Главная » Новости » В чем сила Украины?

В чем сила Украины?

4961

«Украинцы уже второй раз за полтора десятилетия решительно влияют на политику, меняют власть — и второй раз по тому беспомощно разводят руками: изменений будто достигли, но изменений нет», — рассуждает украинский писатель Александр Ирванец.

Александр Ирванец

Александр Ирванец

В чем она — сила Украины? И существует ли она вообще?

Такие вопросы невольно возникают в день третьей годовщины Революции достоинства — тех действительно бурных событий, которые еще до сих пор осмысляются и высоколобыми интеллектуалами, разными философами-политологами, и рядовыми гражданами.

На второй из поставленных вопросов сразу предупреждать при ответе утвердительно. Потому что какой же еще народ Европы после Румынии в конце 1990-х дал копня под зад приевшемуся и зажравшемуся правителю? При этом украинцы повели себя значительно гуманнее, и хотя президент-беглец потом испуганно рассказывал в своих первых интервью на чужбине, что якобы в него стреляли, в действительности внутрь преданной им страны он оставил относительно спокойно и с небольшими потерями. Скорее даже — практически без потерь, а с наследством. Этим достоянием были сколько-то там «камазов» с паллетами стодолларовых банкнот. Сумма и по сегодня называется разная, и все сходятся на определении «несколько миллиардов». Представляете себе?! Это фактически годовой бюджет небольшого государства!

Украинцы уже второй раз за полтора десятилетия решительно влияют на политику, меняют власть — и второй раз беспомощно разводят руками: изменений будто достигли, но изменений нет. По крайней мере, заметить их не легко, да и утверждать, что эти изменения — к лучшему, можно не каждый раз.

Наша сила — в свободолюбии, той еще казацкой вдохновенной анархичности. Новоизбранному гетману на Сечи клали горсть грязи на голову — чтобы не гордился и не заносился. Можем ли представить какое-то подобное действие в отношении российского царя? Итак.

Украинец принципиально не любит существующую власть и уже от начала правления нового проводника стремится его поменять. Президент Порошенко с уверенностью занимает не последнее место в списке нелюбимых народу политиков. Это — мнение украинского общества. В противовес ей — более 80 процентов россиян, которые безоговорочно поддерживают политику Путина. Рабская покорность имеет свои преимущества — не надо думать, можно переложить все искания на руководство, а самим лишь идти, куда скажут. Проблема украинцев в том, что они не принимают такой точки зрения — «идти, куда скажут», но и в дискуссии об улучшении жизни тоже организованной участия не принимают. Консенсус трудно достигается среди нашего народа. Егалітарність, неспособность трезво оценить свои собственные силы не раз играла злую шутку с нами.

В врожденном неприятии навязывания власти гражданам до украинцев очень близки поляки — тоже народ вечных бунтарей. А в ірраціональній любви к первым лицам наряду с русскими можно поставить и белорусов. Как-то в Ковеле на автовокзале случилось наблюдать такую сценку: к платформе подошел автобус «Ковель-Брест», точнее «Брест-Ковель-Брест», ибо номера у него были белорусские. Двери водитель не открывал — тоже признак своеобразия менталитета, — а пошел в диспетчерскую оформлять бумаги. Под автобусом быстро сформировалась толпа пассажиров — все они были гражданами Республики Беларусь и приезжали в Ковель на базар (существует разница в ценах на продукты между Украиной и Беларусью, и этим пользуются граждане обоих государств). Поэтому пассажиры брестского автобуса все, как один, имели при себе по два, а кто и по три тележки на колесиках, те знаменитые «кравчучки», которые были до верху нагруженные разнообразным товаром, преимущественно картонными коробками, подобными тем, в которые упаковывают печенье. Общались белорусы между собой и с волынью в основном на русском, тем ее белорусским вариантом, с легким «дзєканням», хорошо знакомым жителям северных районов Украины. И на шуточные залеты прохожих ковельчан улыбчиво отвечали: «У нас в Беларуси жиць харашо!» Они не шутили. Они искренне верили в то, что говорят. Украинца, который бы сказал такую фразу про свою страну, представить трудно.

Украинцы сильны тогда, когда едины. Впрочем, это звучит довольно банально и касается, пожалуй, всех народов мира. Но проблема украинцев в том, что единодушия в нашей истории достигалось крайне редко, и была она каждый раз непродолжительной. Пока бушует Майдан — и видишь вокруг себя одухотворенные и прекрасные лица людей, озаренные внутренним жаром революции, стремлением изменений — до тех пор ощущаешь, что изменения возможны, если такое количество народа их требует. Но революция заканчивается, баррикады разбираются, Крещатик снова закладывается хорошей брущаткой (оружием будущей революции?) — и в кулуарах министерств и администраций начинается рутинная работа, с ее бюрократической медлительностью и запутанностью, с бесконечными компромиссами и частными секретными договоренностями. Жажда перемен своим жаром сталкивается со льдом чиновничьего педантизма, а порой и с откровенным саботажем. Вот и причина, почему украинец изначально не доверяет даже демократично новоизбранной власти и думает о ее смене чаще, чем о ее улучшении.

И напоследок еще одно странное наблюдение, которое напрямую касается понятия силы, о которой нам говорится. Пресса и общественность жестко критиковали нынешнее выступление олимпийской сборной в Рио — медалей она действительно откровенно недобрала. Зато наши паралимпийцы, люди с физическими проблемами, вошли в первую тройку общего медального зачета.

То что же это получается — мы, украинцы, сильны тогда, когда слабые? В беде и испытаниях? Не пора учиться быть сильными в повседневной жизни?

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*