В Европу без Бандеры или… без Польши?

ес бандера

Недавно лидер польской правящей партии «Право и Справедливость» Ярослав Качинский в интервью одному из польских изданий заявил, что во время Второй Мировой украинцы «превзошли немцев в жестокости против поляков». Также он отметил, что чрезмерная «бандеризации» в стране может помешать евроинтеграционным процессам: «Короче говоря, это дело определенного выбора Украины. Я четко сказал господину президенту Порошенко, что с Бандерой они в Европу не войдут. Это дело для меня понятное, мы и так высказали огромное терпение, но всему есть пределы».

Это уже не впервые звучат такие заявления со стороны Польши.

Высказывания Качиньского смутили не только историков или политиков, но и рядовых украинцев и общественных активистов, которые высказывали свои мнения в соцсетях.

Так, общественный деятель и журналист Тарас Шамайда написал на своей странице в Facebook:

«Главный парторг Польши Качиньский, который, к сожалению, фактически руководит в этой стране правительством и президентом, пробил очередное дно.

Его заявление, что во время Второй мировой войны украинцы «превзошли немцев в жестокости против поляков», сняло последние сомнения, что там безнадежная клиника. Качиньский не может не знать, что немецкие нацисты убили миллионы поляков (преимущественно гражданских) и превратили в руины Варшаву и другие польские города. Настолько идиотские заявления может делать только клинический украинофоб (кстати, этот же тезис присутствует и в антиукраинском фильме «Волынь», где нацисты отпускают поляков, комментируя свой «гуманизм» словами «мы же не украинцы»).

Это действительно серьезное испытание для украинско-польских отношений».

А участник Несторовской экспертной группы Евгений Глибовицкий отметил, что «трещина в украинско-польских отношениях четко очерчена. На таких условиях Киев помощь Варшавы тоже не примет. И дело не в Бандере. Дело в неготовности метрополии признать субъектность бывшей колонии и готовность видеть только свою интерпретацию событий. Фактически, это тот самый тип проблемы, который определяет состояние украинско-российских отношений, только существенно смягчен европейским культурными рамками».

Лидер националистов Волыни Анатолий Витив, в частности, отметил, что «у Ярослава Качиньского происходит период обострения польского шовинизма, и он мечтает о новой империи – третью речь Посполитую. К сожалению, у него короткая и деформированная историческая память. Прежде чем угрожать Украине, что ее не пустят в Европу из-за Бандеру, я бы хотел напомнить Качинскому, что Бандера жил и был убит на улицах европейского города Мюнхена агентом КГБ. Странно, почему Качинский забывает о преступлениях польских оккупантов из Армии Крайовой на этнических украинских землях. Почему игнорирует преступления поляков в Украине и длительный период польской оккупации, который начался еще с середины XIV века. Вместо политики взаимопрощение, взаимопонимания и дружбы поляки снова начинают вмешиваться во внутренние дела суверенного государства».

Почему поляки так активно начали манипулировать историческими фактами, шантажируя и запугивая нас очередными проблемами с ЕС? Об этом мы пообщались с экспертами: председателем Украинского института национальной памяти Владимиром Вятровичем, политическим экспертом Юрием Сиротюком и заместителем председателя киевской «Просвиты», старшим преподавателем НУ «Киево-Могилянская академия» Алексеем Куренным.

Это уже не первое такое заявление поляков в отношении Украины и украинских национальных героев. Почему?

Владимир Вятрович:

Последнее заявление господина Качиньского продемонстрировала его совершенно искаженное представление о прошлом и украинцев, и поляков в годы Второй мировой войны. Страшно, что именно этот человек требует внимания к своему искаженное представление, пытается набросать не только польском, но и украинскому обществу, и вечно пытается шантажировать Украину, якобы европейским будущим. Никто господину Качинскому не давал полномочий говорить от имени Европейского Союза. Очевидно, что это заявление не имеет ничего общего с позицией Европейского Союза. К сожалению, господин Качинский это делал, поскольку он все-таки не видит нормального сотрудничества с Украиной как независимым, демократическим государством. В противном случае, были бы недопустимым такой тон заявлений, недопустимым был бы некий шантаж в отношении оценок украинского прошлого. Украина должна быть независимой и свободной в оценках собственного прошлого. И только такая страна будет независимой и свободной в будущем. Отрицать возможность Украины самой давать оценки своего прошлого, это значит, что этот человек не видит Украину как независимое государство в будущем.

