Павел Гриценко: Мы должны отстоять Украину

Павел Гриценко

Сейчас в Украине проходит очередное обсуждение целесообразности принятия закона о статусе украинского языка. Украинские языковеды отмечают: чтобы сохранить украинский язык, в первую очередь необходимо отменить печально известный «закон Колесниченко-Кивалова». Собственно, об этом во время слушаний в Конституционном заявил директор Института украинского языка Академии наук Украины Павел Гриценко. Во время своего выступления ученый пояснил, что термин «русскоязычное население» — это выдумка КГБ, а украинские политики, которые этим манипулируют, вероятно, играют «под дудку» Кремля.

Павел Гриценко
Павел Гриценко

О том, почему функционирование украинского языка в Украине является опасным для России и возможно ли запустить обратный процесс украинизации, «First Truth&Transparency Committee» пообщался с украинским языковедом, доктором филологических наук, профессором, директором Института украинского языка Национальной академии наук Украины Павел Гриценко.

Какова история возникновения языковой проблемы в Украине?

Возникновения языковой проблемы в Украине – это вопрос глобальный. Я же считаю, что языковая проблема возникла тогда, когда украинцы начали громко заявлять о свою идентичность, инаковость на фоне российского народа. Так, в 1847 году Тарасом Шевченко было сказано о том, что «москали имеют свой язык и свой народ, украинцы же тоже имеют свой язык и свой народ». Москалями тогда называли россиян. То есть была зафиксирована оппозиция двух этносов. В конце концов, это, по моему глубокому убеждению, стало одной из причин того, что когда рассматривали вопросы ответственности Тараса Шевченко за якобы сепаратизм, то именно Тарас Григорьевич среди членов Кирилло-Мефодиевского братства был наказан самым жестоким образом. Ведь он открыто заявил о инаковость украинского народа. Потому что это сочетание язык-народ предопределяет возникновение такого компонента, как государство. Это вечная истина, кого бы она не касалась — украинцев, поляков, русских. Я считаю, что именно с этого момента все началось. А говорить, что начало этому – события в Крыму или на востоке Украины, неправильно, потому что языковая проблема тянется уже несколько веков .

Тогда откуда в Украине взялось «русскоязычное население»?

Срок происхождения «русскоязычное население» искусственное. Во-первых, среди населения Украины в разное время возникали различные российские населенные пункты. Это были целые переселенческие села. Особое распространение это явление получило в конце XVII начале XIX века, когда происходила так называемая казенная колонизация. То есть русским помещикам на территории Украины давали землю, куда они перевозили своих крестьян. Второе – в советское время в этих этнических россиян присоединились многие из тех украинцев, которые не смогли удержать свою языково-этнической идентичности, потому что перед ними стоял выбор: или ты будешь учиться на русском языке и будешь работать там, где господствует русский язык, или ты просто остаешься жить в своем селе. Так и начался массовый переход с украинского языка на русский. Государство через свои органы, через программы фактически отбирала от украинцев родной язык, зато заставляла их общаться так называемой языке интернационализма – русски.

Также в Советском союзе существовала большая программа национального вымешивания. Это когда постоянно происходило переселение с места на место, а также когда речь шла о военных, строительные, производственные отрасли, которые требовали объединения нескольких национальностей СССР. При таких условиях люди теряли языковую идентичность и просто переходили на русский. И если это все длилось десятилетиями, то эти люди забывали свой язык и становились «рускоязичним насєлєнієм». Полностью русифицировались в Украине стали такие отрасли общественной жизни, как армия, силовые структуры и военные закрытые производства. Вот вам пример: здесь под Львовом был и есть сейчас Яворивский полигон. То при Советском союзе разве он был украиноязычным? Конечно, нет. Здесь разговаривали на русском. Потому что все офицеры и другие высшие чины были привезены не из Украины. Это были этнические неукраинцы, соответственно они все были русскоязычные. Сама русификация Львова, как и русификация других городов, начиналась прежде всего с милитаризации. Собственно, когда советские милитарные структуры приходили на новые территории, начиналась массовая русификация.

Но сейчас, когда Украина уже 26 лет, как независимая, эти обрусевшие слои населения не хотят общаться на украинском. Более того, они противятся украинизации. Почему?

