Румыния: История и «восточная стратегия» одного из крупнейших соседей

Румыния

Бухарест, как никто, заинтересован в сильной Украине. В отличие от Польши у нас с румынами нет исторических конфликтов. В начале правления Януковича украинское общество пугали «румынскими территориальными претензиями». Защитить от них должен был, конечно, союз с Россией. События 2014 четко продемонстрировали, какое государство на самом деле посягает на украинские земли, а какое поддерживает наши усилия по восстановлению территориальной целостности. Успехи в «демонизации» Румынии стали возможны только потому, что украинцы до сих пор смотрят на соседа преимущественно через призму советско-российской пропаганды.

Румыния

Возникновение. Между враждебными империями

Православный народ, чьи земли разделили соседние империи… Это не только об украинцах, но и о румынах. В середину XIX века территории, где разговаривали на румынском, разделили турецкий султан, австрийский кайзер и российский император.

Российская империя в 1812 году оккупировала Бессарабию, земли между Днестром и Прутом. Осуществлялись последовательные усилия по ее русификации. Было запрещено преподавание румынского в школах и импорт написанных на этом языке книг.

Трансильванию (современная западная Румыния) захватила Австрия. Ситуация там напоминала Галичину. Подобно отношений поляков и украинцев, в Трансильвании венгерские помещики-католики руководили румынскими крестьянами –православными. Конечно, конфликтами между ними пользовалась австрийская власть, чтобы держать обе группы в повиновении.

Позже венгры добились превращения Австрийской империи в Австро-Венгерскую, в которой пользовались широкими политическими правами. Это скорее ухудшило положение румын в Трансильвании, ведь «защита» Вены ослабла.

Впрочем, в отличие от украинцев, румыны сохранили собственное политическое самоуправления в пределах Османской империи. Там существовали вассальные княжества Валахия и Молдова. Территория последнего в средневековье существенно превышала территорию современной Республики Молдова.

Конечно, политическая автономия румын не была результатом особой прогрессивности Стамбула. Просто Австрия и Россия, ущемляя румын в своих владениях, защищали автономию княжеств, в том числе и военной силой.

Таким образом Вена и Петербург создавали повод для вмешательства в дела ослабевшего соседа, а также инструмент захвата части его территории.

Конкуренция между австрийцами и россиянами дала румынам шанс. Россияне были не против объединения Валахии и Молдовы, рассчитывая на естественное притяжение к ним православных соседей. Австрийцев, зато более беспокоил прецедент пересмотра границ на основе этнического фактора. Вена в то время уже видел серьезно угрозу в национально-освободительных движениях.

Осознавая, что только объединение дает шанс на спасение, элиты обоих румынских княжеств в 1859 совершили неожиданный ход. Военный министр Молдовы Александру Иоанн Куза был избран на пост пожизненного правителя сразу обеих автономий.

Куза сначала объединил княжества де-факто, введя совместное войско и валюту. Когда большие государства «переварили» этот факт, 1862 объединения было объявлено официально. Вассалом султана стало Княжество Румыния со столицей в Бухаресте.

Впрочем, активные усилия правителя по реформированию жизни отсталой османской провинции, объединенные с диктаторскими замашками, побудившие объединиться против него практически весь румынский истеблишмент. Кузу сбросили, а на его место пригласили немецкого принца Карла фон Гогенцоллерна-Зигмарингена, родственника короля Пруссии.

Это государство тогда именно бросала вызов первенстве Австрии в Центральной Европе. Через противодействие последней принц даже вынужден был добираться до своих новых владений инкогнито.

Скорее спонтанно, чем в результате замысла, Румыния нашла определенный компенсатор собственной относительной слабости – союз с удаленной сверхдержавой в обмен на продвижение ее интересов в регионе. Когда Берлин выбрал союз с Веной, «покровителем» Румынии стала Франция. Во Вторую Мировую Румыния была вынуждена ориентироваться на Германию, а нынче поддерживает «особые отношения» с США.

