Андрей Середа: Действующая власть – это группка барыг

Андрей Середа

Известный музыкант, фронтмен культовой рок-группы «Кому вниз», патриот-националист Андрей Середа поделился своим видением политической ситуации в Украине, прокомментировал поступки постмайданной власти, роль иностранцев в украинском политикуме и влияние войны на сознание общества.

Андрей Середа
Андрей Середа

-Прошло три года со времен Революции Достоинства. Или воплотила нынешняя постмайданная власть требования, которые предъявляло общество?

— Не воплотила. Не хочу бросаться пророчествами, однако название их очень уместным хазарским словом — «врємєнщікі». Они не чувствуют ситуации вообще. Это торгаши, это администраторы каких-либо предприятий. У них априори не существует гена национальности, ощущение того, по какой земле ты ходишь, ради чего ты это делаешь. Они не способны воплотить требования майдановцев, ведь не чувствуют земли, они генетически не отсюда. О чем может идти речь, когда уже даже дебил Янукович сумел выучить украинский язык, ему ничего не мешало, а вот нынешнему министру МВД Авакову мешает, потому что он – подлец. Очевидно, ему не позволяют сделать этого какие-то личные принципы. С такими людьми просто невозможно работать. Я не вижу никаких положительных сдвигов после прихода этой власти. Позитив происходит только в консолидации общества и вообще среди украинцев, украинок, молодые. Вместо нашего большого естественного счастье быть индивидуалистами, мы только возвращаем себе эту консолидированность.

-Сегодня при власти находится немало политиков неукраинской национальности. Хорошо это или плохо? Смогут ли они как-то помочь Украине?

-Они не являются основными, ведь чужаки естественно не чувствуют того, что чувствуем мы. Иностранцам, для начала, следует адаптироваться. В конце концов, любой человек может сделать что-то хорошо, однако почувствовать важность этого дела сможем только мы, правильно оценить ситуацию смогут только украинки и украинцы.

-Отличается ли действующий властный режим от того, который был за Януковича?

-Нынешняя власть, к счастью, менее брезгливая предыдущей. Тогда было ужасно стыдно перед другими людьми, то было просто говно. А вот нынешние – обычные барыги. С ними интереснее бороться, однако отмежеваться от них нет никакой возможности.

-Какая система управления, на ваш взгляд, больше всего подошла бы Украине?

-Пожалуй, иерархия или демократия в том понятии, как ее в свое время описал Аристотель. Он говорил, что каждый человек должна быть ровной, иметь все возможности для развития, поэтому даже самый бедный должен иметь не менее трех рабов. Вот, собственно, так и зародилась демократия.

-В Украине уже третий год продолжается война. Как ее прекратить, как решить этот конфликт?

-У нас отменили веерное отключение энергоснабжения. Теперь ради олигархов, ради Ахметова, которым запретили торговать с тем, с кем сейчас нельзя торговать, пытаются отключить от сети всю Украину. Ради некоторых этих сволочей, этих барыг. Надо все вещи называть своими именами: война — это война, а не антитеррористические штуки. Ведь в самом слове «антитероризм» уже подсознательно есть какие-то гражданские внутренние проблемы. А на самом деле – это далеко не так. Это то, что должно было произойти уже давно, – борьба с нашим извечным врагом. Если руководство государства не будет называть вещи своими именами, это в конце концов сделает народ. На войне ты приобретаешь победы, ты делаешь полезные дела, ты гордишься этим и тобой гордятся твои дети. А если происходит торговля на крови – это брезгливо.

-Последние социологические опросы свидетельствуют, что украинцы, несмотря на все, довольно хорошо относятся к русским. Почему так произошло и как на это реагировать?

-Это, вероятно, не общий опрос. Не скажу, что это фейки, но какие-то отдельные вещи. Просто у нас очень много короткого ума. Никто не помнит или не знает своей истории. В любой стране большинство – это люди, рожденные работать и получать деньги. А более 10% — люди, которые творят мир вокруг и приносят что-то новое. Поэтому, если речь идет о большинстве, которая любит русских, то здесь имеем в виду какую-то пострадянщину. Это когда слабость начинают называть другими словами, как толерантность или понимание. Это как «стокгольмский синдром» — любовь к палачу. Россию можно не любить. У меня есть часть русской крови и я это не в книжках вычитал, я чувствую – нельзя. Они просто не знают, что такое любовь. Поэтому те люди, которые хорошо относятся к русским, элементарно ничего не знают. Не знают, к сожалению.