Если человек сорок лет говорила на русском языке, причем разговаривать на чужом языке ее заставили под давлением (мол,это что-то лучше, что-то выше, что-то совершеннее в сравнение с украинским языком), то даже психологически таким людям снова стать украиноязычными очень сложно. Здесь кроме всего прочего нет какого-то экономического или психологического побуждения. Если бы к такой обрусевшей бабушки подошел внук и заявил, что я с тобой общаться не буду, если ты со мной не будешь говорить на украинском, тогда у нее был бы хотя бы повод задуматься. А сейчас у нее нет потребности переходить на язык своей страны. Она не переходит и потому, что нет социальных рычагов. Придерживаясь всех прав русскоязычного человека, мы не можем ее как-то силой заставить говорить на украинском языке. Например, если в магазине ее обслуживают на русском, то зачем переходить на украинский?

А можно ли запустить обратный процесс, который бы стимулировал русскоязычных общаться на украинском языке?

Такой процесс идет уже сейчас, хотя не набрал еще большую популярность. Так, во многих городах есть группы так называемых языковых волонтеров. И оказалось, что много людей в этих волонтеров хотят записаться на курсы по изучению украинского языка. Курсы являются бесплатными и проводит их активная молодежь, которая хорошо знает украинский язык. И представьте себе, что эти волонтеры делают очень заметные успехи. К нам обращались люди, которые говорили, что они много лет спустя определенные причины были русскоязычными. Но в силу определенных предпосылок решили учить украинский язык. Мне известны конкретные примеры, когда этнические русские, которые приехали в Украину тридцать-сорок лет назад, переходят на украинский язык. Сейчас у них есть побуждение это делать, они четко понимают морально-этический аспект в том, что идет война, и переходя на украинский язык, они таким образом хотят продемонстрировать, что они не является агрессором. Стало ли это массовым? Нет. Но я думаю, что после принятия нового языкового закона о статусе украинского языка, как государственного, предусмотрено создание и финансирование государством различных центров, школ, заведений, где можно будет улучшать изучения украинского языка. Только так все пойдет более быстрыми темпами. Ведь не все можно делать руками волонтеров. Но уже сам факт существования языкового волонтерского движения в Украине – это очень важное явление.

А как же так случилось, что украиноязычный в 50-х годах прошлого века Киев (рассекреченные архивы ЦРУ свидетельствуют, что в 1952 году 80 процентов киевлян говорили на украинском), за каких-то несколько десятилетий стал русскоязычным?

Хотя статические данные очень часто могут хибувати, но, думаю, данные ЦРУ соответствуют общей тогдашней картине. И тот факт, что Киев был городом преимущественно украиноязычным, является правдивым. Ведь сам процесс русификации имел этапы усиления и ослабления. То есть русификация происходила не однородно: да, при Хрущеве было ослабление русификации, но уже после Хрущева, во времена Брежнева, этот процесс начал очень быстро набирать темпы с привлечением разнообразных форм. Здесь стоит отметить, что последовательность, наступательность, системность характеризуют сам процесс русификации. И если в одном направлении давали слабинку, то это компенсовували в других направлениях.

Во время русификации украинцев разными психологическими методами создавали комплекс неполноценности. В частности, россиянин является защитником Отечества, а украинец – предатель. Если твоя фамилия заканчивается на –енко или –ук, то ждать какого-то повышения на службе было бесполезным делом. Я когда-то специально для себя анализировал: почему масса песен советского времени являются русскоязычными: «бєрьози рускіє», «шол » русский солдат». А где были остальные солдаты? Когда надо было привлечь всю положительную в их понимании энергетику и смысл, это компенсировалось именно в русскости. Памятники в мире после Второй мировой войны ставили русским солдатам, а где были другие национальности?

То есть с помощью системы преимуществ уничтожали все украинское. И эта система была направлена в первую очередь на подсознание, и самое худшее – она действовала. Когда в таких условиях ты говорил, что ты любишь свой родной язык, но этот язык не русский, тогда тебя сразу обвиняли в национализме. Но когда ты говорил, что ты любишь русский язык, это было «очень хорошо». Тогда ты был патриотом. На этих моментах подсознательно формировалось возвышение русскости и унижение украинскости.

Очень интересный пример, как в СССР заботились о преподавании русского языка и литературы в учебных заведениях. В частности, для этого применяли специальную систему доплат учителям русского языка и литературы. Причем, если ты выкладываешь, например узбекский язык, то у тебя на уроке сидит более тридцати учеников, но вот когда русский – наполовину меньше, потому что был указ разделить этот класс на две группы и выкладывать отдельно. Плюс была тридцатипроцентная система надбавок за каждый русскоязычный урок. Когда проводились какие-то мероприятия по углублению изучения русского языка – это настолько важное событие, что за это отвечал член политбюро Коммунистической партии. И здесь я уже не говорю о КГБ, которое тоже было задействовано.

