Главная » Новости » Владимир Лановой: В Украине завершается эпоха олигархономики, на очереди – вульгарный социализм

Владимир Лановой: В Украине завершается эпоха олигархономики, на очереди – вульгарный социализм

8065

Корреспондент «First Truth&Transparency Committee» пообщался с бывшим вице-премьером и министром экономики Украины 1992 года Владимиром Лановым. Разговаривали об основных экономических событиях прошедшего года, а также о том, что ждет украинцев в ближайшей перспективе. Предлагаем вашему вниманию первую часть беседы с известным экономистом.

Владимир Лановой

Чем Вам запомнился 2016 год, что примечательного произошло в украинской экономике?

С начала года была радостная весть – об отставке правительства Яценюка. Говорили о профессиональном правительстве, каких-то новых людях и новой политике, экономике, новых целях. Но потом были разочарования – через месяц мы услышали от Гройсмана, что все остается, как есть.

На этом фоне имеем безумное падение в банковском секторе – в услугах он уменьшился на 30%. Это, фактически, коллапс, банки не дают кредитов, экономика нормально не функционирует. Выкручивают какие-то цифры про 1% роста, но при этом занижают инфляцию, поэтому в них будто реальный рост, а на самом деле – реальное падение.

За последний год Украина оказалась на предпоследнем месте в мире по темпам снижения уровня доходов граждан. Но не только это свидетельствует о кризисе.

Мы также наблюдали, как избавляются от своих активов олигархи: Курченко, Жеваго, владельцы Диамантбанка, а теперь еще и Приватбанка. Для меня это показатель: так завершается стадия олигархического капитализма, как я ее называю – олигархономики.

У Ахметова, Коломойского фактически наступают дефолты по международным кредитам. Чтобы их обслуживать, они продают предприятия (хоть об этом и не всем известно).

И что же нас ждет дальше?

Олигархический строй не способен выводить страны из кризиса. Олигархономики имеет свои циклы, они связаны с политикой. И после Порошенко власти олигархов, денежных мешков уже в стране, я думаю, не будет.

События последних недель показывают, что в стране происходит социалистический переворот. То есть, переход основных активов, регулирующих механизмов, финансовых потоков в государственное управление. Когда, например, руководители Нацбанка рассказывают, где какие банкоматы работают, а где – нет. Это так Орджоникидзе управлял доменными печами в 30-х годах, когда их было несколько штук.

Если мы это не остановим, то олигархи сделают (как это уже было в истории) социалистическую систему, централизованное управление. Они так привыкли, у них много заводов, они не терпят конкуренции, не хотят знать малых бизнесменов, выстраивают централизованное управление своих холдингов. А если уже эти холдинги объединятся, то дальше нужен Госплан.

Известный миллионер времен российской империи – Савва Морозов финансировал большевиков. Поэтому это естественно, что за олигархономикой может быть социализм – какой-то вульгарный, централизованный, возможно, не на государство, а на определенную клику. Ведь ЧК и ЦК – это были клики олигархов в советской системе.

После национализации Приватбанка государство контролирует почти 60% банковского сектора. Какие последствия будет иметь такая государственная экспансия?

Доля государственной собственности в банковском секторе будет доминирующей, она уже превысила 63%. Процесс не останавливается, никто не меняет политику и тактику в работе с банковской системой. То есть, и в дальнейшем будет происходить сокращение количества банков, а также концентрация и укрупнение тех, что останутся. Они будут держаться за счет бюджета.

Еще меня очень расстроили слова президента – о гарантировании всем госбанкам 100% возмещения депозитов. Это невозможно, это неправильно! То есть, это будет касаться любого банка – что бы он не делал, кого бы он не кредитовал, какие бы махинации не проворачивал.

И еще одна особенность: госбанки (большинство из них много лет держатся за счет «инвестиций», фактически – дотаций из бюджета, по 20-30 млрд. грн.), получают указания сверху о финансировании госпредприятий. Без этих дотаций, кредитов, которые не возвращают, не могут существовать. Так было с «Нафтогазом», с Укрзализныцей, так и с различными энергетическими компаниями, угольными предприятиями и т.д.

