Реформа пожарной — страховой полис, добровольцы, донорское финансирование

Реформа ГСЧС

В начале осени министр МВД Арсен Аваков объявил о старте масштабной реформы ГСЧС, которая должна завершиться в 2020 году. За это время бизнес сможет изменить проверки пожарной инспекции на страховой полис, общины образуют добровольные пожарные команды и смогут оперативно бороться с огнем, а финансирование пожарных наконец-то выйдет на достойный уровень. Каким же образом идеологи реформы планируют воплотить эти пункты в жизнь?

Реформа ГСЧС

«Необходимые изменения настолько масштабные и коренные, что это будет уже не просто реформа — трансформация всей системы работы Государственной службы по чрезвычайным ситуациям», — подчеркивает заместитель министра МВД по вопросам евроинтеграции Анастасия Деева, ответственная за реформу пожарной инспекции.

Техника — как в музее, униформа, которая горит

«Первым нашим шагом в деле реформирования был аудит нынешней ситуации. Буду откровенна — ситуация ужасная, и значительная доля проблем связанных с недостаточным финансированием. ГСЧС — самая большая по численности структура МВД после Национальной полиции. Но зарплата здесь, пожалуй, самая низкая — 2900-3100 гривен. Да, есть премии, надбавки, но они ситуации не меняют. Эти же ребята, как фениксы, каждый день идут в огонь, рискуют жизнью — а что имеют взамен? Три тысячи гривен?», — говорит Анастасия Деева.

В планах реформаторов повысить уровень заработной платы пожарных и спасателей ГСЧС хотя бы до уровня оплаты труда патрульной полиции.

Но зарплатный аспект — не единственная финансовая проблема деятельности спасителей. Оснащение, материально-техническая база, состояние автопарка — это все просто требует немедленных денежных вливаний.

«Вот, к примеру, униформа. Хорошая униформа стоит тысячу евро за штуку. Она действительно качественная и защищает от огня. А много наших спасителей носят униформу за 3600 гривен. Она в огне горит, а берцы к ней — из картона, они элементарно промокают после тушения пожара», — рассказывает о внутренних проблемах Анастасия Деева.

В аспекте униформ Украине очень помогают коллеги из Центрально-Восточной Европы, которые регулярно передают нашим службам свои формы, которые уже были в использовании.

Другая огромная проблема — техника. То, что наш автопарк пожарной службы устарел, известно, пожалуй и тем, кто никогда не сталкивался с этой отраслью. В Европе новая пожарная машина подвергается амортизации после 8 лет использования. В Украине же работают машины 1985 года выпуска.

«Когда мы разрабатывали концепцию реформы, к нам приезжали коллеги из Германии для обмена опытом. Так вот, мы посетили вместе с ними в одно пожарное депо, кстати, не самое худшее. И они смотрят на наши отполированные Зилы, которыми ребята ездят на вызовы, и говорят: «О, какой крутой у вас музей! Надо и себе так сделать! Однако давайте теперь посмотрим на вашу рабочую технику».

«И тогда ты не знаешь, как им объяснить, что ЭТО — и есть рабочая техника», — делится забавной и одновременно грустной историей Анастасия Деева.

Поэтому проблем финансирования хватает. В МВД планируют их решить к 2020 году, согласно принятой стратегии.

Часть средств надеются получить из государственного бюджета, другую — за счет внутренней оптимизации и правильного перераспределения, а частично надеются на поддержку международных доноров, с которыми ведут активную работу.

Свобода выбора: визит инспектора или страхование

Осознание того, что существующая пожарная инспекция, по словам самого Арсена Авакова, является очень коррупционной структурой, привело к намерению МВД ее ликвидировать в том виде, в котором эта структура сейчас действует. Ведь запутанная нормативно-правовая база часто давала пожарным инспекторам возможность «закрывать глаза» на нарушения тех, кто умеет «договариваться», и «гасить бизнес» для тех, кто договариваться не хотел. Вместе с тем, работа пожарной инспекции не была залогом того, что все нормы пожарной безопасности соблюдены.

