Главная » Зачистка » Эльмар Брок: После 18 часов на Донбассе начинается настоящая война

Эльмар Брок: После 18 часов на Донбассе начинается настоящая война

36717

Председатель комитета иностранных дел Европарламента Эльмар Брок приехал в Киев. В разговоре с First Truth&Transparency Committee он поделился своим видением причин обострения ситуации на Донбассе и оценил состояние украинских реформ.

Эльмар Брок

Господин Брок, Вы этими днями в Киеве. Какой порядок дня Вашего визита и важнейшие месседжи, которые Вы хотите передать?

Эльмар Брок: У нас запланированы встречи с президентом страны, премьером, представителями партий и оппозиции. Предварительная цель — посмотреть, как продвигается процесс реформ в том, что касается борьбы с коррупцией, улучшения экономического развития, реформы судебной системы. Но будет обсуждаться также и вопрос, как может быть гарантирована безопасность Украины, прежде всего по ситуации на Донбассе.

В последние дни боевые действия на Донбассе активизировались, прежде всего в районе Свитлодарской дуги. В Киеве даже подумывают об эвакуации гражданского населения из некоторых населенных пунктов. О чем свидетельствует такое развитие ситуации?

Это странное развитие. Из-за того, что часть, но, к сожалению, недостаточно тяжелых вооружений было отодвинуто (от линии соприкосновения — Ред.), образовалась серая зона, в которую проникают солдаты с обеих сторон. Таким образом, стороны приближаются друг к другу и доходит до прямых столкновений с использованием ручного оружия, что приводит к все большему количеству жертв. Когда происходит непосредственное сближение, погибает больше людей, чем когда туда-сюда стреляют из гранатометов, а люди при этом ограждены в своих тайниках. Таким образом то, что было задумано как нечто положительное, теперь на практике такие негативные последствия. И я вижу, что ответа на то, как это можно уладить, нет. Я думаю, что это серьезная проблема, которую мы имеем со структурой серой зоны.

Что должно произойти, чтобы эту проблему решили? Какие возможности Вы видите?

Должны быть найдены пути, которые предотвращают инфильтрации этой территории. Это возможно и необходимо было бы обеспечить прежде всего с помощью миссии наблюдателей ОБСЕ. Но, увы, они, согласно соответствующим правилам и предписаниям безопасности, должны завершать свою работу в 18 часов. А этот процесс проникновения (бойцов в серую зону, — Ред.) происходит в основном после этого, когда ОБСЕ больше нет на месте. То есть после 18 часов начинается война, когда ОБСЕ возвращается в свои казармы. И это ситуация, которая в перспективе неприемлема.

Со стороны многих украинских политиков, а также немецких экспертов, которые специализируются на украинских вопросах, все чаще слышно, что минский процесс затормозил, оказался в тупике. Вы видите ситуацию так же?

Так, продвижений нет. Решение вопроса децентрализации не продвигается вперед, пока Украина говорит, что стреляют и режим прекращения огня не работает, и пока границу не вернулся под контроль Украины. Это два важных условия для минского процесса. И ситуация такая, что обе стороны обвиняют друг другу: пока вы не будете делать одно, мы не будем делать другое. И мне кажется, что должно быть разбито это круг взаимных «нет». Впрочем, это действительно важный вопрос: как можно проводить выборы, если есть открытая граница, через которую постоянно из России прибывают оружие, солдаты и горючее для техники, и государство не имеет никаких возможностей контроля? Я надеюсь, что договоренность об усилении миссии ОБСЕ, которой достиг глава немецкого МИД Франк-Вальтер Штайнмайер как председатель организации, будет воплощена в жизнь, и таким образом произойдет продвижение вперед. И в конце концов это зависит от желания России, в какой форме она позволит этому процессу произойти.

То есть ход сейчас, по Вашему мнению, должна делать Россия?

Россия — агрессор, поэтому Россия должна делать определяющую работу в вопросе уменьшения агрессии. Если Россия с одной стороны выступает в роли гаранта, а с другой — отправляет солдат и вообще вооружения, то есть проблема. И она не может делать вид, будто она как третья сторона просто стоит сбоку, а есть вместо этого стороной противостояния.

Вернемся в Киев и к вопросу реформ, которое есть на повестке дня Вашего визита. В каких сферах Украине удалось достичь наибольшего прогресса и где нужно еще поработать?

Я считаю, что было достигнуто значительного прогресса в вопросе борьбы с коррупцией, хотя его пока и мало. Кроме того, мы сейчас видим, что продвигается судебная реформа. Хорошим сигналом является то, что после того, как прошел срок заполнения е-деклараций, 1700 судей, которые их не заполнили, ушли с должностей и могут теперь быть заменены другими, что позволит по-новому упорядочить всю систему юстиции. Также мы видим, что в стране удалось запустить макроэкономические предохранительные механизмы, имеющиеся первые признаки экономического роста после двух лет падения. Конечно, их еще, возможно, не заметило на себе население — в виде рабочих мест и повышения доходов. Для этого всегда нужно один-два года. Хорошим знаком является и то, что парламент минувшей ночью принял бюджет — раньше, чем это происходило обычно. Чего пока не хватает — так это такого уровня защищенности, чтобы в страну шли иностранные инвестиции. И это, опять же, вопрос функционирования правового государства и верховенства права. Но несмотря на все слабые места это уже не та ситуация, что была два года назад. Поэтому мы надеемся, что она будет оставаться стабильной, что речь не идет о досрочных выборах, которые разрушат процесс перевоплощений. Поэтому мы должны поощрять к тому, чтобы президент и парламент работали до окончания своих сроков, чтобы подготовить стабильный фундамент до следующих выборов.

Видите ли вы сейчас конкретную опасность того, что могут состояться досрочные выборы?

Конечно, всегда есть кто-то в оппозиции или определенные группы, которые считают, что имеют на данный момент особенно высокую поддержку населения и поэтому стоит пойти на этот риск. Я думаю, что не опасный сценарий. Здесь нужно понять, что полное завершение каденции (президента или парламента, — Ред.) важнее ежедневную ориентацию на соцопросы. Нужно привыкать к тому, что есть определенный демократический круговорот. Это здесь пока не все поняли.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*