Когда торговля дороже жизни

Какая страна – такие и протесты. В Румынии многотысячными демонстрациями на улицах борются с коррупцией во власти. В Украине наделали безумного шума несколько нардепов от оппозиционной президенту партии, которые вместе с сотней человек перекрыли железную дорогу. С румынами и их целью все понятно. Зато у украинцев между лозунгами и реальной целью (а особенно – результатами) может оказаться настоящая пропасть.

Блокада поставок угля

Сначала – краткая хронология.

По одной из версий, все началось еще 16 декабря 2016 г., когда группа бойцов-добробатов заявила: если в течение семи дней все украинские военнопленные будут освобождены террористами, добровольцы начнут тотальную блокаду оккупированных территорий. Впрочем, в последнее время о военнопленных мало кто вспоминал. На первый план вышли требования уже к украинской власти прекратить «торговлю на крови» с неконтролируемыми Украиной территориями.

Активные действия начались 25 января, когда в знак протеста против торговли с оккупантами участники акции заблокировали железную дорогу на Луганщине между станциями Свитланово и Шипилово, разместив там несколько деревянных «ежей». Участие в блокаде, в частности, приняли нардепы Семен Семенченко, Павел Костенко, Тарас Пастух (фракция «Самопомочі») и примкнулий к ним Парасюк внефракционный.

После того, как 26 января заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука выступил против блокады оккупированных территорий Донбасса, 27 января блокадники заявили, что готовы пропускать уголь, если будет усилен контроль за содержанием вагонов.

30 января сообщалось, что участники блокады предупредили о возможном уничтожении магистралей в случае их разгона и переход к партизанской борьбе.

2 февраля было заблокировано движение на железнодорожном переезде возле станции Курдюмовка, а уже 10 февраля сообщили о перекрытии железнодорожной ветки Ясиноватая-Константиновка.

В нескольких местах участники акций пропускают электрички с пассажирами, но продолжают блокировать товарняки.

Конечно, что власть считает протест незаконным, и пробовала разогнать его участников. Так, 4 февраля произошло столкновение с полицейскими, а уже 7 февраля там побывал спецназ, который успел помахать дубинками, туда подъехало несколько автобусов с какими-то парнями. Там же присутствовал и одиозный милицейский генерал, начальник УВД Донецкой области Вячеслав Аброськин, который работал в милиции Севастополя до начала оккупации полуострова.

Со стороны протестующих также подтянулись резервы. До побоища не дошло, зато стало известно, что у участников блокады с собой немало зарегистрированного оружия. О своей поддержке акции заявили некоторые ветераны АТО и даже отдельные военные. 11 февраля загостренняч произошло снова, но также без последствий.

Итак, по информации Штаба блокады, в железнодорожное сообщение заблокировано:

в Луганской области – в районе ст. Светланово и населенного пункта Горное-Золотое повреждены рельсы и заблокирован поезд (говорят, что здесь не смогли проехать около 250 поездов);

в Донецкой области – возле Бахмута путь заблокирован тепловозом (предотвращено прохождение до 120 поездов); в районе ст. Кривой Торец (не смогли проехать до 210 поездов).

Информационный фронт

Все это время «блокадники» и официальный Киев обмениваются взаимными обвинениями и теперь похоже, что это еще не конец.

В информационном поле доминируют представители правящей партии (БПП) и органов власти, которые всячески расписывают ужасные последствия блокады, в частности, дефицит антрацитового угля, как следствие – остановка ТЭС, веерные отключения, остановка предприятий и так далее. А через приближенных волонтеров фактически было вынесено предостережение бойцам и командирам Вооруженных сил – чтобы армия даже не думала присоединяться к этим акциям.

Рядовые украинцы, особенно знакомые и родственники военных поддерживают пикетчиков и морально, и материально. Ведь, в отличие от чиновников и провластных олигархов, людям в основном непонятно, как можно с тем самым врагом одновременно и воевать, и торговать. Потому что пока кто-то прячет собратьев, другие подсчитывают прибыли, и это – в одном государстве.

На самом деле слабыми являются позиции обеих сторон.

