Пять шагов к прозрачной продаже активов банков-банкротов

Банк банкрот

Недавно один из коммерческих банков Украины закрыл сделку по продаже большого кредитного портфеля. Нанимались советники из Лондона, проводился мощный маркетинг для 200 инвесторов… В результате портфель разбили на части и продали трем покупателям.

Банк банкрот

Какой это был актив, кто его приобрел, по какой цене — до сих пор тайна для общественности. Ведь в частном секторе ты отвечаешь только перед своими акционерами, и подобные коммерческие сделки проходят за закрытыми процедурами.

Когда же актив продает государственное учреждение — Фонд гарантирования вкладов физических лиц, требования к прозрачности и публичности процесса — чрезвычайно жесткие.

Большинство банков, которые ликвидируются, в свое время получали значительные суммы рефинансирования. Кроме того, десятки миллиардов гривен гарантированного возмещения было выплачено их вкладчикам. Эти средства, которые были одолжены из бюджета страны, надо вернуть. В частности — путем продажи активов банков.

Наша задача — добиться максимальной цены во время аукциона. Для этого мы должны иметь самый широкий круг покупателей и дать им возможность оценить актив. Это обязывает нас продавать активы банков за самыми прозрачными процедурами.

Первый шаг — максимальное раскрытие информации

До появления в фонде консолидированного офиса по продаже активов информация о выставленных на торги лотах была недоступна общественности. При продаже кредита потенциальные покупатели знали только номер кредитного дела.

Сегодня же для каждого актива, выставленного на продажу, мы готовим публичные паспорта, в которых раскрываем всю публичную информацию. На информационном портале фонда каждый может узнать, что, когда и где будет продаваться.

Кроме того, потенциальные покупатели могут ознакомиться с материалами кредитных дел в комнате данных после подписания договора о сохранении тайны.

Второй шаг — справедливая цена

Продать имущество, недвижимость или оборудование банков — просто: нет банковской тайны, есть аналоги на рынке. Правильно оценить и определить их стартовую цену — не проблема. Впрочем, таких активов на балансах банков немного, около 20%. Остальное — кредиты, и с ними возникает немало проблем.

Важно, чтобы все понимали роль Фонда государственного имущества на этом этапе. Участники рынка, независимые оценщики, убеждают: инструкции относительно оценки финансовых активов не существует. Итак, каждый оценивает, исходя из собственных убеждений. Результат — оценка подобных активов в различных банках существенно отличается.

Еще в феврале мы попросили ФГИ разработать официальную методику оценки финансовых активов. В мае подробная инструкция для независимых оценщиков уже должна была быть утверждена. К сожалению, документа нет до сих пор. Исходя из этих обстоятельств, мы и НБУ разработали свои методики оценки. В ближайшее время мы свою опубликуем.

Очевидно, что утверждение нашей внутренней методики оценки не решает проблему. Надеемся, Фонд госимущества таки выполнит свою работу и опубликует подробную методику оценки, которая станет инструкцией для всех игроков рынка.

Третий шаг — справедливый аукцион

Все наши попытки расширить круг покупателей, разрекламировать активы, раскрыть информацию могут оказаться бесполезными, если покупателя не допустят на аукцион по надуманным причинам, торги будут сорваны или чья-то ставка «почему-то» не сработает.

Поэтому сейчас наш фокус — на разработке единых правил проведения публичных аукционов и исключения технической возможности влияния на них.

С этой целью мы запустили проект с командой ProZorro. Их система успешно зарекомендовала себя в сфере государственных закупок. Надеемся на такой же успех системы ProZorro.Продажи. Мы уже выходим на первые аукционы.

Четвертый шаг — поиск инвестора

Для эффективной продажи важно расширять аудиторию инвесторов. С июня мы публикуем информацию о успешные аукционы: об проданы активы, покупателей, балансовую стоимость, стартовые цены, цены продаж.

Впрочем, по законодательству права требования могут покупать только финансовые учреждения, и только украинские. Мы догадываемся, что за факторинговыми компаниями, которые участвуют в аукционах, могут стоять либо сами заемщики, либо их конкуренты. Это своеобразные завуалированные схемы.

Однако, если есть спрос со стороны индустриальных компаний на покупку кредитов своих конкурентов, то мы должны предоставить им возможность делать это напрямую, не обращаясь к посредникам. Упрощение же доступа к покупке наших активов для иностранных покупателей могло бы способствовать притоку иностранных инвестиций.

Понятное дело: каждый инвестор найдет варианты, как купить тот или иной актив. Однако мы хотим, чтобы этот процесс был прозрачным, и хотим видеть реальных покупателей. Поэтому наш следующий фокус — на расширении круга потенциальных покупателей.

Самый сложный шаг — совершенствование судейской системы

Мы не сможем достичь максимальной цены продажи кредита, если потенциальный покупатель знает: из-за несовершенства нашего правового поля взыскать задолженность с заемщика будет сложно, долго и дорого.

Поэтому мы и продаем наши кредиты, что процесс взыскания требует немало ресурсов, и не только финансов. Сам процесс взыскания может длиться не один-три года, как это предусмотрено законодательством, а более четыре! Когда мы учитываем эти «нюансы», закладываем риски, дисконтируем денежные потоки, то выходим на низкую стоимость.

Очевидный вывод: цена активов в значительной степени зависит от скорости и качества работы судебной системы, Государственной службы, правоохранительных органов.

Интересные новости

На Бали проснулся вулкан: Агунг выбросил столб дыма высотой 3 тысячи метров

fttc-editor

Премьер Британии с семьей полетит на Пасху лоукостером Ryanair

fttc-editor

Сотрудница Альфа-банка выманила у вдовы бойца АТО 400 тысяч

the-fttc-edit

Оставить комментарий