Впрочем, обретения формальной независимости Румынии 1877 стало результатом ее участия на стороне России в войне с Османской империей.

После масштабных реформ Александра II Российская империя была уже достаточно сильной, чтобы расквитаться за поражение в Крымской войне двумя десятилетиями ранее. С другой стороны, Петербург еще хорошо помнил этот урок.

Чтобы избежать нового вмешательства Британии и Франции, Россия не стала осуществлять значительных аннексий после победы. Зато она согласилась на появление слабого соседа, которого в нужный момент было бы легко «убедить» следовать в русле имперской политики.

Случайный путь к «великой Румынии»

Конечно, независимая, но «усеченная» Румыния стремилась присоединить к себе все населенные румынами земли. Впрочем, шансов в военном противостоянии с Россией или Австро-Венгрией она не имела. Вплоть до того момента, когда соседние империи оказались в разных лагерях Первой Мировой.

Два года Румыния колебалась. Впрочем, учитывая традиционный союз с Францией в 1916 году румыны выступили на стороне Антанты. Румынские подразделения быстро продвинулись в глубь Трансильвании. Им противостояли лишь слабые австро-венгерские части, которые находились в процессе реорганизации после поражений на русском фронте.

Но «блицкрига» не получилось. Германия и Австро-Венгрия смогли перебросить на новое направление свои лучше обученные и оснащенные войска, создали численное преимущество и начали оттеснять румын.

Настоящая катастрофа произошла, когда наступление войск Антанты с территории Греции провалился и не смог «вывести из игры» Болгарию, которая воевала на стороне Центральных держав. Болгарская армия, поддержанная немецкими частями, атаковала Румынию с юга, открыв второй фронт. За четыре месяца две трети страны, включительно со столицей Бухарестом были оккупированы врагом.

Даже при таких условиях румынская армия смогла стабилизировать оборону и продолжить борьбу. Окончательный удар ей нанес только выход из войны России после Октябрьской революции 1917. Изолированные перед лицом превосходящих сил Центральных держав, румыны вынуждены были просить перемирия.

В мае 1918 года был подписан мирный договор, который фактически превращал Румынию на австро-германский протекторат. Впрочем, победители признали право Румынии на Бессарабию, а главное – сохранили румынскую администрацию и армию.

Эти войска очень быстро понадобились. Победа на востоке не спасла Германию и Австро-Венгрию от окончательного поражения.

Румыния вновь объявила войну Центральным державам в октябре 1918. Только сопротивляться ей было уже некому. Армии обеих соседних империй развалились.

Регулярном румынском войске могли противостоять разве что импровизированные подразделения. Поэтому не удивительно, что Бухарест смог объединить вокруг себя не только территории, где румыны составляли большинство. Преобладающая военная сила позволяла «правильно» организовать «волеизъявление» даже там, где проживали преимущественно украинцы или венгры.

Таким образом, Румыния стала единственным участником Первой Мировой, который аннексировал земли не только Центральных держав, но и бывшего члена Антанты – Российской империи.

Западные победители признали территориальные приобретения своего союзника. Румыния, наряду с Польшей и Чехословакией, стала частью «санитарного кордона», который отделял большевистскую Россию от «наказанных агрессоров» — Германии, Австрии и Венгрии.

Румыния и СССР: война, поражение, сопротивление

Впрочем, мировой порядок, в котором существовала «великая Румыния», продержался недолго. Уже за полтора десятилетия он упал под объединенными ударами Германии и СССР.

Последний не признавал законности обретения Румынией прав на Бессарабию. 1924 на украинской территории было создано «Молдавскую Автономную Советскую Социалистическую Республику». Она располагалась примерно там, где сейчас находится современная «Приднестровская Молдавская Республика». Как и Приднестровье, образование было преимущественно инструментом подрывной деятельности в интересах Кремля.