Власть показала свое истинное лицо, пытаясь любой ценой восстановить торговлю через линию фронта. Ее аргументы о нехватке угля вызывают встречные вопросы, в частности:

Почему, несмотря на обещания, «антрацитные» блоки тепловых электростанций за 2,5 года так и не был переведен на газовый уголь, который добывается на контролируемой территории Украины?
Почему Украина до сих пор покупает антрацит только в ОРДЛО, при чем по цене, привязанной к международным площадкам?
Куда пошла разница между его стоимостью и ценой закупки (речь идет о более чем 10 млрд. грн.)?
Почему не было накоплено резерва антрацита – ведь прекратить поставки могли и сами боевики (относительно врага этот шаг выглядит вполне логичным)? И что бы в таком случае делала власть?

При этом украинцам продолжают рассказывать о безальтернативности поставок антрацита из ОРДЛО, о том, что «мы не торгуем, а у нас идет обмен товарами» (цитата министра энергетики Насалика), и вообще – эти шахты якобы зарегистрированы в Украине и платят налоги в наш бюджет. А если эти шахтеры не получат денег (через карты «Сбербанка», между прочим), они, мол, также возьмут в руки оружие.

Здесь нужно сказать о нескольких вещах.

Из упомянутых министром Насаликом 60 тыс. шахтеров только до 20 тыс. работают на трех официально зарегистрированных шахтах Дтэка, остальные – на бывших государственных шахтах, которые не отчитываются в Минэнерго, не перерегистрированы в Украине и фактически работают в режиме копанок – с соответствующей ценой на продукцию (называли 500-700 грн. за тонну). В то же время Украина, как утверждает Насалик, покупает хоть свое, хоть «оккупирован» угля по 1750 грн. за тонну. Не Роттердам, конечно (там такая цена была летом, с началом зимы она превысила $100), но тоже неплохая маржа.

Появление «роттердамской» формулы прошлой весной объясняли именно стремлением диверсифицировать поставки антрацита — чтобы в тарифе на электроэнергию была заложена мировая цена угля, по которой его можно было бы в любой момент купить в любом месте, и не зависеть от ОРДЛО. Альтернативу за 10 месяцев так и не нашли (не искали?), а все это время покупать с неконтролируемых территорий по завышенной цене.

Поскольку 76% тепловой генерации принадлежит компаниям Рината Ахметова (как и официальные шахты Дтэка на неконтролируемых территориях), попробуйте догадаться, кто от всех этих антрацитовых схем получает профит?

Есть ли люди, которые действительно верят, что на контролируемой боевиками территории может работать предприятие, которое платит налоги только в Украине? Потому что на самом деле боевики получают в виде «налогов» 47% стоимости антрацита – это выводы СБУ. То есть… Украина таки сознательно финансирует террористов, при этом требуя у остального мира «усилить санкции». Нонсенс…

Ну и несколько слов о блокировщиков. Наличие в их рядах Семенченко и Парасюка у многих вызывает отвращение относительно самой акции – просто имидж у ребят такой.

Второй момент – слишком активное участие в блокаде депутатов «Самопомочі». Несмотря на их сложные отношения с руководством страны, а также на постоянные жалобы лидера партии (по совместительству – мэра Львова Садового) – что ему с подачи Банковой постоянно суют палки в колеса, возникает подозрение, что эта акция имеет еще и серьезную политически-піарну составляющую.

Также не на пользу блокирующим идет присутствие в их рядах двух бывших подследственных «айдаровцев» Бати и Рубежа – Валентина Лихоліта и Игоря Радченко. А в придачу еще и Василия Гацько. Ко всему добавился и визит Михаила Саакашвили, который на фоне «редутов» на рельсах выглядел как-то неуместно. Особенно если вспомнить совсем недавнее фото в львовской кофейне тех же Гацько с Саакашвили в компании Садового.

Стрелять или торговать?

История знает немало примеров, когда страны якобы находились в состоянии войны, однако в это же время между ними происходила оживленная торговля. В частности, в XVI веке. Голландия продолжала торговать с Испанией на протяжении всей войны за свою независимость. А уже в XIX ст. во время Крымской войны известно о том, что Россия через посредников преспокойно продавала хлеб Англии. К слову, Крымскую войну русские таки проиграли, и вынуждены были подписать Парижский мир в 1856 г.

