Как будет разворачиваться ситуация на Востоке Украины?

Ситуация на юго-востоке Украины

Россия пытается «втиснуть» «ДНР/ЛНВ» в Украину, чтобы добиться «федерализации». Согласие на российские требования будет означать не окончание войны, а ее перенос в других формах в мирные регионы Украины. У нас нет другого выбора, кроме как держать оборону и наращивать военную мощь, чтобы Кремль знал, что полноценное наступление обернется десятками тысяч убитых оккупантов.

Ситуация на юго-востоке Украины
Как разрешится ситуация на Востоке Украины

***

Статья Виктора Пинчука, в которой он агитирует принять условия России и провести формальные выборы на Донбассе, чтобы прекратить войну, подняла волну обсуждений в украинском Фейсбуке. Политически активные пользователи начали писать: а действительно, где же наш план, как мы видим окончание противостояния!? На самом деле Пинчук не сказал ничего нового, он повторил тезисы России, которые в разных вариациях и от разных спикеров нам «впаривают» уже два года.

***

В дискуссии, что же нам делать, одни требуют решительного наступления, игнорируя тот факт, что ни один боевой дух бойцов не изменит реальности численного и технического превосходства Армии РФ.

Другие готовы «исключить» «ДНР/ЛНВ» из Украины, не обращая внимание, что войну против нашего государства ведут не Захарченко и Пушилин, а Кремль. Российская власть (которую не следует сводить только к Путину) требует от нас не часть территории, а лишь капитуляции — делегирования ей права решать, как будет развиваться вся Украина до станции Чоп включительно.

Россия требует от нас капитуляции

Практика других стран свидетельствует, что война с сепаратистами, прекращается в трех случаях: 1) если конфликт «замораживается», 2) мятежный регион возвращается под контроль центра по мирному договору, который признает мир, 3) самопровозглашенная республика ликвидируется военной силой.

Пожалуй, только наиболее идеологически выдержанные сторонники «Русского мира» могут надеяться, что «ДНР» и «ЛНВ» повторят успехи Косово (которое признали 108 государств) или Тайваня (который является активным участником международного сотрудничества де-факто, хотя его независимость официально признает лишь 21 государство).

Более того, даже возможность для ДНР-ЛНВ более-менее стабильного существования в течение длительного времени, как в случаях Северного Кипра, Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии или Нагорного Карабаха, вызывает серьезные сомнения.

Речь идет, прежде всего о неспособности части старого промышленного региона с многочисленным населением с высокой долей нетрудоспособных обеспечивать хотя бы свое содержание. К проблемам самопровозглашенных «республик» добавились последствия боевых действий и массовый отток беженцев, в частности предпринимателей и наиболее квалифицированных кадров.

Путем Приднестровья не пойдешь

Приднестровье – ближайший аналог к «донбасских республик» (промышленный регион с русифицированным населением) в начале своего «независимого» существования насчитывал примерно 800 тыс. жителей (по сравнению по крайней мере с тремя миллионами на подконтрольных боевикам территориях востока Украины), потенциал производственных мощностей был в значительно лучшем состоянии, вооруженный конфликт не был связан со значительными жертвами и разрушениями.

А еще, пользуясь обстоятельствами распада СССР, слабостью вновь создаваемых молдавских государственных институтов Приднестровья в 2006 (!) года свободно осуществляло экспортно-импортные операции от имени Молдовы, но без ее контроля.

Конечно, Россия может на каком-то уровне удерживать захваченные боевиками анклавы длительное время. Но в Кремле понимают, что таким образом они в меньшем масштабе (заменив социалистические страны сепаратистскими образованиями) движутся курсом позднего СССР, углубляя собственные экономические проблемы посредством сателлитам.

Кроме того, без признанного Западом урегулирования конфликта на Донбассе надеяться хотя бы на ослабление давления на российскую экономику не приходится.

Модель Боснии и Герцеговины не для нас

Именно поэтому глава МИД Сергей Лавров выступает ярым защитником территориальной целостности Украины, пытаясь «втиснуть» «ДНР/ЛНВ» в Украину, обеспечив осуществление ее «федерализации» с «равноправным голосом всех регионов». Прецедент объединения в одном государстве вчерашних смертельных врагов есть. Это Босния и Герцеговина.

Дейтонские соглашения 1995 г. сделали возможным прекращение кровавого многостороннего вооруженного конфликта в этой стране в 1991 – 1995 годов между сербским, хорватским и мусульманским населением, которые сформировали непризнанные республики, за вмешательство Федеральной Республики Югославия, Хорватии, добровольцев из исламских стран.