Когда Мюнхенский сговор 1938 продемонстрировала, что западные государства не готовы защищать союзников в Центральной Европе, реваншисты начали перекраивать политическую карту региона, определенную результатами Первой Мировой. Очередь Румынии наступила после достижения нацистской Германией и СССР согласия относительно распределения «пограничных» государств.

Летом 1940 Кремль поставил ультиматум Румынии, требуя возврата не только бывших земель Российской империи, но и северной Буковины, которая раньше принадлежала Австро-Венгрии. Впрочем, там проживало в основном украинское население.

Не найдя поддержки у соседей, имея наглядный пример разделенной Польши и Финляндии, которая потеряла территории, несмотря на попытку обороняться, Бухарест капитулировал. Опасаясь, что требования СССР – только начало, Румыния была вынуждена искать защиты в нацистской Германии.

Впрочем, эту защиту имел свою цену. Румын заставили вернуть часть Трансильвании другому союзнику Германии – Венгрии. Компенсацию за нее нацисты предложили искать на востоке.

Румынская армия стала самым многочисленным союзником Вермахта в боях на восточном фронте. В награду Румынии не только вернули территории, утраченные в пользу СССР в 1940, но и передали в управление «Транснистрию» («Заднестровья») – украинские земли между Днестром и Южным Бугом. Впрочем формально аннексировать их Румыния не успела – военная удача отвернулась от нацистов.

После государственного переворота в августе 1944 года Румыния перешла на сторону антигитлеровской коалиции и даже помогала изгонять нацистов из Венгрии и Чехословакии. Впрочем СССР все равно отнесся к ней как к враждебному государству. Румынию было оккупировано. Страна платила репарации, ее экономику эксплуатировали «совместные румыно-советские предприятия», на практике – грабительские монополии. И, конечно, румынам навязали коммунистическое правительство.

Единственная светлая сторона для Румынии — возвращение Северной Трансильвании, произошло не за особую любовь СССР. Просто на момент возврата Сталин был уверен в своем безоговорочном контроле над Румынией, а Венгрия еще пручалась.

Восстановление пусть ограниченного румынского суверенитета началось с аппаратной победы местных коммунистов над «румынами из Москвы». На фоне венгерского восстания 1956 года удалось убедить СССР ограничить свои экономические аппетиты и вывести советские войска.

Во времена же Николае Чаушеску Румыния стала регулярно проявлять «особую позицию» на международной арене. Она осудила советское вторжение в Чехословакию 1968 г., сохранила дипломатические отношения с Израилем, проигнорировала социалистический бойкот Олимпиады в США в 1984 г.

Это не были лишь дипломатические жесты. 1968 года, когда советские танки вошли в Прагу, румынская армия была мобилизована. Чаушеску договорился с Югославией (которая не входила в Варшавский блок) отступление румынских частей на ее территории, если советские войска выбьют их из собственной.

Позже две страны совместно разработали и выпустили единственный настоящий «европейский социалистический боевой самолет — истребитель-бомбардировщик JAR-93.

«национал-коммунисты» — все равно коммунисты. Экономика в Румынии не была эффективнее советской

Впрочем, «национал-коммунисты» — все равно коммунисты, которые гнались за химерой «эффективного планирования». Только просчеты приходилось компенсировать не нефтедолларами, а снижением уровня жизни населения.

Румыния стала беднейшей страной Центральной Европы, а свержение Чаушеску 1989 г. — единственным кровавым эпизодом «бархатных» революций, которые развалили «социалистический лагерь». Когда вскоре распался СССР, государство было не в том состоянии, чтобы проводить экспансионистскую политику, в частности относительно новообразованной Республики Молдова.

Тем более, распад Союза был более «управляемым», чем распад Российской империи. Мечты части молдавского общества об объединении с «братьями за Прутом» были разбиты «гибридной войной» и возникновением Приднестровье под защитой контролируемых из Москвы воинских частей бывшей Советской Армии.
«Восточная» стратегия Румынии

Какие же цели нынешней румынской политики? Прежде всего, Бухарест четко осознает угрозы для своего суверенитета от экспансии России. Именно поэтому он заинтересован в сильной Украине, которая прикрывает соседа от попыток россиян сочетанием военного и экономического давления навязать Румынии «взаимовыгодное сотрудничество».