Итак, фактически мы выходим на один банк, с одним бюджетом, как было при советской системе. Они работают со своими предприятиями, частный сектор остается в стороне, на периферии. Как было у нас когда – ремесленники какие-то работали, малые предприятия, производители булочек и т.д.

Мне очень грустно, что этого не замечают наши иностранные партнеры, и даже приветствуют такие национализации. А это не та национализация, как на Западе, это совсем другое.

У нас уже который год не идет приватизация. Почему не продается Одесский припортовый, удастся ли это сделать в 2017 г?

Если олигархи уже завладели властью, стали олицетворением государства, то им не нужна приватизация: «Или это мое, или это государственное». Нам будут рассказывать о различные обстоятельства – почему это нельзя делать. Если уж дойдет до приватизации – продадут самим себе: окружению или какой-то оффшорной компании.

А хуже всего, что при этом декапитализировать всю экономику – пусть она валится, гривна падает, дешевеют активы, объекты промышленности, недвижимость и тому подобное: мы купим все дешевле!

Ну и используют модель с 90-х годов: фиктивно банкрутуються госпредприятия через договоренности с директором – что он не оплачивает поставки на завод определенного сырья или энергии. Так было, например, с электростанциями на Донбассе, долги которых потом выкупил Ахметов и стал их собственником.

То же самое делают с ОПЗ, чтобы его забрать за бесценок. Заводу повысили цену на газ (8 тыс. – самая высокая цена в Украине), и он долго ее не оплачивал. Газ поставлял Фирташ, накопилось $250 млн. долгов. За эти деньги можно новый завод такого типа построить! Готовилось все под Фирташа. Ну а теперь кто же купит завод, в котором 250 млн. долга? Ни у кого таких денег нет, а иностранные инвесторы еще не совсем дураки, чтобы платить за кого-то, за фиктивное банкротство. Поэтому уже дважды срывались торги.

На самом деле такой приватизации нам вообще не нужно! В Европе, когда крупные предприятия приватизируются, подключались люди – тысячи, миллионы британцев, немцев становились владельцами акций. Деньги находились и не возникали олигархи. Но мы идем путем империализации экономики, в такой полусоциалистичный вульгарный капитализм. Главное, что он не имеет перспективы, потому что он не выводит экономику из кризиса, он будет продолжаться.

В Украине реформы идут уже третье десятилетие, такое впечатление, будто вечные реформы – это наша экономическая стратегия. Сколько еще выдержат украинцы и наша экономика?

В такой экономической модели (олигархономике) не может быть стабильной денежная единицы. Ведь олигархические холдинги, которые экспортируют продукцию, оставляют валюту там. Из заводов, которыми они владеют, выжимаются последние соки, их доводят буквально до физического краха. А чтобы финансировать свои предприятия в Украине, часто через свои же банки, они берут у Нацбанка кредиты рефинансирования.

Когда получаются эти кредиты, падает гривна – потому что НБУ, который не получает валюту из-за рубежа (от экспорта), не хватает валюты. И приходится искусственно увеличивать гривневую массу. Такой европейской страны нет, чтобы с 2 грн до 30 грн за доллар упал курс. Это же себе вредить, разрушать все внутри страны!

Из-за этой гривневой девальвации у нас нет перспектив. Ежегодно будет провал, и сейчас, в 2017 году будет новая волна девальвации гривны и инфляция будет высокая.

Мы же делали реформы не для того, чтобы обогащалась кучка людей, а чтобы весь народ получил возможности, работу, жил лучше, качественнее. Пока все оно не так. Не знаю, чем закончится, потому может завершиться каким-то восстанием, военным переворотом, просто бунтом на улицах – когда все будут крушить. Потому что люди вряд ли выдержат игры, которые затеяло государство: нас ждут облигации на десятки миллиардов, повышение «минималки» до 3200 грн.

Или, если все будут терпеть, мы постепенно возвращаемся к Союзу – несколько ТВ каналов, они будут знать что говорить, никаких других свобод. Возможно, решат посадить значительную часть интеллигенции, чтобы она не «чирикала»…

Я просто вижу эти варианты, а люди думают – наверное, такого уже никогда не будет? А потом проходит время, и многое сбывается…. Люди не хотят верить в плохое.