Рабочая группа, работающая над реформой в МВД, предлагает модель, которая позволит бизнесу освободиться от визитов пожарной инспекции и в то же время действительно привести в порядок все пожарные нормы.

Логика реформы проста и вроде бы выгодна всем сторонам. Пожарная инспекция реформируется, и в ее сфере компетенции остаются лишь государственные предприятия и объекты с высокой степенью риска (нефтеперерабатывающие заводы, многоэтажные здания типа торговых центров, атомные электростанции и др).

Остальные же бизнеса получает свободу выбора: и дальше «радоваться» визитами пожарной инспекции, или же застраховаться и не подлежать на срок действия страхового полиса проверкам.

Поэтому в идеале бизнес получает полис и имеет спокойствие и гарантию, что в случае пожара получит компенсацию, которая позволит покрыть убытки. Страховая компания получает клиента и имеет интерес в том, чтобы пожарные нормы им действительно придерживались — ведь тогда будет сведен к минимуму риск пожара и, соответственно, потребность в страховых выплатах.

Государство оптимизирует штат, экономит средства и направляет их на реальные нужды. В выигрыше вроде бы все стороны.

Однако в процессе внедрения естественно возникнут нюансы, которые стоит предусмотреть. Бизнесу должно быть выгоднее с финансовой точки зрения застраховаться, чем дать взятку.

Страховые компании должны продумать адекватные критерии страхования, по условия которого государство освободит бизнес от проверок. Ведь слишком строгие критерии не привлекут бизнес, а мягкие — могут стать причиной волны страховых пожарных случаев с целью получения страховки.

«Мы создали рабочую группу, куда входят представители Лиги страховых компаний, крупных украинских и международных страховых компаний, представителей бизнеса, общественности, ГСЧС. Разрабатываем совместно удобную для всех модель, которая заработает, заинтересует бизнес, мотивировать предпринимателей действительно качественно заботиться об адекватных мерах пожарной безопасности на своем предприятии. Эта модель должна сработать и для страховщиков, которые должны быть компаниями с надежной историей и репутацией, поскольку на них неизбежно ляжет обязанность уплаты больших объемов страховых выплат», — объясняет план реформирования Анастасия Деева, заместитель министра внутренних дел Украины.

Пожарные и спасатели в Украине: как это может быть?

Однако, самым интересным и дискуссионным аспектом реформы является появление в пожарной сфере новой профессиональной фигуры, которой является пожарный-волонтер. Это не революционное решение, как могло бы показаться на первый взгляд.

Подобная практика успешно работает во всем мире, она действовала и в нашей стране до Второй мировой войны. А после войны все структуры были объединены в одну, централизованные для успешной быстрой мобилизации усилий для противостояния врагу. Тогда пожарный защита, как и операции по спасению, стали прерогативой государства.

«В СССР при каждом колхозе существовал пункт пожарного надзора, в котором были добровольцы-пожарные. Они были сконцентрированы на том, чтобы спасать от пожаров поля, однако, конечно тушили и другие пожары. Поэтому и сейчас можно восстановить подобные пункты в селах. У многих они работают на собственном энтузиазме. В других — поддерживаются агрохолдингами или другими предприятиями, поскольку они прямо заинтересованы в существовании подобных команд», — рассказывает Игорь Лавриненко, аналитик Офиса эффективного регулирования (BRDO).

Как видят в МВД процесс переориентации с пожарных-служащих ГСЧС на профессиональных пожарных-волонтеров (добровольцев)?

«Когда началась децентрализация, началась эффективная сотрудничество общества и государства. Общины начали понимать свою нужду в определенных структурах, в частности в пожарном защите. Каждая из них может оценить свою статистику пожаров, убытков и оценить, нужно ли им создавать местную пожарную команду. Хорошим примером является село Летающее на Тернопольщине. Они оценили, что есть много пожаров, а из района к ним долго едет пожарная. Организовались. Очень простая конструкция — модульное депо на одну машину и административная пристройка. Вложили в это сравнительно небольшие средства, которые являются экономически обоснованной инвестицией в собственную безопасность», — объясняет Анастасия Деева.

