Репортеры без границ: Неограниченной свободы прессы в Украине нет

Представительница организации “Журналисты без границ” Ульрике Груска.

Несмотря на то, что Украина за год поднялась на пять ступенек в рейтинге свободы слова «Репортеров без границ», ситуация в стране далека от идеала. Не в последнюю очередь из — за безнаказанности преступлений против журналистов.

Представительница организации “Журналисты без границ” Ульрике Груска.
Представительница организации “Журналисты без границ” Ульрике Груска.

FTTC: Если сравнивать позиции Украины в рейтинге свободы слова за 2015 и 2016 годы, то можно увидеть, что страна поднялась в нем на пять позиций — с 107-го на 102-е место. Свидетельствует ли это об улучшении ситуации?

Ульрике Груска (Ulrike Gruska):

Это очень минимальные изменения. К тому же страна может подняться в рейтинге просто из-за того, что в нем опустились другие — и без изменения ситуации в ней самой. В целом ситуация в Украине схожа с той, что была год назад. То, что она немного изменилась в рейтинге, связано, в частности, с тем, что мы насчитали меньше случаев прямого насилия против журналистов — просто за то, что в 2016 году на Востоке Украины было меньше боев, чем раньше. При этом подобные случаи в целом очень сильно влияют на рейтинг — они ответственны, в частности, за то, что несколько лет назад позиция Украины в нем существенно снизилась. Но относительно структурных проблем в Украине, то изменений за год произошло очень немного.

Одной из самых громких историй 2016 года, которые касались журналистов, было убийство Павла Шеремета в Киеве, которое до сих пор не является раскрытым. Видите ли Вы со стороны Киева прогресс в расследовании дела или, по Вашему мнению, в этом нужно еще очень много сделать?

Сделать, несомненно, нужно еще очень много. Это проблема, которую мы имеем не только в Украине, но также в России и очень-очень большом количестве других стран мира. Говорится о безнаказанности в случае с преступлениями против журналистов. При этом обязательно должны быть такие страшные вещи, как убийство. Даже нападения на журналистов расследуются чрезвычайно редко. Все происходит таким образом: после преступления арестовывают несколько подозреваемых, чтобы немного успокоить общественность. Но через несколько дней их отпускают, а потом расследование вязнет в песке. Мы наблюдаем это очень часто, поэтому мои надежды относительно дела об убийстве Шеремета не очень большие. Но это одна из главнейших требований «Репортеров без границ» — что за преступления против журналистов должно быть наказание. И мы активно выступаем за то, чтобы ООН имела специального уполномоченного для защиты журналистов.

Какие еще события в журналистской жизни Украины были, с вашей точки зрения, определяющими в 2016 году?

Огласку, в частности, и на международной арене, имел случай насильственного нападения на редакцию телеканала «Интер» в сентябре. Как «Репортеры без границ», мы безусловно осуждаем это. Ведь мы выступаем за свободу прессы. И журналисты, независимо от того, какого мнения они придерживаются, должны иметь возможность свободно распространять информацию, и ни в коем случае против них не было применено никакого насилия. Так же мы очень критически отреагировали на запрет российского телеканала «Дождь» в Украине. Ведь мы считаем, что такими запретами можно лишь достичь противоположного результата. Ведь защитить свободу слова и мысли нельзя, запрещая телеканалы, книги или что-то еще. А с запретом «Дождя» у украинского населения, преимущественно русскоязычного, теперь еще меньше СМИ, которые могли бы подать им альтернативный взгляд на вещи по сравнению с государственными каналами в России, которые очень целенаправленно обращаются к этой публике.

Кроме этого, осенью 2016 года мы опубликовали большое исследование относительно Украины — Media Ownership Monitor, в котором мы, в частности, исследовали, как собственность олигархов влияет на работу журналистов. И несмотря на то, что мы в нашем докладе активно критикуем тот факт, что редакционная работа редко находится в полной независимости от интересов собственников, сравнивая ситуацию с другими странами, мы можем сказать, что в Украине распределение медиа между различными олигархами позволяет в целом наблюдать довольно полную картину представленных мнений. Ведь в таких странах, как, например, Болгария, где одна компания или олигарх контролирует почти все медиа, ситуация еще тяжелее. Но неограниченной свободы прессы в Украине нет. Кроме того, там практикуется публикация платных материалов без опознавательных знаков — так называемой «джинсы».

Критически в прошлом году оценивали также публикацию имен и данных журналистов, которые работали на территории неподконтрольных Киеву «ДНР» и «ЛНВ», в частности, и западных работников СМИ. Что вы можете сказать про этот случай?

Как тогда, так и сегодня мы очень остро это критикуем. Причем не только сам факт публикации данных журналистов, но и то, что высокопоставленные украинские политики позитивно, с пониманием или даже поддержкой высказывались об этих случаях. Ведь журналисты должны иметь возможность сообщать добытую информацию собственноручно. А здесь применяется такой же механизм, как и в случае с запретом телеканалов или программ. Ведь если что-то исчезает, то ее потом находят в других местах. Поэтому журналисты начинают использовать и ссылаться на официальные источники враждующих сторон.

А что те при этом используют инструменты для достижения своих политических целей — вещь, сама собой понятна. Ужасно и то, что журналистам, которые едут на Донбасс с целью разобраться с ситуацией на месте, затем приписывают «непреданность родине». Причем делают это сами же коллеги, становясь при этом самими частью конфликта — несмотря на то, что их роль заключается в нейтральной позиции наблюдателя. Мы часто слышим от коллег в Киеве, что и им трудно найти желающих публиковать свои критические истории о конфликте в украинских медиа. Если они хотят писать про сам конфликт или сложную ситуацию внутренних переселенцев, о том, что и украинские солдаты совершают преступления в Восточной Украине, то часто получают отказ и подвергаются опасности быть наделенными ярлыком «предателя родины». Это очень опасно для журналистской среды, если оно оказывается неспособным держаться за пределами конфликта.

Интересные новости

Осиный улей Киевской ОГА: как Кличко губернатора Максима Мельничука спасал

fttc-editor

Игорь Кононенко взял добычу

fttc-editor

Богдан Андрей Иосифович, Кондратюк Валерий Витальевич и другие печальные вещи

fttc-editor

Оставить комментарий