Дирижера Оксану Линей признал мир, а до этого перед ней закрыла двери Львовская опера

Оксана Линей

В субботу, 11 февраля, впервые во Львовской филармонии дирижировать симфоническим концертом будет признанный в мире дирижер, львовянка Оксана Линей.

Оксана Линей
Оксана Линей

Про эту девушку Львов и Украина узнает только теперь, когда Оксана Линей стала главным дирижером и руководителем второй по значимости оперы в мире – в г. Грац (Австрия). Еще раньше стала финалисткой на международном конкурсе дирижеров им. Густава Малера и получила впервые в истории международное признание как женщина-дирижер. Европейские импресарио заинтересовались этой талантливой украинкой и пригласили дирижировать в разных городах Европы. Кроме того, Оксана Линей – лучший дирижер Баварской государственной Оперы. В ее планах — выполнение в Баварской государственной Опере «Ариадны на Наксосе» Рихарда Штрауса, постановки оперы Рихарда Вагнера «Летучий голландец» в театре Лицеу (Барселона), но, к большому сожалению, сейчас сотрудничестве с Львовской национальной Оперой не получается.

Разговор с Оксаной Линей состоялась в гримерке Львовской филармонии, где проходила репетиция оркестра перед субботним выступлением. Хрупкая, худенькая, коротко стриженая черноволосая девушка с деликатными чертами лица, одетая в черные одежды, что еще больше подчеркивает изящную фигуру. Наш разговор начинается неожиданно – просьбой Оксаны: «Задавайте, пожалуйста, интересные вопросы, потому что надоело отвечать на одно и то же».

— Тогда начнем не с музыки, а с сотрудничества с Оксаной Караванской, когда вы подрабатывали в студенческие годы изготовлением для коллекций изделий из бисера.

— А, было такое…. (смеется и начинает листать фото в телефоне, ища изображения костюмов). Вот Руслана в костюме из кожи, украшенной бисером. Недавно она через знакомых вышла на меня и спросила, не могла бы я создать что-то новое для нее – она как раз работает над новым альбомом. А ей ответили: «Да ты что, она – признанный дирижер, создает постановки, фестивали, ездит по приглашениям целым миром, больше времени нет на бисер». Руслана не знала, что я тоже музыкант (смеется)… Во время студенческих лет увлеклась бисером. Нужно было заплатить за квартиру, потому что небольшой стипендии не хватало. Были сложные студенческие времена. Это был способ выживания. Надо было куда-то ездить, развиваться и грубо говоря финансировать свою жизнь. Рукоделие — это тоже творчество. Хобби затянулось на 8 лет. Когда мои работы увидела Оксана Караванская, то сразу пригласила к сотрудничеству. Мне еще пришлось бегать по общаге и собирать по знакомым свои изделия, чтобы ей показать. Потом Оксана заказывала у меня изделия, не ограничивая меня в творчестве. Говорила: «Ты сама все знаешь, как делать».

— А где учились работать с бисером? Возможно, мама или бабушка — мастерицы?

— Нигде. Самоучка. Взяла в руки бисер и попыталась что-то творить, компоновать цвета… Оксана Караванская пригласила меня к себе, когда готовила первый свой показ «Пятая стихия». Посмотрела мои работы, сказала, что — очень круто, работаем — и мы начали сотрудничать. На этот первый показ Оксана заказала у меня 45 украшений. То мне целый общежитие помогал плести! (Смеется). Надо было успеть. Но всем было интересно, потому что это была непривычная для музыкантов творчество. Такой эксперимент. То не был какой-то большой заработок, но несмотря на денежную поддержку, это — одна из творческих реализаций, которая вероятно была необходима в то время. Да и это увлечение дополнялось музыкой. У меня все сочеталось: музыка, восприятие цветов, фактур, форм, фантазии… Слушала музыку и она мне диктовала различные формы для изделий.

— И вы пошли на квартиру из этого общежития, заработав деньги?

— И это не были большие деньги (смеется). Караванская – это бренд, а я была всего лишь студенткой, которая научилась что-то делать руками. Школу я закончила в г. Броды, потом – музучилище в Дрогобыче, после первого курса перевелась во Львов и заканчивала музучилище уже львовское. Затем – Музыкальная Академия им. М. Лысенко во Львове, дирижерский факультет.

— Почему профессию дирижера считают мужской?

— Потому что эта профессия возникла в 19 веке, когда женщина имела статус домохозяйки. Ни одна из женщин не могла заканчивать университет и не имела равных прав с мужчинами. В Германии еще в 70-х годах для того, чтобы открыть счет в банке, женщина должна взять у мужа разрешение. Только если муж давал согласие, тогда ей открывали отдельный счет.

— Немецкое правило «трех К» – Kirche, Kinder, Kuche (церковь, дети, кухня)…

— Так и было. Поэтому профессия дирижера была недосягаемой и недоступной для женщин. Это сейчас уже совсем по-другому. Люблю свою профессию. После назначения на должность главного дирижера оперы Граца и Грацького филармонического оркестра я должна освоить очень сложный репертуар, иметь три оперных премьеры, 15 симфонических программ, первый концерт состоится в Венском Музікферайні в Золотом зале.