И вот когда почтенный среди советской власти Олесь Гончар на съезде писателей заговорил о защите украинского языка – он сразу попал в «черный список» и потерял ряд преференций. И это уже не говоря о том, что если украинские диаспорные деятели говорили о недостаточном функционирования украинского языка, им сразу был запрещен въезд в Советский Союз. Система благословляла всех, кто высказался в пользу русского языка. Это была продуманная система. В распространение русского языка было задействовано КГБ, систему образования, кинематограф, СМИ, компартию. Все шло наступательно, империя заклятых защищала себя и свои постулаты, она была готова съесть всех, кто против. На это бросались финансы, кадры. Все было сделано так, чтобы программа русификации максимально выполнялась.

В 1871 году была создана первая карта, которая показывала границы распространения украинского языка. Расскажите о ней, какими были те пределы? Почему они изменились сейчас?

Эта карта пошла гулять Интернетом благодаря мне. И я ее возил в Форос, когда была встреча украинской интеллигенции с Януковичем. Собственно, тогда мне не дали слово, я повел себя невежливо, когда прервал тогдашнего президента именно тогда, как он хотел закрыть заседание. И я ему показал, какие территории уже потеряла Украина за излишнюю привязанность к России. Он стоял возле стола, и я ему пальцем тыкал на карту. Он был удивлен, все в зале были испуганы, потому что никто не знал, что я эту карту привез.

Она уникальна и уникальность ее заключается в том, что во время ее создания была единая Российская империя, и никто не собирался отбирать что-то от нее. Эта карта делалась крайне тщательно. За его подготовку отвечали самые образованные люди на местах. А родной брат императора руководил этим проектом, ведь это был проект Российского императорского общества в Санкт-Петербурге. Мы, украинцы, просто заключили эту карту быстрее. И то, что она очень точная, свидетельствует тот факт, что в 1914 году российская Академия наук готовила уже сводную карту трех славянских народов и она в отношении украинцев была просто скопирована. Ее значение сейчас очень весомое. Она показывает, что было потеряно при Сталине и опровергает ту мифологию, что на территории востока Украины были россияне. И в контексте нынешней войны с Россией, эта карта может стать документом, который подтверждает всю лживость утверждения, что «на Донбассе живут исключительно русские».

Не секрет, что украинский язык в тоталитарной империи пытались уничтожить. Нам известный Эмский указ, Валуевский циркуляр, но уже во времена независимости мы имеем «закон Кивалова-Колесниченко». Какую опасность для Кремля представляет существование украинского языка?

Дело в том, что тогда только де-факто Украина была независима, но на самом деле она была зависимой. Ведь пятая колонна Кремля и продажная политическая элита продолжали работать на Россию, они фактически были здесь рупоры Путина. А потому закон Кивалова-Колесниченко я называю законом «Кремля, Кивалова и Колесниченко». Обратите внимание, что когда этот закон удалось протолкнуть через Верховную Раду, оба эти деятели стали носителями медали имени А. Пушкина. А именно эту медаль Кремль дает за распространение русского языка. То есть Путин сам показал, какой была цель этого закона и что она достигнута. Вы понимаете, что и Путин, и московские деятели не стесняются щеголять этими разнообразными антиукраинскими шагами. Наоборот – они это показывают, как абсолютную победу. А почему так происходит? Потому что они строят свою империю и это их трофеи. Украина и развал украиноязычной ориентации – это трофеи Путина. И он кичится этим. Захватчик не стесняется показывать свои трофеи. Путин работает ради возрождения Российской империи. И если она возродится, украинцы ничего хорошего с этого не получат. Нам пора проснуться и понять: либо мы строим свое государство, или украинцы являются вассалами, рабами Путина. Если мы рабы, то нам стоит с этим смириться, взять черный рабский плуг и молча работать на Россию. В сегодняшней ситуации надо или отстаивать Украину, или сказать, что мы «рускіє холуи», нам государство не нужна. .

Какова реальная опасность от доминирования русского языка в Украине?

Если в каком-то селе, где живут русские (а в Украине есть отдельные села россиян-роскольників, так называемых староверов), и они себе там на локальном уровне общаются на русском, то стоит понимать, что эти села не делают погоды в Украине и не вредят функционированию украинского языка. Но когда речь идет о массовом заступления украинского языка во всех сферах жизни, когда нам прививают русскую ментальность, а это ментальность орды, ментальность манкуртов, когда нас маленьких янычар готовят к тому, что мы будем пушечным мясом – это плохо.