Алексей Куринный:

Данная ситуация уже приобретает системность. То есть, данные заявления цитируются не только украинскими информационными агентствами, и не только националистическими кругами, но и вызывают раздражение украинских историков. Мы, в частности, помним, что еще в 20-х числах августа состоялась пресс-конференция, в которой принимали участие и представители «Просвиты», и представители украинского правительства начала 90-х, которые начинали процесс примирения, и, соответственно, было высказано мнение о неприемлемости такого курса. Сейчас уже доктора наук и политики реагируют на такие заявления. При этом парадоксально, что подобный курс происходит на фоне молчания европейских либералов. В самой Польше сейчас ситуацию можно охарактеризовать как 50х50, когда либеральные силы устраивают и протесты, и выступают против данных инициатив. В частности, ставят под сомнение карту поляка.

Но европейские эксперты, тот же Андреас Умланд, неоднократно критиковал украинский курс, украинское государство и приверженность наших героев. Всеми своими мыслями он показывал, что «бандеризации» противоречит движению в Европу. Однако Умланд при этом молчит относительно Романа Дмовского – известного польского «национального героя», который ничего, кроме непонимания и даже отвращения, не может вызвать в соседних с Польшей народов, как вот у литовцев, украинцев. Именно Дмовський предлагал расширить границы Польского государства, присоединив украинскую Хмельницк, часть Белоруссии и всю Литву. Польше так же свойственен шовинизм. И, фактически, в Польше на сегодня не слышать аргументов, что история Бандеры, трагическая история Волыни, она была на нашей этнической территории, а не на вымышленной территории Восточные кресы.

Это не способствует примирению. Уже из уст украинцев звучат заявления и о территории Закерзонья, Холмщины не как о присоединении, а как территорию, где украинцы подвергались этническим чисткам.

Юрий Сиротюк:

Во-первых, заявление Качиньского свидетельствует, что нынешнее польское руководство, к сожалению, взяло на вооружение так называемую ягелонскую концепцию развития украинского государства, которая предусматривает создание империи во главе с Польшей, которая займет не только этнические польские земли, но в союзничестве с Венгрией комунизует Украину, Беларусь, Литву. Это возрождение имперской польской традиции, так называемой ягелонской. Соответственно, поэтому их так бесит имя Бандеры, ведь Бандера не принимал участие в событиях на Волыни в 43-м году. Он физически не мог этого делать, потому что сидел в немецком концлагере в Заксенгаузене. А в то же время поляки в Освенциме замучили двух его братьев. Бандера не был участником актов нападения на польские банковские учреждения, Бандера не был исполнителем атентатов. Бандера просто разрушил эту польско-имперскую, фашистскую концепцию, которая предусматривала полную колонизацию и денационализацию этнических украинских земель в составе Польши.

И Качинский, который сегодня пытается возродить эту имперскую политику, понимает, что этот польский колониализм остановила, собственно, пропагандивна идеологическая деятельность ОУН, лидером которой был Бандера. Поэтому это такой исторический «ляп» поляки получили. Потому что поляки, например, полностью колонизировали и уничтожили украинскую Холмщину. Это этническая украинская земля, которая находилась в составе Польши. Там было полностью переведено на польский язык населения, уничтожены все украинские православные церкви, насильно пленили священников, уничтожено кладбище, убиты учителей. И эти земли, как и другие этнические земли, являются вполне плененными. А вот именно такая мировоззренческая война, школьная акция, выступление пропаганды за работы Бандеры, поставили крест на польском миссионизме, который пытается сегодня возродить Качиньский. Поэтому это такой отчаянный шаг загнанного зверя.

Качинский, вспоминая великую Польшу «от можа до можа», понимает, что бандеровцы в условиях абсолютной оккупации, в условиях этнических чисток, в условиях фашистского режима Пилсудского, смогли организовать сопротивление польскому колониализма и поднять сознание украинцев. Именно из-за того, что очень активно была восстановлена сознание, патриотические чувства украинцев, это не позволило полякам осуществить свои планы.

Существует ли вероятность, что через такие заявления Украину действительно могут не принять в Европейский Союз?

Владимир Вятрович:

Я считаю, что у этого заявления нет ничего общего с собственно позицией Европейского Союза. Когда мы говорим об УПА, то мы говорим, в первую очередь, о борьбе за свободу. А борьба за свободу является одной из базовых европейских ценностей. Через это, я убежден, что эта страница украинской истории абсолютно не может и никогда не станет на пути интеграции Украины в Европу. Более того, лозунгом украинских повстанцев было: «Воля народам! Воля человеку!».