— В чем секрет успеха по вашему мнению?

— В том, чтобы работать много. Люблю музыку, люблю дирижировать. Хотела всегда развиваться, а искусство очень сложное. Учиться надо всю жизнь, чтобы развиваться бесконечно, ибо без развития образуется плато и ты стоишь на месте без прогресса. Такого себе позволять нельзя. Поэтому постоянное движение вперед. Не может быть такого момента, когда ты скажешь: «Я уже все сделал и стал дирижером-профессионалом». Всегда должен двигаться, учиться, совершенствоваться. Если солист-скрипач берет скрипку и играет, то дирижеру нужен оркестр. Чем выше уровень оркестра, тем больше шансов для развития дирижера. Сильный оркестр способен освоить сложнейший репертуар, что не под силу другим оркестрам. Поэтому можно брать произведения каждый раз с более высоким градусом сложности для себя. Таким образом происходит движение вперед. Дирижер может развиваться только за счет репертуара. Если он дирижирует пять сезонов одно и то же – то он перестает развиваться. Развитие есть тогда, когда мы получаем все больше интеллектуальное и духовное нагрузки. Новое произведение, новая партитура – это каждый раз закрытая книга, некий шифр, который нужно понять. Следует постичь философию произведения: почему композитор написал это произведение, что он хотел им сказать, какой была мотивация. Мы должны сами это понять, потом конструируем модель звучания этого произведения своей интерпретации, в своей драматургии… Это, знаете, как архитектор: он не начинает строить и по ходу смотрит, что из этого получается. Нет. Он должен иметь план заранее, в котором должно быть все просчитано. То именно работа дирижера: когда ты сидишь дома за письменным столом, ты пишешь своего рода план действия и драматургии симфонии. Ты должен четко знать весь баланс: где кульминация, как ты туда подойдешь, как ты с нее сойдешь, у тебя контрастные полюса, за счет чего ты это сделаешь наиболее выпуклым.

— Дирижер должен быть эмоциональным?

— Конечно. Как может ли быть человек искусства неэмоциональным? Художник, поэт, музыкант – это эмоции. Искусство – это эмоция. Искусство возникло потому, что у кого-то возникла эмоция и он ее выразил не словами, а языком искусства. Так возник живопись, танец, музыка…

— Читала, что в конкурсах была спонтанность, то есть надо было выйти и показать, что ты можешь…

— Первый тур конкурса – дирижирование оперного спектакля без репетиции. Но это не значит, что я не готовлюсь к этому. Я не имею шанса согласовать свою подготовку предварительно с оркестром. То есть это значит, что весь процесс подготовки у меня происходит самостоятельно. Я имею приехать готовой для того, чтобы сразу без репетиции провести идеально спектакль.

— А как выглядит Львов по сравнению с городами Европы? Вы, говорят, возвращаться не собираетесь…

— Каждому человеку полезно отрываться от родительского гнезда. Во Львове я получила базу – во Львове одна из сильнейших дирижерских школ. Поэтому базу нужно брать здесь, в Украине и взять как можно больше возможностей и контактов из Украины. Меньше всего достигли те люди, которые никуда не двигались из родительского дома. Потому что нужно выйти на самостоятельную дорогу, ее пройти и только тогда вернуться домой. Тогда каждый из нас с радостью возвращается домой, туда, откуда вышел. Но с багажом, другим мировоззрением, знаниями… Только оставив что-то, ты можешь приобрести, переоценить, осознать, обогатиться… Понять, что хорошо, а что нет: что стоит сохранить, а что ты хочешь изменить. Критика становится конструктивной. Львовская школа – это прекрасно. Главное, чтобы она не развалилась.

— Очень мало людей в Львове ходят на концерты в филармонию. Это из-за недостатка культуры?

— Публика требовательная. Высокий уровень публики. Люди хотят чего-то интересного на высоком уровне, а когда мы опускаем сами планку до уровня рутины, то начинаем сразу терять публику. Хотела бы, чтобы публика стала еще более требовательной, ибо только тогда есть возможность понять, что за наполнение зала и публику нужно бороться. Было бы замечательно, если бы во Львове была профессиональная независимая критика, так, как это практикуют в Европе, что после каждого концерта можно прочитать откровенно про все недостатки и упущения. Знаете, какой это стимул к развитию? Неприятно читать после концерта, что у тебя что-то не удалось. Профессиональные критики и музыкальные теоретики – это очень существенно. Нет этого во Львове, к сожалению. Нет традиции ходить в филармонии в выходные дни, чтобы слушать симфонические концерты. Лично я общаюсь с профессиональными критиками и не обижаюсь, когда говорят, что, скажем, из трех произведений симфонической программы одно произведение прозвучал менее качественно, чем другие два. Ясно, что хочется получать много комплиментов, но конструктивная критика – это очень ценно. Вот, скажем, Кирилл Петренко – будущий главный дирижер Берлинской филармонии, которым восхищается весь мир, ибо он является признанным лучшим дирижером в мире на данный момент, то если он является очень сильным в немецком репертуаре и так, как он делает Вагнера и Рихарда Штрауса, так вообще никто не повторит, но его премьера Дониццети «Лючии»… Он сам не был ею доволен. Не хотел ее вообще дирижировать. Критики его задели, что не было достаточной легкости – и он не обиделся, потому что это на самом деле так и было. Не может дирижер и оркестр мочь сделать все. Поэтому справедливая критика помогает развиваться – это как в зеркало посмотреть внимательно на себя. Видишь сразу свои слабые стороны, которые нужно развивать и корректировать. Это – процесс, так должно быть.