Мы не является приоритетом для России в плане заботы или поддержки, мы должны сами заботиться о себе, свою страну и свою идеологию. Когда мы говорим, что происходит заступление украинского языка на русском, мы можем говорить о том, что происходит поэтапная утрата Украиной независимости. Ведь языковой вопрос – это вопрос стратегии, это вопрос бытия или небытия украинского государства. И только с этих позиций мы должны оценивать співфункціонування языков. Не может быть на одной территории два языка. Потому что это две различные государства. Русский язык – это официальный язык, средство общения граждан России. Украинцы имеют свое. Если распространяется русский язык, то распространяется и влияние чужого государства. А значит мы украинцы, за этих условий, теряем свое государство. И смирившись с русификацией, мы потеряем не только восточные рубежи Украины, со временем мы потеряем Украину и во Львове, и в Яворове, и в Бориславе или Тернополе. А теряем потому что, вместо украинской звучит русская речь. Вместо ориентированности на Украину, мы ориентируемся на оккупанта.

Вот впечатляющий пример: сегодня идет война с Россией, гибнут патриоты, а в это время наши гастарбайтеры работают в России, то разве это не измена? Они говорят, что мол надо выжить. Так, надо. Но почему они не говорят о том, что у нас вокруг лежат необработанные земли, у нас уничтожены леса, а их надо восстанавливать. Если человек захочет – он найдет работу, на самом деле ее много. А так внутренняя распущенность этих индивидуалистов способствует к тому, что, приехав сюда, они или будут молчать об агрессии, или будут говорить, «а какая разница?» или «адин язык – адна страна». Это фактически предательство стратегических целей и ценностей нашего государства.

Как вы относитесь к двуязычию в Украине? Нужно ли это нам?

Идею двуязычия нам навязывали постоянно со времени Независимости. И что это означает? Каждый раз, когда не проходит один сценарий, российское ФСБ ищет другой. В России работает мощный мозговой центр для того, чтобы готовить какие-то подходы, доктрины, которыми можно достигать главного – поставленной цели. Не проходит одно, значит через час будет второе, третье. То есть вопрос двуязычия нам навязывали под предлогом того, что знать несколько языков – это хорошо. Так, знать можно и нужно, и полезно. Но допускать то, чтобы другие языки заслоняли родную – это преступление.

Уже неоднократно поднималась тема относительно преподавания на языках нацменьшинств в украинских учебных заведениях, но, как не парадоксально, этим языком нацменьшинств сразу становится русский. Как вы к этому относитесь?

Дело в том, что это вопрос не простой. И здесь могут быть разные варианты. Но самое главное — нужно добиться, чтобы те языки, которые на самом деле являются миноритарными, которым грозит исчезновение, чтобы именно эти языки были сохранены. Это обязанность Украины, как морально-этический, так и политический. Потому что, скажем, мы не можем допускать, чтобы что-то случилось с крымско-татарском языке или языке караимов. Потому что за пределами нашей страны нигде больше этих языков нет. В то же время российской, румынской, болгарской языкам исчезновение не грозит. Они спокойно развиваются на своих территориях. В этом случае, если мы начнем изучать эти языки в школах, наши анклавы национальных меньшинств получат для своего образования продукт из-вне Украины. Вот кто кодифицирует правила произношения, нормы, правописание русского языка ? Конечно, Москва. Мы же, киевские языковеды, не имеем права вмешиваться в функционирование русского языка, мы можем это делать только с украинскими: указывать, как правильно писать, как правильно произносить. Украинский мы можем творить. Взамен же основной ареал, где происходит созидание русского языка – это не Украина, а Россия.

Давая разрешение на изучение языка нацменьшинств, мы должны обратить внимание на то, насколько та или иная община хочет изучать язык нацменьшинств. Вот немного болгар в Украине хотят изучать болгарский язык. Об этом свидетельствует тот факт, что в прошлом году на болгарское отделение Одесского университета, где было выделено десять вакансий, удалось заполнить лишь одну. А это основная территория поселения болгар. Это означает, что большинство из них сейчас не связывают свое будущее с сохранением традиций своего народа. И это плохо, потому что если эти люди переступили через свое и не захотели это сохранить, они никогда не станут сознательными украинцами.

Если говорить о языковой идентичности — либо ущерб государственному имиджу Украины наносят русскоязычные чиновники, министры? Должен ли украинский чиновник принципиально общаться на украинском языке?

