Как избежать дефолта: деньги МВФ уже не помогут Украине

Как известно, международный валютный фонд (МВФ) перенес рассмотрение вопроса о выделении Украине очередного транша в размере 1 миллиарда долларов, который ожидали еще в конце прошлого 2016-го года.

Как сообщили в Министерстве финансов Украины, «перенос сроков проведения заседания вызвано исключительно потребностью в уточнении расчетов относительно экономических последствий от мер, принимаемых Украиной в ответ на блокаду, и захват украинских предприятий на неподконтрольных правительству территориях Донецкой и Луганской областей, а также в связи с признанием российской стороной «документов», выданных на этих территориях».

Экономист Алексей Плотников рассказал, что таким образом «западные партнеры» пытаются оказывать давление, ведь блокада ОРДЛО, тем более сейчас, на официальном уровне, никак не способствует выполнению Минских соглашений и, соответственно, нормализации ситуации на Донбассе:

«И с этой точки зрения, если международное сообщество дает деньги Украине, то она считает, что она имеет право делать такой определенный то ли давление, то ли выдвигать требования, то просто ставить такие определенные вещи в отношении Украины. (…) Я не могу сказать, что это будет роковое влияние, потому что этот транш ожидался еще в конце прошлого года, а сейчас уже конец марта этого года. То есть, если бы это был фатальный влияние, то уже бы были какие-то фатальные последствия».

Экономист Виктор Скаршевский, говоря о валютные транши и МВФ, отмечает, что «кредиты международных финансовых организаций идут, прежде всего, на выплату предыдущих долгов, то есть возвращаются кредиторам, а не направляются на развитие экономики. В Украине в 2014-2015 годах объем полученных кредитов ($20 млрд) удивительным образом совпал с суммой выплат предыдущих внешних долгов (около $20 млрд)».

Также Скаршевский отмечает, что в Украине наблюдаются серьезные проблемы, ведь вместо наращивания внутренних резервов, происходит их фактическое уничтожение:

— утечка капитала в офшоры за последнее десятилетие составляет ежегодно около $15 млрд или 10-15% ВВП, которые можно было бы инвестировать в отечественную экономику;

— доходы от экспорта за 2014-2015 годы снизились на $30 млрд, и тенденция снижения в первом квартале 2016 года продолжается;

— за последние два года валютные депозиты украинских граждан в банках сократились почти в три раза ‒ с $23 млрд до $8,7 млрд, то есть $14,3 млрд исключено из потенциального инвестиционного ресурса;

— объемы кредитов реальному сектору экономики снизились на 20-25%, эта тенденция продолжается и этом году.

«Другими словами, Украина только за два последних года потеряла более $70 млрд потенциальных внутренних инвестиций, и продолжила их терять в 2016-м», — отметил экономист.

Зато чиновники заявляют, что рассмотрение вопроса о предоставлении Украине очередного транша перенесли временно. Однако, когда именно МВФ будет рассматривать «украинский вопрос» — неизвестно. Ведь с сайта МВФ исчезли любые упоминания об Украине в календаре мероприятий.

Можно ли эту ситуацию считать давлением на украинскую власть со стороны МВФ? Поможет ли миллиард Международного валютного фонда решить проблемы Украины? Об этом «First Truth&Transparency Committee» спросил у экспертов.

Юрий Романенко, политолог:

Не спасет нас тот миллиард. Даже 5 миллиардов, если они дадут. Мы их просто проедаем все эти годы.

Они аргументируют не тем, что у нас блокада. Они аргументируют показателями. У них там свои формулы расчета. Поэтому они привязаны к показателям, которые были связаны с ОРДЛО, поскольку оттуда тоже были какие-то поступления в бюджет. Их интересуют поступления в бюджет, с помощью которых они выводят формулу взаимодействия с Украиной. Блокада – это просто политический ход, который влияет на макроэкономические показатели.

Не нужно впадать в панику, потому что больной не хочет лечиться. А мертвому при инфаркте уже не поможешь. Это государственный организм и он мертв. Мы просто видим, как он рассыпается на глазах.

Что такое миллиард для такой страны, как Украина? Это ничто. Если бы мы просто вывели из тени часть экономики, хотя бы часть, то мы бы получили десятки миллиардов.

Надо идти на дефолт и не переживать. Потому что та экономическая модель, которая есть на сегодняшний день в Украине, она паразитическая и выкачивает из страны большие ресурсы, поддерживая существующую модель — крайне неэффективную и, по большому счету, грабительскую.

Мы все равно пройдем через дефолт. Никуда от этого не денемся. При этом политическом режиме, при другом. Он нам нужен как инструмент для оздоровления. Многие страны через это прошли.

На МВФ надо перестать молиться. Потому что нет ни одной страны в мире, которая бы поднялась за счет того, что получала кредиты МВФ. Мы получаем кредиты МВФ только потому, что не хотим меняться и для того, чтобы МВФ решал задачи иностранного капитала, который присутствует здесь. Через навешивание проводится фактически переформатирование долгового базы. Если мы посмотрим на 2008 год, то больше 100 млрд долгов, которые у нас были, составляли корпоративные долги – 60%. Что за это время изменилось? Корпоративные долги превратились в государственные, потому что МВФ давала государству средства для того, чтобы дальше они шли на банки. А банки через рефинансирование получили эти ресурсы и далее выводили их обратно в западные банки. Таким образом решался вопрос возврата долгов. Вот и все. Эта схема, прежде всего, решает вопрос возврата долгов западному капиталу.