Из последних примеров имеем Грузию, ввела торговое эмбарго в отношении утраченных территорий – Абхазии и Южной Осетии. Правда, здесь есть исключение: Ингурской ГЭС, которая расположена на границе и эксплуатируется совместно Грузией и Абхазией с 1992 года. За последние годы здесь даже провели замену турбин за счет международных кредиторов. По договоренности, 60% электроэнергии идет в Грузию, а 40% поставляется (по некоторой информации – бесплатно) в Абхазии.

Сложнее ситуация в Молдавии с Приднестровьем, у которого также приходится покупать электроэнергию (с Молдавской ГРЭС). А ряд предприятий с так называемой ПМР регистрируется в Молдове и экспортирует продукцию под маркировкой Made in Moldova.

Конечно, страны, которые себя уважают, на торговлю с противником обычно не соглашаются. К слову, пользователи соцсетей уже нашли заявление Виталия Яремы, который будучи в должности Генпрокурора, предупредил, что торговля с подконтрольными террористам территориями является уголовным преступлением. Ведь речь идет о… финансирование терроризма!

Как написал в своем довольно резком посте в Facebook военный эксперт Алексей Арестович, уже абсолютно всем понятно, что «высшие должностные лица страны «революции достоинства», под патриотические песни о заботе о народе, организовали устойчивую преступную схему с теми, кто этот народ убивает (и это — вне полу-фарсовости самой «блокады») и воруют буквально в прямом эфире… А разоблачать особо нечего, ибо то, что «власть ворует» известно уже, даже, эфиопским домохозяйкам».

Что больше, благодаря схеме с «Роттердамом», махинации с закупкой угля уже приблизились по доходности к сделкам с газом. Но стоит помнить, что несмотря антрацит, которым забили все медиа, через линию фронта гоняли и кучу другого товара.

Получив разрешение в СБУ, из-за совершенно условную «границу» шли эшелоны сырья для металлургии, а также лом черных и цветных металлов, сталь листовая, серная кислота, лес и стройматериалы, медикаменты, товары двойного назначения – немало такого, что до твоего противника отнюдь не должно было бы попасть, потому что будет использовано против тебя же.

Так, через «линию размежевания», как ее порой называют официальные лица (хотя это – правдивая линия фронта), осенью к нам попал, в частности, и метиловый спирт, которым по несколько месяцев в разных областях Украины отравилась почти сотня людей. Именно с территории ОРДЛО (в частности, из донецкой фабрики «Хамадей») в Украину, а также транзитом в другие страны идет массированная контрабанда сигарет.

Ну и понятно, что этот «букет» был бы неполным без солидного наркотрафика – об этом говорят мало, потому что слишком уж деньги есть такой «бизнес». Как писал в своем блоге журналист Алексей Бобровников, объемы контрабанды здесь исчислялись миллиардами гривен. Соответственно, жизнь тех, кто пытался этому противостоять, оказывалось под смертельной угрозой. Так фактически была «слита» дело об убийстве волонтера, командира мобильной группы по борьбе с контрабандой «Эндрю» Галущенко. Именно поэтому пришлось оставить Украину и самому журналисту-расследователю контрабандных дел Бобровнікову, который столкнулся еще и с масштабной торговлей оружием, при чем с обеих сторон.

Промежуточные итоги

Итак, штаб блокады ежедневно отчитывается, сколько потенциальных эшелонов они не пропустили с момента блокировки движения – речь идет уже о сотнях поездов.

Из-за прекращения поставок антрацита из ОРДЛО решением Кабмина на месяц (до 15 марта) введено чрезвычайное положение в энергетике Украины, предусмотрено применение графиков отключения электроэнергии.

На непідконтрольній территории остановился Алчевский меткомбинат, совладельцами которого, вместе с Сергеем Тарутой и Олегом Мкртчаном (корпорация ИСД) являются российские компании (за которыми стоит «Внешэкономбанк») – за прекращения поставок руды из криворожского предприятия, которым владеет российский «Евраз».

Всю информацию о блокаде и ее последствиях нужно воспринимать с учетом источников, из которых она транслируется. Власть привлекла «тяжелую артиллерию» в виде официальных лиц и структур (хотя того же министра энергетики уже не раз ловили на нестыковках), известных блоггеров и лидеров общественного мнения. И когда Главное управление разведки Минобороны вдруг сообщает, что в ОРДЛО началась мобилизация высвободившихся шахтеров«, которые остались без рабочих мест в результате прекращения поставок угля по железной дороге», или волонтер и нардеп от БПП Татьяна Рычкова рассказывает о запасах угля на ТЭС, вспоминается Станиславский с его знаменитой фразой о искренности актеров: «Не верю!»