Бухарест заинтересован в сильной Украине

Было бы странно, если бы Румыния не имела желающих восстановить величие страны начала XX века. Впрочем, все же не стоит слишком беспокоиться о Черновицкую область и «задністровський» юг Одесской, которые вошли в состав Украины в 1940 г.

Румыноязычное население формирует относительное большинство лишь в двух районах Черновицкой области, Герцаевском и Новоселицком. Причем жители последнего идентифицируют себя как молдован. В Одесской области молдаване составляют около половины населения Ренийского района и трети Измаильского.

Кроме того, реальные территориальные претензии Румынии к Украине лишь увеличат вероятность приближения России к ее собственных границ. К примеру, в форме очередных псевдо-государств.

Стоит напомнить, что СБУ в 2015 году предупредило попытку создать «Бессарабскую народную республику». Другая опасная для Румынии возможность — формирование в Украине коллаборационистской пророссийской власти, которая позволит размещение российских военных баз на собственной территории.

И главное. После 1945 года в международном праве действовало практически абсолютное табу на «передвижение» государственных границ. Россия нарушила это табу в 2014 году.

Впрочем, она заплатила и продолжает платить за нарушение высокую цену. Менее чем двадцятимільйонна Румыния просто не имеет ресурсов для «геополитического волюнтаризма».

Хотя границы нельзя переносить, в отдельных случаях их можно «стереть», как это произошло в результате объединения Вьетнама, Германии и Йемена. Как среди политикума, так и населения Румынии популярна идея объединения с Молдовой.

Впрочем, этот процесс нелегкий. И не только за наличие российского форпоста в Приднестровье.

Государственную границу по Пруту отделил территорию современной Молдавии от Румынии более как два столетия назад. Независимая Молдова уже существует на протяжении жизни целого поколения. Это не могло не повлиять на формирование особой идентичности молдаван.

Так, немало румын говорит о «искусственность» этой идентичности. Но каждая национальная идентичность является результатом сложного взаимодействия спонтанных социальных процессов, творчества выдающихся личностей и «искусственных» политических решений. В любом случае, идею объединения с Румынией поддерживают лишь примерно четверть молдаван. Против выступает больше половины населения.

Конечно, молдавские политики не пытаются слишком продвигать лозунги, которые поддерживает меньшинство. Кроме того, из-за разницы размеров Румынии и Молдовы речь пойдет скорее о «присоединении» последней. Для молдавских элит объективно невыгодно менять статус «большой рыбы в маленьком пруду» на роль «малой рыбки в большом».

Открытые сторонники объединения с Молдовой активные на улицах (да и то в основном в столице), но не представлены в парламенте. Одну из партий, которая входит в состав правящей коалиции, Либеральную, считают «прорумунською». Впрочем, она имеет лишь 13 депутатских мест из 101, набрав на последних выборах (2014) чуть меньше 10 % голосов.

Поэтому перспективы слияния двух государств пока выглядят неопределенными. Впрочем, экономические и политические проблемы Молдовы, «мягкая сила» Румынии – члена ЕС и НАТО, предоставление Бухарестом экономической помощи соседу по крайней мере оставляют этот вопрос на «повестке дня».

Румынское влияние на Молдову имеет потенциал для роста. Но для национальных интересов Украины «прорумынский» Кишинев существенно лучше, чем «пророссийский».

Интересные новости

Что стоит за продажей Андреем Бибой сети АЗС БРСМ-Нафта

the-fttc-edit

Ахметжан Есимов посмеялся над приказом Токаева сдавать дивиденды государству: они нужны ему и его родственникам

fttc-editor

Правительство Великобритании: выход из ЕС снизит уровень жизни британцев на 6%

fttc-editor

Оставить комментарий