Чем Голодомор отличается от Холокоста и почему украинцы хотят о нем забыть

Голодомор

Человеку не хочется верить в плохое. Это страшно, больно, неприятно и это стараются забыть. Иногда, конечно, тянет почувствовать себя жертвой или преследуемым — но не часто. При нормальных условиях нормальный человек стремится наслаждаться настоящим и гордиться славным прошлым своей семьи, своего народа и своей страны. Кстати, именно поэтому термин «советская оккупация» долго не хотел приживаться в Украине: многим пришлось бы признать своих родственников коллаборационистами (служил в советской армии? солдат оккупационного войска).

Голодомор

Многим хочется превратить прошлое на красивую сказку, где все плохое происходит с кем угодно, но не с тобой. Так легче жить.

Во время дискуссий относительно геноцидов можно заметить интересный феномен. Практически все евреи воспринимают Холокост как Катастрофу с большой буквы. Катастрофу, направленную против каждого из них. Зато, немало этнических украинцев относятся к Голодомору как к «одному из эпизодов» истории ХХ века. «Ну был голод, ну умирали люди. Но это в прошлом…»

Почему такая разница в восприятии? Ведь каждый из этих геноцидов унес миллионы жизней… Кто-то будет искать ответ в «национальной ментальности»: мол, евреи «всегда солидарны между собой», а у украинцев «моя хата с краю». Как на меня, ответ несколько проще: организаторы Голодомора и Холокоста имели немного разный подход к своей «дела». Вот только несколько отличий:

1. Смысловая рамка

Нацисты по любому поводу повторяли, что евреи — их враги. Об этом говорили с трибун и экранов, об этом кричали газеты и плакаты, это провозглашалось везде где можно. Всех евреев объявляли «плохими» и «опасными».

Большевистская же пропаганда прославляла хороших трудолюбивых украинцев, «верных сынов социалистической Родины». Врагами объявляли не всех украинцев, а только «кулаков», «вредителей», «шпионов» и «буржуазных националистов».

2. Определение «врагов»

Нацисты определяли евреев «генетически»: человек мог вообще не иметь ничего общего с иудаизмом, ни с еврейской общиной, знать немецкий язык и культуру, не интересоваться политикой, ни во что не лезть, иметь безупречно немецкую фамилию — и все равно «попасть в евреи», потому что имел еврейских предков. И тогда его официально дискриминировали, а со временем и уничтожали. То есть, кем бы ты не был, где бы не жил, а если имел еврейских предков — цепляй желтую звезду.

В СССР национальность также определяли с предками, а не с языком или культурой. Но москвич Иваненко («национальность: украинец») не подвергался государственной дискриминации по этническому признаку. Вообще же, русскоговорящему украинцу были открыты любые карьерные перспективы. И даже украиноязычному, если он «добрый, простой хохол», не шмонали на государственном уровне. Зато у Рейха «добрых евреев» не было по определению.

3. Методы отбора жертв

Нацисты действовали напрямую. Приходили в города или села, отделяли всех евреев от остального населения и убивали (иногда сначала выселяли в гетто, а потом все равно убивали).

Большевики действовали не избирательно: когда село находилось в определенном регионе, еду отбирали у всех, не разбирались, в каком доме живет украинец, а в какой — болгарин, поляк, еврей или даже «фолькс-руссиш». Не было такого, чтобы в каждом обреченном селе украинцев отделяли от неукраинцев.

4. Методы убийства

Когда человека убили из огнестрельного оружия или в газовой камере, то значительно сложнее списать это на «неурожай» или «случайное стечение обстоятельств», чем когда его приговорили к голодной смерти.

СССР всегда прикрывал свои преступления привлекательными лозунгами.

5. География геноцида

Гитлер массово истреблял евреев на всех подконтрольных территориях, тогда как Сталин ограничился Украиной и Кубанью. Итак, украинец из Москвы, Сибири или Белоруссии может подумать, что «его это не касается». Евреи же знали, что где бы они не жили, нацисты не оставят их в покое.

6. Продолжительность

Холокост фактически длился с 1941 по 1945, Голодомор в 1932-1933 и (в «легкой» форме) в 1946-1947.