В конце концов, здоровый скепсис вызывают и сообщения о «умышленный вывоз угля с ТЭС». Слишком много манипулирования вокруг этого события, что, наконец, подтверждает наше предположение: там действительно сошлись интересы (особенно финансовые) очень многих человек.

Сейчас прогнозировать дальнейшее развитие событий крайне трудно. Судья Конституционного суда в отставке Виктор Шишкин подготовил правовое обоснование законности блокировки преступной торговли с оккупантами. «Не является преступлением причинения вреда правоохоронюваним интересам в состоянии крайней необходимости», а к уголовной ответственности нужно привлечь тех, кто способствует перевозке грузов врагу, убежден Виктор Шишкин.

На вопрос о том, чем может закончиться блокада, политический эксперт Юрий Романенко ответил лаконично: «Думаю, рассосется. Договорятся, и на том конец», — предположил он.

«Мы делали большое исследование относительно торговли с неподконтрольными территориями. Я задавал себе десятки раз вопрос – поможет ли торговля вернуть эти территории. Не нашел ни одного подтверждения из мировых практик, и с недавних конфликтов (в том числе на Балканах), чтобы торговля почему-то такому способствовала. Если бы такое было, хоть немножко, то об этом бы по всем каналам сейчас рассказывали», — написал в своем комментарии в Facebook исполнительный директор центра CASE Украина Дмитрий Боярчук.

«Я обеими руками за блокаду как за идею. И так же против реализации этой идеи на практике.

Почему? Потому что в нашем государстве все подобные попытки превращаются в так называемый «перераспределение потоков». Проще — на банальный рэкет. Ну, не будет так, чтобы ни один груз не проехал, а будет так, что отдельные, избранные предприниматели «по договорняку» будут платить деньги и ехать. Или действительно длительное время не пускать никого, а потом возьмут «отступное» и блокаду снимут. Кто бы этим не занимался — менты, СБУ — будет то же самое. Знаю. Опыт», — написала на своей странице в соцсети блогер Елена Белозерская.

Адвокат Сергей Войченко считает, что с юридической точки зрения никакой блокады нет, как нет и войны. Ведь у нас продолжается АТО, и даже задержанных боевиков судят как обычных преступников, согласно УК.

«Когда молчит закон, начинает говорить принцип талиона (равнозначной возмездия, «око за око», — ред.). У нас есть соответствующая статья – финансирование терроризма. В то же время наше государство осуществляет определенные действия с лицами, которых она на официальном уровне называет террористами. Обратите также внимание, которая началась истерика, и у кого: у представителей власти, в карманы которых перестали литься деньги! И о необходимости снять блокаду пишут не простые украинцы, а мультимиллионеры из провластных кругов. Они заказывают информационные акции и готовы ввести в темноту всю Украину ради собственных прибылей. Им за это когда-то придется отвечать. Ибо им выгодно, чтобы боевые действия на Донбассе продолжались, ведь этим можно прикрыть любую собственную управленческую несостоятельность, да еще и заработать денег.

Или будет силовое вмешательство в блокаду, но власть боится. Или они хотят настроить общество против. Сейчас началась информационная акция, которая щедро оплачена провластными олигархами, которые зарабатывают на смертях украинских воинов-патриотов. Это мощная пиар-кампания, направленная на формирование в обществе мнения, что блокаду организовали преступники. Подняв градус ненависти, достаточно будет обнародовать фото участников блокады, и уже соседи будут давить на их семьи, на родителей, чтобы те повлияли на своих сыновей и прекратили блокаду», — спрогнозировал «Вголосу» Сергей Войченко.

Итак, история знает прецеденты такого купечества в отношениях с врагом. Однако, всем известно – победу в настоящей войне одерживает не торговля. В конце концов, немало военных и активистов уверены, что с прекращением торговли может прекратиться и сама война. Но кому это выгодно?

Интересные новости

Эксперт Виктор Баранский рассказал выйдет ли на волю одиозный регионал Ефремов

fttc-editor

Богдан Дубневич скрыл судимость, но задекларировал 250 футбольных полей и 52 квартиры

fttc-editor

Монстр напал на добычу рыбака

Admin

Оставить комментарий