Альтернативные факты Трампа: США превращается в государство Оруэлла

Оруэл 1984

Что в словах Дональда Трампа является правдой, а что нет, когда он отрицает то, что ранее не подвергали сомнению? С помощью своих «альтернативных фактов» он замахивается топором на демократическое общество, пишет Мартин Муно.

Оруэл 1984

Как президент США Дональд Трамп отвечает на критику в отношении его запрета на въезд в страну для мусульман? Он говорит, что она не направлена против определенной религиозной группы. Что он говорит о НАТО? Выбирайте сами: с одной стороны, Альянс в его глазах уже изжил себя», а с другой — имеет «фундаментальное значение». Противоречивые высказывания звучали из уст Трампа и в отношении пыток. «Бесспорно. Я чувствую, что это работает», — сказал Трамп в прошлый четверг. Зато в интервью газете New York Times в конце ноября прошлого года он сказал, что пытки «менее эффективны, чем многие думают». Мол, с помощью пары сигарет и дринков можно достичь значительно лучших результатов допроса. В каких из этих слов спрятан настоящий взгляд Трампа на такие важные темы? Каким из них мы должны верить?

Почему Трамп пытается оспорить подкрепленный фотоснимками факт того, что на его инаугурацию пришло меньше людей, чем тогда, когда на президентский пост впервые замещал его предшественник Барак Обама? И к чему были эти сомнения в корректности результатов выборов президента США, которые он неоднократно высказывал?

Объяснение, которое часто можно услышать в ответ: этот человек — егоманьяк, нарцисс. Если действия президента США действительно объясняются этим, то это тревожит, ведь означает, что самую влиятельную властную должность в мире с прямым доступом к ядерному арсеналу обнимает психически неуравновешенный человек. А что если это лишь второй из возможных вызывающих беспокойство вариантов ответа? Что если за безумием, которое видно на первом плане, скрывается просчет? Если слова советника Трампа Келиенн Конуэй об «альтернативных фактах» не спонтанная отговорка, а часть плана?

Когда слова больше не совпадают с реальностью

Возьмем другую цитату: «Война — это мир, свобода — это рабство, незнание — сила». Нет, эти слова не принадлежат Трампу. Это цитата из романа, который увидел мир почти 70 лет назад. Сейчас он занимает сейчас первую строчку по продажам в американском сегменте интернет-платформы Amazon: произведение британца Джорджа Оруэлла «1984», в котором изображена тоталитарная держава, которая следит за каждым шагом своих граждан. Цитата хорошо иллюстрирует, почему эту книгу снова начали массово читать. Когда граница между правдой и ложью размывается, поиск ответа на вопрос, в каком обществе мы хотим жить, в рамках политического дискурса обречен на неудачу.

Этот вывод не новый. Еще китайский философ Конфуций в 5 веке до нашей эры говорил: «Если слова не соответствуют действительности, тогда сказанное — не то, что подразумевается. Если сказанное не соответствует действительности, не соответствует действительности и деятельность. Если деятельность не дает плодов, ветшают нравы и навыки. Поэтому надо учитывать, чтобы слова соответствовали действительности».

Трамп зато делает все, чтобы слова больше не соответствовали действительности: он противоречит сам себе. Он подвергает сомнению очевидные вещи. Он закрывает рот разнообразным правительственным учреждениям. И это, по крайней мере в долгосрочной перспективе, более опасно, чем все другие вещи, которые он задумывает. Можно прекрасно спорить о том, не является ли изоляционистская политика таки более эффективной или даже более социальной политики глобализации. Однако делать это возможно только тогда, когда обе стороны дискуссии признают общую картину фактов.

СМИ превращаются в солдат

Если эта основа коммуникации отсутствует, любому аргумента хватит подоплеки. А это означает конец демократических споров о том, какое решение является лучшим. С помощью «новояза» в оруельськом понимании этого слова, Трамп и его команда приложили топор к корню свободного общества. Наглядно это демонстрирует их поведение со СМИ: обвиняя их во лжи и распространении фейковых новостей, Трам и Ко. превращают их из посредников между властью и обществом на солдат в словесной гражданской войне.

И в этом они не одиноки. Когда берлинского политика правопопулистской «Альтернативы для Германии» Георга Падзерски (Georg Padzerski) спросили, что он думает о том, что уровень преступности среди иностранцев в Германии не имеет статистически значимого отличия от уровня преступности среди немцев, тот ответил: «Perception is reality», то есть «восприятие — это реальность». По его словам, речь идет не только о чистую статистику, но и о том, «как это воспринимает обычный гражданин». По этой логике, в итоге это должно означать, что полицейский имеет право кого-то задержать, если «обычный гражданин» имеет ощущение, что этот человек, возможно, могла совершить преступление. И здесь мы снова оказываемся в мире романа «1984» Оруэлла.

Интересные новости

Александр Дубинский: почему не сел Алексей Омельяненко?

fttc-editor

Война, реабилитация, бюрократия. Как жила семья участника АТО до, во время и после его возвращения с передовой

fttc-editor

Президент Дональд Трамп: приветствуем в альтернативной реальности

fttc-editor

Оставить комментарий