Не было бы спасением для экономики, если бы ее поставили на военные рельсы? Разве не логично в условиях войны поставить на I место ВПК, и чтобы он локомотивом потянул других?

Во-первых, ВПК не создает богатств, он только расходует средства. Известная пословица «Пушки вместо масла» — если будем производить пушки, то у нас не будет масла. Но ВПК, который работает коммерчески, то есть на продажу оружия и техники за рубеж, приносит определенные экономические выгоды стране. У нас это просто поставлено очень нецивилизованно, дико – когда все оружие продается, а деньги в бюджет или на предприятия не поступают, идут в какие-то распределительные фонды под названием «Укроборонпром» и тому подобное. И дальше их распределяют – сколько производителю, сколько разработчику, поставщику, еще кому-то. А это не идет через бюджет, налоговую систему…

Если надо объявлять военное положение, тогда действует экономика военного периода, которая не допускает промедления с выполнением заданий, заказов военного оборудования, техники или любых изделий для армии. Иначе сразу наступает уголовная ответственность. И это надо делать. Если у нас мирное время, то военный завод хочет – выполняет заказ, не хочет – говорит, мол, не поступили средства, и мы не работаем. Но сейчас у нас так результата не будет. Так войны не ведут, и тем более – не выигрывают. Мы так проиграем.

И принципиальный момент. Если есть линия фронта, то никаких отношений с той стороной быть не может. Ни политических, ни дипломатических, ни хозяйственных, ни энергетических. Нет-я-ких!

Учитывая темпы выезда украинцев за границу, не возникнет ли у нас дефицит рабочей силы? Кто его заполнит?

Экономическая база страны сужается: свои капиталы из Украины выводят олигархи (накапливают средства, покупают предприятия, яхты и т.д.), коррупционеры, которые понимают опасность покупки недвижимости здесь. Также иностранные инвесторы в 2015 году массово закрывали свои предприятия (кое-кто смог продать), и 10 млрд. прямых инвестиций из Украины вернулись на Запад: было 53 млрд. в 2014 г., а в 2015 – уже 43 млрд.

При этом имеем еще и девальвацию, из-за которой все активы стоят дешевле. Это говорит о том, что инвестиций, которые являются источником для создания рабочих мест, все меньше. И 40 миллионов человек не могут прожить с такой малой капитальной базы. А процесс продолжается, и даже президент покупает дачи за рубежом. Поэтому, к сожалению, для рабочей силы, при чем не только физической, но и интеллектуальной, здесь нет будущего. Сегодня выехал миллион людей в Польшу, завтра – еще полмиллиона. Потому что ничего не меняется, здесь не возникают рабочие места.

Смотрите, бюджет вырастет на 20% в 2017 году, а экономика – нулевая, или вырастет на 1%. Это означает, что бюджет искусственно забирает деньги с ВВП – он составлял 40% ВВП, в скором времени это будет 50% от ВВП. Большая часть доходов, которые перераспределяются, идут в бюджет. Следовательно, рабочие места возникают только в бюджетной сфере.

Прокуратура увеличивается, Нацгвардия, полиция – то есть, органы, которые не являются продуктивными. Учреждения, которые ничего не производят, кроме таких непроизводительных услуг. В украинских городах люди идут работать в государственные структуры, там есть спрос – таможня, налоговая.

Получается, что свободная экономика, свободное производство, предпринимательский сектор — то, что создает инновации, все это сужается. Мы не только будем бедными, но и периферией загнивающей Европы.

Так где же искать работу украинцам? Только в бюджетной сфере?

Там где возникают финансы, которые дают рабочие места. Так, если банковский сектор остановился, предпринимательские, инновационные структуры не получают кредитов, они лишь сокращают зарплату. Вот то, что сократили 80 банков – это же тысячи людей, которые работали там на рядовых должностях.

У Привата были десятки тысяч предприятий и предпринимателей финансировалось. Не только себя финансировал Коломойский. И куда они денутся, их финансировать не будут?

То есть, это картина очень мрачная.

У правительства никаких инвестиционных приоритетов нет. Они что-то жалкое говорят о том, что поддерживают образование, дороги… А вот Всемирный банк забрал $220 млн у «Укравтодора». Сначала придал, потому что были положительные ожидания от Украины, а теперь забрал.

Продолжение следует…

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*