Это не означает, что МВФ плохой, что он хочет нас уничтожить. Просто надо понимать, что МВФ – это структура для управления мировой экономикой, которая руководствуется собственными интересами. Пока мы не осознаем их интересов, пока мы не осознаем свой интерес и не включим инстинкт самосохранения, который у нас отсутствует, мы и дальше будем находиться в этой плачевной ситуации, когда страна сидит и мнению гадает: дадут миллиард, или не дадут. Вот это смешно и позорно.

Владимир Дубровский, экономист CASE Украина:

Те деньги, которые выделяет МВФ, напрямую не идут на какие-то бюджетные расходы. Они идут в резервы Нацбанка и служат для того, чтобы не нарушалась стабильность на валютном рынке. То есть, когда Украине придется в очередной раз делать платежи по внешнему долгу, то эти деньги будут закупаться. Соответственно, Национальный банк может выходить с какими-то интервенциями для того, чтобы эта операция не расшатывала валютный рынок. И вот таким образом эти деньги могут быть косвенно потрачены на погашение долгов. Но, в общем, не надо думать, что это деньги на развитие, мы их сможем использовать на строительство дорог или что-то подобное.

Миллиард не был бы лишний, хотя надо понимать, что это деньги кредитные. Это не то, что мы заработали. Это то, что нам придется когда-то отдавать. Но в той ситуации, в которой мы есть сейчас, он был бы не лишний, хотя не столь критичен, как это было в 2014 или 2015-м году. На сегодняшний день, экономическая ситуация у нас более-менее устойчивая. И сказать, что это просто обвалит нам всю экономику было бы большим преувеличением.

Я думаю, это вопрос сугубо технический. МВФ хочет уточнить макроэкономические параметры с учетом тех реалий, которые сложились в результате блокады ОРДЛО, конфискации украинских предприятий, которые там находятся. МВФ хочет видеть новую картину. Это нормальная предосторожность нормальных бюрократов.

На сколько это затянется? Трудно предусмотреть. Если предыдущие результаты не будут существенно отличаться, то не будет вопросов, чтобы утвердить этот транш. Если показатели почему-то будут сильно отличаться, тогда придется проводить какие-то дополнительные переговоры. Но с другой стороны, если прекращается торговля с ОРДЛО, то возможно и некоторые статьи расходов можно будет сократить, потому что сейчас украинский бюджет тратит деньги на то, чтобы выплачивать пенсии в тех регионах, есть проблема бесплатного потребления электричества, которую они используют и тому подобное.

Пока МВФ не понимает, что сегодня делает власть с этой блокадой (ОРДЛО). Они не понимают, как это может повлиять на экономику Украины. Когда МВФ выделяет кредиты, транши, то они смотрят, какие прогнозы, как будет развиваться экономика, будет ли рост ВВП или нет, как будет наполняться бюджет и т.д.

Сейчас не понятная ситуация с макроэкономической точки зрения. На сколько повлияет эта блокада на экономику? Действительно ли потеряет Украина 3 млрд долларов валютной выручки от металлургических предприятий, например? Действительно ли придется больше закуповувативугілля антрацитового за рубежом и тратить на это валюту, а не гривну? Поэтому МВФ, кстати, впервые в истории во взаимоотношениях с Украиной, отменил заседание совета директоров.

Если посмотреть на отношения между Украиной и МВФ, то там политика присутствовала всегда. Они, например, никогда не давали деньги, когда были местные выборы, не говоря уже о парламентских. Они давали кредит очень часто после того, как появлялся новый президент или Правительство. Даже когда Янукович стал Президентом, они сразу дали транш. Через некоторое время еще дали транш. Потом посмотрели, что политическая ситуация так развивается и перестали давать. Так же и в 2014-м году. Это я называю политическими решениями, потому что если бы смотрели на экономические показатели – что сделано, что не сделано, то вообще бы Украине они не должны были давать деньги.

Еще раз подчеркиваю: этот миллиард не поможет. Особенно, в этом году он вообще не нужен с экономической точки зрения. Например, 15,5 млрд золотовалютный резерв Нацбанка, в этом году необходимо выплатить, если все посчитать, 3,9 миллиардов долларов. То есть, денег достаточно. И этот миллиард вернется на счета МВФ уже в этом году. Потому что Украина должна выплатить МВФ в этом году 1 миллиард долларов. А в следующие 3 года – 7, 5 миллиардов.

Вообще, есть очень большое преувеличение значения МВФ для Украины. Потому что правительство использует МВФ и перекладывает свою ответственность. Например, не дали транш и они скажут, вот такая плохая ситуация, потому что не дал транш МВФ. Если бы дал, было бы лучше. Или если надо сделать какие-то непопулярные вещи в экономике, говорят: это МВФ требует. Это как громоотвод.

Что касается дальнейшей судьбы страны: в течение 2018-2019 годов Украина должна выплатить 22 млрд долларов внешнего долга. Почему так много? Потому что была проведена «успешная» реструктуризация в 2015-м году правительством Яценюка. И на эти внешние выплаты уже ни кредитов МВФ не хватит, ни золотовалютных резервов. Здесь надо думать не о том, даст ли МВФ или не даст. А надо думать о средней и длительной перспективе — что надо сделать, чтобы избежать дефолта, чтобы экономика начала зарабатывать деньги.

Интересные новости

Взятки нам только снятся: госслужащие низшего звена декларируют копейки и тычут пальцем на начальников-коррупционеров

fttc-editor

А если бы в Первой мировой победила Германия?

fttc-editor

Мадуро поведал о переговорах между нефтедобывающими странами

fttc-editor

Оставить комментарий