Много областей, по ее словам, уже готовы реализовывать реформу. Сейчас пилотные проекты запустили в нескольких областях, с ГСЧС которых подписали соответствующие меморандумы. Это Тернопольская, Винницкая, Полтавская, Львовская, Днепропетровская, Донецкая, а также Киевская области.

Алгоритм следующий. Общины определяют свою потребность в местной пожарной команде и объявляют о наборе добровольцев, которые бы желали служить обществу в качестве пожарных-волонтеров.

Пожарным-волонтером может быть каждый, от 18 лет, однако доброволец не должен иметь противопоказаний для физических нагрузок. Если есть желающие приобщиться, но не подпадают под эти нормы, то в таком случае они могут принимать непосредственное участие в операциях спасения, а, например, в обучении граждан пожарной культуры и в проведении профилактических мероприятий среди населения.

Чтобы стать профессиональным пожарным-волонтером, добровольцы пройдут 139-часовое обучение, которое будет организовано ГСЧС в удобное для них время (выходные, перед — или послерабочее время), за государственный счет. После успешной сдачи экзаменов, им будет предоставлено квалификацию и официальный правовой статус пожарного-волонтера, право на тушение пожаров, и, вполне вероятно, определенные льготы.

Относительно последнего — то это будет инициативой общин, как именно мотивировать волонтеров. Ведь их труд будет неоплачиваемым.

Государство будет предлагать различные опции для мотивации, например, страхование жизни или компенсации за оплату коммунальных услуг. Однако все эксперты дружно удивляются вопросу о мотивации для пожарного-волонтера.

«Это должно быть прежде всего круто, ибо ты носитель определенного статуса в общине. Ты — пожарный и ты спасаешь жизни. Ты — тот, кто проявил добрую волю, чтобы обеспечить безопасность в общине. И это звучит далеко не банально, ибо на самом деле это очень глубокий тезис. И наконец, а почему вы не спрашиваете, как мотивировать волонтеров, которые поддерживают наших бойцов? Здесь та же мотивация — не материальная, а моральная», — комментирует Анастасия Деева.

А вот Андрей Фриман, украинец, который является профессиональным спасателем-волонтером Национальной Службы Гражданской Защиты Италии, считает, что материальная мотивация является недопустимой в контексте волонтерства, поскольку волонтерская деятельность является бесплатной и не оплачивается. Поэтому, отмечает он, помимо профессиональных знаний и навыков, этим людям необходимо пройти и курс по культуре волонтерства, чтобы, служа общине, они имели четкое понимание того, кто они и почему решили посвятить себя служению ближним, что такое волонтерство, каковы его ценности и какова истинная мотивация того, что люди соглашаются быть профессиональными волонтерами спасения, а не дилетантами.

Он считает, не существует такого понятия, что община должна решать, каким образом заинтересовать волонтеров, чтобы они служили ближним.

Рудименты советского регулирования

Самое обидное, что реформаторам сначала придется пройти длинный бюрократический путь чистки устаревшего законодательства.

«Сегодня отечественное регуляторное поле очень «замусоренный» устаревшими и неактуальными актами, по оценке экспертов Офиса таких около 35%. Поэтому для реального запуска реформы нам нужно сделать огромную работу по «очистке» нормативно-правовой базы. В частности, внесения изменений требует Кодекс гражданской защиты и ряд законов. У некоторых еще и до сих пор фигурируют «Министерство Украины по вопросам чрезвычайных ситуаций и по делам защиты населения от последствий Чернобыльской катастрофы» и «УССР», — очерчивает масштаб проблем Игорь Лавриненко.

Однако, чтобы запустить процесс дерегуляции в этой сфере, необходимо изменение законодательства. При этом, по словам чиновников, разработана дорожная карта реформы, а также стратегии ее реализации. Насколько успешной будет эта реформа, вскоре увидим.

Интересные новости

Бекболат Тлеухан и его мавзолей порока

fttc-editor

«Новая украинская школа»: игра на выживание

fttc-editor

Леонид Ройтман: Начались аресты людей Порошенко и откупится ли Михаил Гриншпон от НАБУ?

the-fttc-edit

Оставить комментарий