7. Завершение геноцида

Холокост продолжался до последних дней нацистского режима. Останавливался он только в момент, когда территорию занимали союзники.

Зато советский режим сам остановил Голодомор не позднее чем в 1934.

8. Цель

Гитлер ставил целью полное уничтожение всех лиц еврейского происхождения.

Сталин не ставил целью тотальное уничтожение всех украинцев и, тем более, ассимилированных украинского происхождения. Цель была простая — покорить, сломить потенциальный сопротивление и, желательно, ассимилировать.

9. Эволюция режима

Нацизм не пережил своего первого фюрера и вошел в историю в своей самой грубой форме. Не было какой-то там «Шпееровской оттепели», «развенчание культа личности Гитлера» или там «эпохи застоя».

В СССР после смерти Сталина режим стал мягче. Он, конечно, оставался тоталитарным, ассимиляторским и репрессивным, но к геноцидам уже не прибегал. Поэтому и память по себе оставил «не такой уж и плохой».

Представим на секунду, что гитлеровская пропаганда выглядела бы иначе: клеймила бы не всех евреев, а только «торгашей, адвокатов и журналистов», а взамен прославляла бы еврейский рабочих, «младших братьев великого немецкого народа».

Что евреям не цепляли бы желтых звезд и не дискриминировали бы открыто, а вместо этого, проводили бы общий геноцид в городках, где они составляли значительную часть населения. Что режим остановил бы Холокост по собственной инициативе, допустим в начале 1944. Что Рейх после того просуществовал бы еще лет 40-50, построил бы «нацизм с человеческим лицом», снял бы романтические фильмы «Альпийская пленница» и «Берлин слезам не верит» и даже экранизировал бы пару пьес Шолом Алейхема. А потом мирно исчез.

В таком случае, наверняка нашлись бы евреев, которые бы ностальгировали за «стабильностью» и «величием» нацистских времен («Рейх развалили!»). И кое-кто из евреев возможно говорил бы: «С нацистами мы хорошо жили. А теперь?!» А были даже и такие, кто называл Гитлера «великим человеком» и «эффективным менеджером».

Но Гитлер не дал евреям такой возможности: режим откровенно клеймил всех их как «вредную расу», практиковал сегрегацию и истреблял их до последнего своего момента. Не оставлял ни единого шанса для компромисса. Уже со славянами Гитлер действовал более «по-сталински»: это были, конечно, «низшие расы», но немцы «освободили» этих «дикарей» ради «их же блага».

В немецкой пропаганде, восточные европейцы предстают либо как «убогие дикари», или как «верные коллаборационисты» (своего рода Пятницы у немецких Робинзонов). Результаты мы видим: еще и сейчас некоторые представители восточноевропейских «унтерменшен» уважительно относятся к фюрере и немецким оккупантов. Евреи, повторимся, не могут себе позволить такой «роскоши».

Украинцу очень комфортно «забыть» о «Холокосте», как о страшном сне. Тогда и жить легче: все в прошлом «розовое и пушистое», 1930ті — «времена индустриализации», СССР был «нашим большим государством», советские песни сталинских времен — или «прикольные», или «вдохновляли на подвиг», да и вообще это «наша история».

Значительно тяжелее жить, когда осознаешь, что твоих предков массово истребляли, а убийцы не наказаны. И что режим, который намеренно вызвал эту катастрофу, царил на твоей земле десятилетиями, а большинство твоих предков с ним сотрудничали. Как говорится: «Дайте мне другое прошлое!»

С начала 1990-х, о Голодоморе много говорили и писали, в том числе и на государственном уровне. Более того, еще живы были люди, которые видели его вблизи и могли об этом рассказать. И даже несмотря на все это, для многих потомков тех, кто выжил, Голодомор был «далеко» и «нас это касается».

Интересные новости

«Единственный выбор украинцев»: что предлагает Руслан Кошулинский

fttc-editor

Суд постановил арестовать лидера венесуэльской оппозиции Лопеса

fttc-editor

Комментарий: Год важных решений и незавершенной войны для Украины

fttc-editor

Оставить комментарий