Это должно быть принципиальным вопросом, ведь не случайно есть специальный закон О государственного служащего. Там совершенно четко сказано, как и в десятой статье Конституции Украины, что чиновник должен в первую очередь, как носитель воли и власти государства, который в социуме представляет государство, общаться на украинском языке. Если этого не происходит, возникает вопрос, а какое государство он представляет? Ведь не общаясь на государственном языке, чиновник нарушает закон и демонстрирует неуважение к стране, которую он представляет. Разговаривая на русском, украинский чиновник показывает, что на территории Украины присутствует другое государство. К большому сожалению, это негативное наследие прошлого, когда мы имели засилье русского языка и когда при Брежневе и его преемниках отказываться от украинского языков – это было почетно. Ибо этим ты показывал свою принадлежность к высшему классу чиновников. И эта традиция до сих пор продолжается. Кроме того, в наших новых условиях ее дано новое содержание, а именно эти чиновники одновременно демонстрируют лояльность или даже подчиненность именно Москве, а не Украине.

Какую модель украинизации должна была бы выбрать патриотическая власть?

Прежде всего нужно, чтобы каждое нарушение относительно функционирования украинского языка не оставались незамеченными в обществе. Дальше – надо формировать национальную элиту. Потому что не может быть ненаціональна элита защитником национальных украинских интересов. И надо, чтобы бизнес был национальным. Потому что от того, что украинские олигархи свои финансы вкладывают в различные проекты ненационального направления, мы имеем большие потери. Я глубоко убежден, что прессу и вообще все СМИ необходимо вернуть, как стратегические объекты под опеку государства. Они не могут быть собственностью отдельных лиц. Ведь по законодательству владелец определяет языковую политику. А языковую политику, как стратегическое, должно определять государство. А поэтому сколько бы мы не обращались с вопросом полного функционирования украинского языка в СМИ, у нас нет успехов, потому что есть закон, который предусматривает, что редакционную, в частности языковую политику, устанавливает владелец СМИ.

Но есть квотирование украинского языка в СМИ?

Я хочу сказать, что я категорически против квот. Потому что квотировать и радоваться тому, что 25 % или сколько там будет украинской песни, а столько то русского — бессмысленно. Ведь это происходит в моей стране, где государственным языком является украинский! В СМИ украинского языка должно быть 99 %, а 1% должно приходиться на региональное вещание на языках нацменьшинств. Только так может быть. А квоты – это выпрашивание у неукраинских олигархов, их представителей в парламенте, права на родной язык, что является унизительным явлением. А это не годится так делать государству, которое себя уважает.

Вместе с тем, когда начинаются разговоры о функционировании украинского языка, русскоязычные сразу кричат о притеснениях. Как на это реагировать?

Это один из путей психологического наступления на украинцев – мол, остановитесь, иначе будет плохо вам. А почему мне в моей стране должно быть плохо от того, что в своем государстве я говорю на государственном языке и хочу получать информационный продукт именно государственной, а не на иностранном языке? Чем это плохо? Эта истерия лишь один из путей давления и лишнее подтверждение, что наступление на украинскую идею и язык, на украиноцентризм является системным, последовательным, наступательным. Нам не дают возможности иметь украинское в Украине. Когда начинаем говорить о языке, нам говорят – не на времени. Я все время говорю, что они приучают нас к тому, что украинское в Украине никогда не будет времени.

Каким будет Ваш прогноз относительно дальнейшего функционирования украинского языка в Украине?

Уже сам факт существования разговоров о функционировании украинского языка в Украине – вселяет оптимизм. Мы вооружены знаниями и, соответственно, мы знаем, как реагировать, как себя вести. Мы должны понимать, что стоит за различными нападками некоторых нардепов на украинский язык. А стоит всегда одно – служение Кремлю, отработка полученных рублей. Нам надо на каждом шагу отстаивать свои интересы и помнить, что за нас нашу работу с построения государства никто не сделает. Мы должны это делать, как это делали наши предки. Вот в Галиции крестьяне скидывались по копейке и покупали книги для сельских библиотек. Это был тот необходимый шаг, из чего вырастало целое поколения галицкой интеллигенции. Жертвуя деньги, галичанин знал, что он дает это для своей церкви и своего образования. Так почему же мы сегодня, имея такой мощный механизм, продолжаем находиться под влиянием Кремля? Мы должны знать, что с помощью украинского языка мы строим сильную Украину. Каждый из нас к родной речи должен относиться уважительно и способствовать ее развитию. При таких условиях я абсолютно убежден, что программу создания проукраинской Украины будет реализовано. И тогда, как сильное государство, нас будут уважать в мире. И это не путь изоляционизма, а путь к самоопределению и признанию.

Интересные новости

Семочко есть чему учиться или как Ваня Баканов не постеснялся российского гражданства жены

fttc-editor

«То АТО»: В свет вышел дневник добровольца. Без #измен и #побед

fttc-editor

Игорь Сало теряет миллионы из-за экономической блокады оккупированных территорий Донбасса

the-fttc-edit

Оставить комментарий