— Нигде не говорят ничего о вашей личной жизни… Теперь молодежь на первый план начинает ставить собственное развитие, карьеру, а замуж, дети, мол, потом… Как в Европе…

— И ничего хорошего в этом нет, потому что должно все быть вовремя. Европейцы уже имеют кучу комплексов и боятся вообще какие-то отношения строить. Поэтому не надо все перенимать из Европы, а смотреть критически. У нас есть своя культура и свои традиции. Личная жизнь – это личное видение, судьба, поэтому в какой-то момент оно складывается так, как должно складываться. Отношения – это важно, потому что нужно чувствовать поддержку человека, который рядом с тобой. Должна быть гармония в жизни. Бывает, что ты перегружен и не успеваешь восстановиться – в такие моменты психологическая поддержка очень важна.

— Вы такая маленькая женщина, а столько всего уже достигли. Почему то так бывает, что женщины преимущественно горы сворачивают…

— Ну потому что женщина предназначена для творчества, для создания и сохранения. Берегиня – есть такое уникальное определение женщины только в украинском языке. И, сохраняет, продолжает жизнь на земле, борется и побеждает. А беречь можно только живой огонь, который постоянно поддерживаешь и роздмухуєш.

— Ваш визит во Львов – это плановано?

— Львовский оркестр «INSO-Львов» давно меня приглашал. А я, честно говоря, за свою жизнь во Львове очень мало выступала, дирижировала здесь очень мало: несколько раз с камерными оркестрами, с «Виртуозами Львова», дважды дирижировала в Оперном театре и все. Никогда не дирижировала во Львове симфонического концерта.

— Почему Львов узнает о вас лишь после того, как признает мир?..

— К сожалению, некоторые украинцы оценивают то или кого-то только тогда, когда его уже признали на Западе. Но это – только наш комплекс, а не что иное. Надо доверять только себе, научиться анализировать и думать, принимать решения, высказывать его, а не смотреть, что говорят со стороны и на это ориентироваться. Наша провинциальность – это наша проблема. Львов – город европейский, но ментальность у многих головах здесь, к сожалению, еще далеко не европейская.

— О планах…

— Мне очень хочется поднимать уровень музыкальной культуры в Украине, поэтому я нацелена на много международных проектов, совместных с Австрией и Германией. Во Львове я создала фестиваль LvivMozArt. Пройдет он впервые во Львове в этом году в августе в течение недели. Мы организовали молодежный оркестр, который в этом году впервые выступит с концертами в Германии. Тридцать немецких детей из Федеративного немецкого молодежного оркестра приедут во Львов, где выступят вместе с нашими тридцатью украинскими детьми, которых мы уже отобрали. Они будут выступать на фестивале LvivMozArt во Львове, затем будет концерт в Киеве и дальше мы едем в Бонн и Берлин. Это совместный оркестр: половина немецкие дети, другая половина – украинские дети. Оркестр мира, в условиях которого предусмотрено участие талантливых детей из разных регионов Украины. Здесь есть и беженцы и переселенцы… Все детям будут оплачивать, никто из родителей на это деньги не дает. Приедут немецкие преподаватели, с которым вместе мы розучуватимемо программы на выступления. Дорога, проживание во время концертов, все расходы оплачивает немецкая сторона. Надеемся на содействие со стороны украинских министерств, потому что это очень важный политический проект, который является одновременно образовательным креативным. В целом этот проект стоит 260 тысяч евро. Эти средства уже выделены МИД Германии. Знаете, хочу, чтобы мы избавились от этой второсортности, чтобы наша молодежь была готова к работе и развитию, чтобы поняли наконец, что изменить и сделать что-то можем только мы сами. А мешает нам только наша лень, расхлябанность и ожидания наград без труда. Очень хочется, чтобы молодое поколение мыслило совсем другими категориями.

Интересные новости

Визит Медведчука-Бойко в Москву спланирован на Банковой

fttc-editor

Константин Лежнин из Укрсиббанк и Сергей Черненко из ПУМБ отмывали миллиарды, — Нацполиция

fttc-editor

Вступило в силу соглашение про крупнейшую в мире зону свободной торговли

fttc-editor

Оставить комментарий