехать в Крымское. Ответ в военных однозначен.

«Э, нет, туда мы точно не поедем, там реально стреляют. И не фотографируйте нас! Нам журналисты уже столько фоток сделали, все они висят в Луганске на доске розыска. Я, кстати, из Луганска… Меня там знают»

Интересные новости

Сомнительные торги и уголовные дела: что происходит в областной больнице Львова

fttc-editor

Странная система выборов президента США: почему победил Дональд Трамп?

fttc-editor

Желание продавать больше

fttc-editor

Оставить комментарий