Гранатомет как новый инструмент украинской политики

На территории Западной Украины, которая находится более чем за тысячу километров от линии разграничения, все чаще случаются террористические акты. Общее у них одно – помещение политиков, экс-прокуроров, чиновников, админздания ночью обстреливают из гранатомета. Жертв, к счастью, нет.

В частности, на прошлой неделе неизвестные из гранатомета РПГ-22 обстреляли помещение Генерального консульства Польши в Луцке. Обстрел произошел ночью, около 00:30. В результате стрельбы повреждена крыша здания Генконсульства.

Взрыв был достаточно сильным: от него сработала сигнализация банка, расположенного неподалеку. Консул Республики Польша в Луцке Кшиштоф Савицки заявил, что ночное нападение на здание консульства было террористическим актом. В связи с этим консульские учреждения прекратили свою работу в Украине на неопределенный срок.

А в ночь на понедельник, 20 марта, взрыв прогремел в Ровно на вул. Степана Бандеры, вследствие этого повреждено стену и крышу гаражного помещения Управления патрульной полиции.

Правоохранители выяснили, что взрыв произошел в результате выстрела из противотанкового гранатомета. Осмотрев место происшествия, полиция нашла тубус от того же РПГ-22. Отмечается, что помещения поврежденного гаражного бокса было переоборудовано под тренажерный зал для патрульных, во время взрыва там никого не было. Обстрел квалифицировали как хулиганство.

Также, 27 января 2017 года в Ужгороде с ручного гранатомета обстреляли дом экс-руководителя милиции Закарпатья Василия Варцабы.

По странному стечению обстоятельств ни экс-милиционера, ни его жены в доме на момент обстрелов не было. По информации правоохранительных органов, стреляли дважды. Попали в крышу дома. И это не единственный случай на Закарпатье.

Тогда же, 27 марта 2017 года, в пять утра в городе Виноградов на Закарпатье неизвестные обстреляли дом экс-прокурора Хустской прокуратуры Ивана Кайла. В доме никого не было и никто не пострадал. Обстреливали тоже из ручного гранатомета.

Обстреливали из гранатомета и дома нынешних чиновников. В частности, дом мэра Львова Андрея Садового из ручного гранатомета обстреливали дважды: в ночь на 25 июля и в ночь на 26 декабря 2014 года. В обоих случаях семья Садового находилась на отдыхе.

Почему во всех случаях во время скандальных обстрелов фигурировал именно гранатомет? Какого эффекта добивались нападавшие? Почему именно гранатом стал одним из инструментариев современной украинской политики? Об этом «First Truth&Transparency Committee» спросил у военного эксперта Алексея Арестовича, политического аналитика Александра Кочеткова, политолога Олега Соскина и профессора, заведующего лабораторией психологии масс и сообществ Института социальной и политической психологии Вадима Васютинського.

О чем свидетельствуют вечерние обстрелы из гранатомета помещения патрульной полиции в Ровно, польского консульства в Луцке и домов чиновников? Почему именно тяжелое оружие используют для обстрелов на территории Западной Украины?

Олег Соскин: С одной стороны, эти все обстрелы являются разноплановыми, но их всех, например, объединяет то, что при их реализации применялись именно гранатометы. Применение гранатомета в мирной части Украины – это демонстрация какого-то действия, дерзости. Это не рядовой обстрел из автомата с целью какого-то одиночного убийства. Обстрел гранатометом предусматривает, что с психологической точки зрения – это признак разрушения, задача большой ущерб, признак войны. Но на самом деле ни разу обстрел гранатометом каких домов не приносил большого вреда. Но с точки зрения демонстрации, с точки зрения пиар-эффекта, то каждый раз после обстрелов из гранатомета достигался весомый демонстрационный результат. Он приводил широкой огласке, к тому, что этот обстрел характеризовался постоянно, как акт терроризма. Также обстрелы из тяжелого вооружения всегда приводили к решительным действиям.

И вот применение гранатомета в мирной части Украины с точки зрения «кукловодов» должно свидетельствовать о существовании на этой территории радикальных группировок, способных к применению каких-то широких военных методов, полномасштабных вооруженных акций. Но это, честно говоря, является откровенной пропагандой.

И этот маркетингово-пиарный ход приводит к очень негативным последствиям. В частности, когда обстреливают полицию – происходит потеря доверия к правоохранительным органам. Обстрел польского консульства имел целью разрыва дипломатических отношений с Украиной. Несмотря на ряд подобных фактов в этих обстрелах можно говорить о том, что планирует их одна и та же структура. Они очень продуманно расшатывают ситуацию, отвлекают внимание от чего-то более важного.