Алексей Куринный:

Трудно сказать, как оно будет происходить дальше. Очевидно, эти заявления могут использоваться в других, более глобальных небажаннях брать Украину в ЕС. Например, Турции придумывают все новые и новые аргументы, но основная причина – мусульманская идентичность Турции. В случае Украины, это может быть значительное количество населения, что даст больше голосов в европейских структурах, которые назначаются по численности населения и, соответственно, они этого боятся. Кроме того, экономические проблемы страны. Пока мы слабые, с шаткой экономикой, воюющей стороной, то будет разыгрываться и эта польско-волынская карта и т.д. Если мы станем сильными, то ситуация будет такая же, как и с Польшей. Сегодня межнациональные отношения стали как отношения сильного и слабого.

Юрий Сиротюк:

Очевидно, что поляков взяли с фашистским режимом Пилсудского, а режим Пилсудского был ничем не лучше, чем режим Гитлера, Борзые, Антонеску. Это был абсолютно человеконенавистнический режим. Потому что каждый идет в Европу, а Европа – это континент наций. И нельзя прийти в Европу, избавившись от себя. Нам не нравятся польские национальные герои, но это полякам выбирать, кто их герой. Пилсудский не наш герой, так же, как Бандера не их. Но мы не будем полякам диктовать, кто должен быть их героем, и мы не должны никому позволить трактовать нам, кто имеет право быть героем Украины. Сегодня лозунг Бандеры, флаг Бандеры, портрет Бандеры – это символ борьбы с нынешним московским империализмом. В данном случае, этот удар в спину украинцам, совсем не красит поляков, исторический шовинизм которых просто залил кровью их глаза и они не понимают, что падение независимости Украины, или удар по независимости Украины непременно аукнется ударом по независимости Польши.

Как украинцы должны реагировать на подобные заявления? Какие возможны последствия со стороны Польши?

Владимир Вятрович:

Мне трудно предвидеть какие-то последствия со стороны Польши, несмотря на неадекватность этих заявлений. С нашей стороны, я думаю, что мы должны продолжить свою работу, направленную на открытие своей истории, на популяризацию этой истории среди украинцев, направленную оказать должное всем тем героям, которые защищали свободу в прошлом. Ведь от того зависит, в частности, готовность современных украинцев защищать эту свободу теперь.

Юрий Сиротюк:

Ярослав Качиньский – руководитель правящей партии. Он не является премьер-министром и президентом. Очевидно, что Украина, в данном случае, должна дальше твердо занимать свою позицию, но тут вопрос не к Качиньского. Тут вопрос к украинской власти. Янукович мошенническим путем лишил Бандеру и Шухевича званий Героев Украины, и Порошенко, вместо того, чтобы отменить это мошенничество за один день, до сих пор тянет с этим вопросом. Вопрос нашей истории, нашего прошлого – это наш внутренний вопрос. Мы сами разберемся, кто наши герои. Любые вмешательства мы должны считать неприемлемыми и поляки должны понимать, что это не улучшит украино-польские отношения. Очевидно, что Украина должна, если поляки пойдут дальше, очень четко указать, что это для нас неприемлемо в дипломатических, культурных, экономических отношениях. Мы в Европу пойдем с Хмельницким, Святославом. Нравится это или нет полякам. Потому что после Бандеры поляки нам назовут имя Гонты, Зализняка, а потом и Хмельницкого. Потому что для поляков хороший украинец тот, который был рабом Польского государства, а не тот, который боролся за Украинское Государство. Поэтому, если мы сейчас уступим в Бандере, то они пролюструють всю нашу историю. И заставят выбросить Богдана Хмельницкого, гетманов, которые боролись против польского колониализма, заставят выбросить гайдамаков для того, чтобы сказать, что никакой отдельной нации украинцев нет.

Интересные новости

Известный коррупционер Ложкина Михаил Бейлин захватывает землю в Киеве

fttc-editor

Покинет ли Украину «грузинский десант» ?

fttc-editor

Олег Брындак, Александр Матвеев, Юрий Шумахер, Василий Шкрябай, Олег Этнарович и Александр Иваницкий — Шесть друзей Труханова и их доходы

fttc-editor

Оставить комментарий