Формальному подписанию соглашения предшествовало достижение согласия между странами Запада и Россией, которая поддерживала сербов, а также нанесения ударов по сербским силам авиацией НАТО.

Вместе с тем, в результате этих соглашений Босния и Герцеговина была сформирована фактически как многоуровневая конфедерация, где очень широкий степень автономии имеют Федерация Боснии и Герцеговины (хорваты и мусульмане) и Сербская Республика, а также отдельные муниципалитеты в их составе. Из хорошего про этот опыт можно сказать лишь то, что было обеспечено сохранение мира.

Однако сложная политическая система порождает расцвет коррумпированной бюрократии, которая блокирует любые инициативы, кроме направленных на укрепление собственного статуса. Массовая бедность и безработица, утрата надежд на положительные изменения привели к массовым протестам в стране весной прошлого года, которые переросли в столкновения с полицией и поджоги административных зданий.

Показательно, что подобный боснийского способ разрешения конфликта, разработанный ООН план формирования конфедерации из двух частей острова) отклонили во время референдума 2004 г. жители Кипра, в то время как жители «Турецкой Республики Северного Кипра» его поддержали, привлеченные перспективой совместного вхождения в состав ЕС.

В случае Украины последствия ее «боснизации» будут иметь еще более разрушительный характер, ведь в отличие от Югославии Милошевича Россия Путина имеет существенно более высокий потенциал для вмешательства в дела соседней страны, государственность которой рассматривает как экзистенциальную угрозу.

Война. Другого пути нет

Фактически можно утверждать, что согласие на российские требования будет означать не окончание войны, а ее перенос в других формах в настоящее время стабильные регионы Украины, не говоря уже о неизбежный экономический крах из-за отсутствия реформ.

Россией фактически отвергнут предложенный и закрепленный в Минских договоренностях компромисс – специальный статус контролируемой сепаратистами части Донбасса, подобный китайского принципа «одна страна – две системы».

Кремль надеется, что продолжающиеся боевые действия на востоке позволят принудить Украину к капитуляции или их побочные экономические и социальные последствия спровоцируют ее саморазрушение. Поэтому не имеем другого выбора, как держаться, и стараться стать сильнее, чтобы лишить противника надежды, что следующая введена в бой батальйонна тактическая группа окажется решающей.

Россия отступает, мы наступаем

В тот момент, когда попытки сдвинуть линию разграничения прекратятся, инструментальная ценность «народных республик» для Кремля существенно снизится.

Через определенный период (скорее два-три года) он потеряет стимулы, а при оптимистичном для нас сценария – и возможность вмешиваться, когда Украина осуществит военную операцию по восстановлению контроля над территорией Донбасса, так же, как Федеральная Республика Югославия «проглотила» ликвидации Сербской страны хорватским войском в 1995 году.

Однако, если украинское наступление начнется раньше этого момента, в результате можем повторить не хорватский, а грузинский опыт 2008 года.

Возможным индикатором готовности россиян не вмешиваться станет вывод из Донбасса регулярных подразделений российской армии и значительное ограничение военной помощи незаконным вооруженным формированием «народных республик». Без этого минимального условия слишком велик риск того, что попытка освобождения захваченной украинской территории закончится только большими потерями среди наших бойцов и мирного населения, а возможно и расширением зоны конфликта.

С другой стороны, надеяться на восстановление контроля над территорией «народных республик» мирным путем, к примеру через политические договоренности с «пост-путинским» русским руководством, бесполезно.

Порожденные войной главари боевиков при любых условиях будут получать ресурсы для сохранения своей власти (хотя бы из-за разграбления гуманитарной помощи и контроль потоков контрабанды), в то время, как мир будет означать для них в лучшем случае амнистии.

Население не способно самостоятельно избавиться от самопровозглашенных «защитников», готовых без колебаний применить оружие. Это придется сделать украинским солдатам.

Впервые статья опубликована в январе 2015 года. Несмотря Брексит и избрание Трампа стратегические расклады в войне на Донбассе за это время не изменились.

Интересные новости

Говорим «Гройсман», держим в уме «Яценюк» или как на деньги российских олигархов создается новый политический альянс

fttc-editor

Как экспорт грецкого ореха отошел модным фирмам: схемы Януковича от ООО ”Трудово-реабилитационный центр бойцов АТО“

fttc-editor

Сергей Березенко жаждет стать вторым Курченко или дорастет ли экс-начальник ДУСи до младоолигарха?

fttc-editor

Оставить комментарий