Вадим Васютинский: При подобных действиях гранатомет используют, чтобы показать картинку с глобальными поражениями. Осуществляя выстрел гранатометом в крышу ожидают, что все должно обойтись без человеческих жертв. При этом, обойдясь малой кровью, эти провокаторы создают громкую акцию, о которой начинают говорить все. Сейчас и действительно эти все обстрелы из гранатометов активизировались именно в Западной Украине, они происходят систематически в той или иной области. Действительно это все выглядит, как очень хорошо спланированные провокации.

Алексей Арестович: Начнем с того, что с точки зрения военного эксперта, выстрел автоматом не такой эффектный. Ну обстрелял, появились небольшие дыры, но на это никто особого внимания не обратит, да и автоматных выстрелов не слышно. Далее – автомат стоит дорого, после обстрелов его жалко выбрасывать. Но вместе с тем после совершения преступления автомат нужно немедленно выбросить, потому что по нему правоохранители могут отыскать преступника. А гранатомет при подобных обстрелах обычно используется одноразовый. После его использования он не представляет никакой ценности. То есть из него можно выстрелить и сразу его выбросить. Все происходит по схеме: «бахнул», выбросил и добился нужного эффекта. Также с помощью гранатометных выстрелов можно добиться эффекта ужаса. Это один из способов психологического запугивания. Ведь, когда гранатомет стреляет по дому, то им действительно можно пробить крышу или стену, что и было целью в этих конкретных случаях.

То есть обстреливают из гранатомета для привлечения внимания?

Олег Соскин: Так. Эти инциденты имеют целью дестабилизировать общество и повесить ярлык на всю Западную Украину, что, мол, здесь действуют какие-то неконтролируемые структуры, что здесь живут люди не сполна ума , которые в любой момент могут перейти к каким-то чрезвычайно решительных вооруженных действий. Я думаю, что все эти обстрелы, которые происходят на западной Украине делаются с целью навешать ярлыки именно на Западную Украину. Мол эта территория, она какая-то не такая, ее жители готовы к радикальным террористических актов, значит они все террористы. И вот такая мысль в результате этих обстрелов из гранатомета формируется у жителей Украины и заграницей.

Кто заинтересован в дестабилизации ситуации на территории Западной Украины?

Вадим Васютинский: От того, что эти обстрелы происходят именно в Украине, больше всего выиграет Россия. Цель обстрела мирной части Украины из гранатомета заключается в том, чтобы показать, что ситуация в Украине является нестабильной. В частности, Россия хочет дестабилизировать Украину изнутри, показать, что наша страна разваливается. Тем более, что предпосылки для этого в Украине есть, и их даже очень много: у нас проблемы с экономикой, есть вопрос единства в обществе, недостаток авторитетной политической силы, которую бы поддерживало большинство, нет политических авторитетов. И потому в таких условиях России очень выгодно сеять раздор среди украинцев, усиливать эффект разочарования в государстве, как институции. А потому возникают вооруженные акции на мирной территории Украины, целью которых является расшатывание ситуации. И к этому все чаще прибегает Россия.

Александр Кочетков: действительно, давно существует российский план по ускорению распада Украины как государства. Этот план разработал Кремль. Он имеет отношение именно к Западной Украины. В соответствии с ним Западная Украина должна быть обязательно разделена по якобы «историческому принципу»: часть Украины должна отойти к Венгрии, часть Румынии, часть Польши. Из Украины должны остаться семь центральных областей. И это будет абсолютно слабая страна, которая будет ориентироваться на Россию. И вот, в том числе с помощью таких террористических актов, Россия и реализует свой план. То есть обстрел гранатометом польского консульства – это целенаправленная акция, которая должна спровоцировать обострение украинско-польских отношений. Это диверсионная работа агрессора. Почему с помощью гранатомета? Да потому что России, как агрессору, такие методы, такое вооружение есть очень близкое. Это такая понятная для бывшего КГБ язык действий. Также в Украине сейчас ужасная экономическая ситуация, то есть российским спецслужбам даже эти обстрелы не нужно делать своими руками. В нашей стране достаточно предателей, которые за 300-400 долларов готовы взять гранатомет и обстрелять. Тем более, если Россия дает заказы, не нужно трупов.

Олег Соскин: Учитывая то, что наша украинская власть настолько беспомощна в выявлении заказчиков этих провокаций, складывается впечатление, что эти провокации делают именно представители этой власти, в частности президент Петр Порошенко. Его целью может быть дестабилизация ситуации в Западной Украине и демонстрация того, что Западная Украина какая-то дикая, недоразвитая часть Украины. Хотя на самом деле – это неправда. Ведь именно эта часть страны является очень развитой, религиозной и моральной. В конце концов, там есть средний класс, который так активно уничтожает наша власть. А эти все провокации в Западной Украине с использованием гранатомету наиболее выгодные экономически-политическом клана Порошенко, который, напомню, активно сотрудничает и торгует с Россией.

Какого психологического результата эти террористы пытаются достичь, стреляя на мирной территории Украины из гранатомета?