Как можно еще объяснить? Неужели не было достаточно смертей детей, родителей, знакомых? Почему этих неучей не везут на фронт? Почему они имеют возможность спокойно ходить по мирной земле? Почему они не воюют? Почему государство об этом не говорит ничего? Жизнь заключается в том, что умные люди сплачиваются вокруг равных себе. Как говорил Донцов, два литра воды в литровый кувшин не нальешь, ты здесь ничего не сможешь сделать. Президенты, правители не рождаются самостоятельно – их создает народ. Путин – это сублимация всего российского народа. Поэтому нет разницы между правителем и его народом. Я не могу понять логики, почему человек, которого бьют, режут, ставят на четвереньках, она все равно говорит, что агрессор – хороший. Здесь нет логики.

-На ваш взгляд, война сильно повлияла на общественное сознание?

-Сильно. Все меняется. Я не знаю, как это происходит на Востоке, но на людей в Киеве это влияет. Они становятся жестче, но именно это нужно после того, как сознание была очень размыта. Когда уверяют, что люди все равно добрые, что в каждой стране есть плохие и не очень люди, что язык не имеет значения…Это говно может течь вечно. Если нет мотивации, если эта каша в голове – это продлится долго. У нашей власти тоже нет мотивации. Она допускает людей, которые высказываются о «хороших» и «плохих». Если вор зашел до твоего дома, забрал все, издевается над твоей семьей, ты его будешь любить? Однако, видимо, у людей не работает фантазия, чтобы представить, как это все происходит. Такие люди – обычная мускулатура, созданная для того, чтобы всю жизнь работать на заводе, получать за это деньги и отдыхать под веселую музыку. Меня такие не интересуют, ведь не эти люди делают историю. Они нас не веселят, они не дают нам толчок для роста, для улыбки, для искренних слез. Они – никто. Их надо только использовать.

— Война нашла отражение в вашем творчестве?

-Нашла, еще до нынешних событий. Даже использование произведений Шевченко в нашем контенте – то же отношение к соседней стране. Оно знакомо очень издавна, ведь мы 29 лет существуем. Нет новых текстов относительно конкретики. Есть люди, которые вправе сразу реагировать, однако мы работаем немного иначе. Нам интересно увидеть, ощутить впечатления других людей, почувствовать события, солнце, кровь, перед тем, как что-то делать. Случилось так, что мы были поставлены заниматься идеологической поддержкой солдат. Мы никогда не были специалистами в военной сфере, никогда не держали оружия в руках. Но нам сказали, что должны заниматься тем, чем занимаемся сейчас, потому что таким образом очень помогаем солдатам на фронте. Я не могу брать на себя права писать какие-то произведения, словно я нахожусь в окопе, как будто иду в наступление или что-то охраняю. Мы находимся в более мирной среде, поэтому мне нужно время для встречи, для общения.

-Существует ли сейчас в Украине политическая сила, способная повести страну правильным путем?

-22 февраля наконец произойдет очень приятное событие – собираются три национальные партии. Вот после и посмотрим. Если бы я знал ответы или имел какие-то свои видения относительно того, кто может взять руль в руки, то меня толкнули бы в политику и там съели бы полностью. А с точки зрения свободного человека, я жду. Как писал Евгений Маланюк, «провидение покажет». Придет человек, ты не можешь ее специально создать. В Украине очень позитивное состояние в том плане, что люди начинают быть более радикальными, более взвешенными, более жесткими. Посмотрим вот 22 числа. К счастью, ощущается сейчас гораздо больше позитива.

— А Вы не планируете пойти в политику?

-Нет, я в этом совсем не разбираюсь. Да и для чего? Зачем мне терять то, что я уже имею, на что положили надежду и веру близкие мне люди? Политики должны быть профессиональными. А мы привыкли к тому, что какие-то неучи и дебилы носят звание депутата, не понимая ничего и даже не зная языка, элементарно не будучи способными расставить ударения в словах. Туда и не хочу, там слишком много грязи. Есть, однако, прочные люди, которые могут пройтись по тому гумуса и остаться чистыми.

-Стоит ли Украине ждать помощи от других государств? Может все-таки следует опираться на собственные силы?

-Нет, нам не стоит ждать так называемой «дружбы», о которой часто шла речь во времена совка. Между народами не существует никакой дружбы. Существует связь: независимость, а потом взаимность или взаимозависимость. Если ты научишься уважать себя, то поймешь других людей, а они поймут тебя. Никогда не надо ждать, чтобы кто-то за тебя что-то сделал. Но надо всегда верить в то, что рядом найдется человек, который поддержит тебя, а ты – ее. За добро же борются все.

Интересные новости

Петр Багрий продает Одесскому ООД дорогостоящие препараты по “верхней” ценовой планке

the-fttc-edit

Олесь Гуменюк: нелегкий путь защитника Украины

fttc-editor

Земля обетованная или чем украинские евреи отличаются от израильских

fttc-editor

Оставить комментарий