Алексей Арестович: Тут стоит разграничивать. И действительно — некоторые чиновники обстрелы своих домов из гранатомета могут использовать для политического пиара. Это, к счастью, пока не является массовым явлением, но одному-двум чиновникам такое и вправду может прийти в голову. Перед какими-то выборами они могут стрельнуть себе по дому. Такой черный пиар обычно видно по результатам. То есть, если чиновник после обстрела его дома из гранатомета ходит по каналам и громко кричит о покушении на него – это похоже на пиар.

Обстрелян из гранатомета дом мэра Львова Андрея Садового, в июле 2014 года.

Что же до обстрелов консульских учреждений и полицейских зданий – здесь нападавшие, стреляя из гранатомета, явно имели целью просто запугать или создать эффект ужаса среди людей. Очевидно, что никто никого не планировал убивать. Ибо если бы целью было какое-то определенное убийство, то однозначно – его бы завершили.

Вадим Васютинский: Во-первых, если мы исходим из предположения, что все эти акции имеют одного автора, тогда все понятно. Они имеют целью расшатать ситуацию эмоционально: люди во время совершения подобных актов чувствуют себя растерянно, постоянно возникает вопрос, а что будет дальше. Второе – это продемонстрировать несостоятельность и показать, что Украина является недокраїною, что она как государство очень слабая. И вот, когда создается такая ситуация, возникает желание, чтобы к власти пришла «сильная рука», которая наведет порядок и всех защитит. В нашей стране такой «сильной руки», которую все поддерживают нет – это еще больше усиливает тревогу и растерянность. Вследствие этого возникает желание, чтобы пришел еще кто-то, возможно даже Путин. Эти все обстрелы могут быть методом, чтобы уничтожить Украину как государство и посеять здесь «русский мир». В социальной психологии частые серийные террористические акты, которые не имеют явной цели, срабатывают на то, чтобы создавать эффект хаоса, разрухи, беспредела в умах наших людей.

Но раньше россияне добивались этого с помощью пропаганды на телевидении. Они перешли к более радикальным действиям?

Вадим Васютинский: Большинство таких акций, которые ранее происходили в информационном поле при участии российских спецслужб, свой потенциал уже исчерпали. Много информационных выпадов России в отношении Украины уже не срабатывают. Люди устали от их «фейков» , от собственных эмоциональных реакций на сообщения российских СМИ. А потому Россия начала искать более сильных раздражителей. Ними стало «польский вопрос». Но для украинцев, в частности жителей Западной Украины, украинско-польские отношения являются не настолько важными, чтобы совершать террористические акты. На Западе Украины всегда были проблемы с поляками, но сейчас сами поляки не имеют существенного влияния на этот регион, а восточным украинцам Польша и это противостояние вообще является чужим. Когда это стало понятно, Россия не остановилась лишь уничтожением могил, начались обстрелы из гранатометов.

Обстреляно помещение патрульной полиции в Ровно.

Сегодня стреляют с гранатомета, а завтра для «достижения еще большего эффекта» начнут обстреливать, например, из «Градов»? Чем это может закончиться?

Олег Соскин: Если эти провокаторы используют еще тяжелее вооружение, то в Украине начнется хаос. Будет то, что сейчас есть в Сирии. То есть, обстрел из тяжелого вооружения будет означать полномасштабные военные действия, это фактически гражданская война. Но я считаю, что у нас этого не будет, потому что западные украинцы – это очень сознательные люди. Именно там осознают необходимость сохранения Украины как государства.

Вадим Васютинский: Действительно, в дальнейшем российские спецслужбы могут прибегнуть к действительно кровавых террористических актов с жертвами. Это будет не, что на Донбассе, это будут единичные теракты, но с большим количеством жертв. Конечно, этого допустить нельзя.

Как украинцы должны противостоять этому новому методу психологического давления?

Вадим Васютинский: Прежде всего, не поддаваться эмоциям, которые в нас кто-то пытается вызвать с определенной целью. Надо помнить, что это не ваши эмоции, это вам специально их навязывают. Сказать, чтобы совсем эмоционально не реагировать, я, как психолог, не могу. Надо попереживать, поволноваться и так далее. Но потом нужно брать себя в руки и анализировать ситуацию уже рационально. Если нам навязывают что-то с паническими признакам и рассказывают свою версию, нужно сразу подумать, а в принципе может ли такое быть. Проанализировать источник информации, кто ее распространил: известно это СМИ или «фейк», украинские или не украинские. И самое главное — не стоит поддаваться ситуативному воздействию и не впадать в панику.

Интересные новости

Мухамеджан Оразбаевич Тазабеков набирается опыта в вопросах отмывания денег и госпереворотов

fttc-editor

«Сначала обложат налогом деньги заробитчан, а дальше будет налог на воздух»

fttc-editor

Восемь кисок украинского парламента или социальные лифты для майданных дев

fttc-editor

Оставить комментарий