Главная » Космос » Украина от Сана до Дона: история и мнение эксперта

Украина от Сана до Дона: история и мнение эксперта

4807

В Институте украинского языка НАН Украины хранится уникальная карта, датированная XIX ст., которая указывает на то, что украинцы со своим родным языком занимали территории, значительно большие современных государственных границ. Какова ценность этих данных, о языке, как инструменте политических спекуляций и территориальных притязаний, о «языковом законе Колесниченко-Кивалова» «First Truth&Transparency Committee» пообщался с директором института, языковедом, профессором Павлом Гриценко.

Карта Украины

Карта Украины 19 века

Павел Ефимович, расскажите, что это за такая карта, которая демонстрирует, что украиноязычное население на самом деле занимало значительно более обширную территорию, чем современная Украина?

Это карта 1871 года, которую старались не замечать, ведь она показывает реальное распространение украинского народа со своим родным языком на значительно более широких территориях, чем территория УССР, ее преемницы – независимой Украины. В 1851 году выпускник Харьковского молодого университета, который ныне носит имя Каразина, Измаил Иванович Срезневский в Санкт-Петербурге сделал доклад в Русском императорском географическом обществе «О географии русского языка». С того момента начинается большой проект, целью которого было установить границы распространения великороссов, малороссов и белорусов. Если в населенном пункте было определенное соотношение между различными национальностями, оно указывалось в процентах. Такие данные тогда определяли максимально точно, потому что никто не боялся за территориальное разделение империи. Обработав эти материалы, украинский ученый, языковед Константин Михальчук создал карту «Наречие, поднаречие и говоры южной России в связи с наречиями Галичины». Тогда слово «украинский» не звучало, потому что действовал Валуевский циркуляр. И на этой карте мы видим огромные русскоязычные территории, которые по площади могут составлять целое среднеевропейское государство: а это Кубань, Курщина, Орловщина – территория на восток от современной украино-российской границы. Кстати, Азовское море было море внутренне украинское, ибо на восток от этого моря еще километров со ста функционировали украинские поселения и украинский язык. И там не было никакого доминирования или подавляющего большинства российских этнических поселений, это уже более поздняя история. Тогда так же к территориям Украины принадлежала Берестейщина, или нынешняя Брестская область Беларуси. И эта полоса над Припятью – Берестейско-Минска – там были диалекты нашего языка, свое украинское лицо они сохраняют до сих пор. И в научном труде белорусов 1963 г. эта зона очень четко выделена со своим особым говором.

Далее, идя на Запад, должны присоединить к нашей языковой карты Подляшья, линия спускается и доходит почти до Люблина, она шла от Карпат, несмотря на нынешний украинско-польскую границу, значительно дальше на Запад – это наши территории до операции «Висла». Затем линия разграничения с другими языками распространяется на восточную Словакию и охватывает эти просторы, где до сих пор проживают украинцы. Далее она заходит в Румынию, охватывает часть Мармароского массива, на северо-западе Румынии и идет до южной Буковины. Южная Буковина – это гуцульсько-буковинский ареал в Румынии, который столь прекрасно сохранившийся, со своими языковыми особенностями, которые характеризуют гуцулов и буковинцев, что можно только восхищаться, потому что это стало настоящим языковым заповедником существования украинского языка на этой территории. В региональной столице этого края украинская культура и язык был в церквях еще с XV века, более полтысячелетия там существовала украинская письменность. И именно староукраинские памятники, писанные этой языке, сохранились до сегодня, они находятся в архивах Бухареста, их публиковали румынские ученые. А это означает, что по меньшей мере с конца XIII века. и к XIV-Xvвв. – это территория украиноязычная, которая сейчас находится за пределами Украины.

Спускаясь ниже по карте мы идем туда, где разливается Дунай. Но, когда плыть по ним, то справа внизу территория будет заселена не румынами, а украинцами вперемешку с русскими, что вернулись из турецкой неволи после церковного раскола. Много деревень на этой территории также украиноязычные.

О чем это говорит? Какова ценность такого исследования?

Если взглянуть на эту карту, мы видим, насколько много потеряла Украина по территории распространения украинского языка. Ценность этой карты двойная. Во-первых – она дает огромный исторический документальный материал, уникальные свидетельства, а во-вторых – показывает принципиальную позицию современной украинской власти, которая не заявляет претензий к одной из стран-соседей и тем самым подтверждает норму международного права: если установленные пределы и мы их признали, то эти границы не должны быть объектом политических спекуляций. Это совершенно противоположная позиция по сравнению с той, которую занимает современная Московия и Путин. Сначала из-за Голодомора и создания многих тюрем на территории Донетчины, куда сбрасывали уже совершенно деморализованных, разбитых жизнью людей, оттуда вырастала фактически основная масса русскоязычного населения Донбасса. А сегодня объявляется эта территория русскоязычная, что является абсурдом. Поэтому нам нужно помнить такую карту, видеть ее, распространять ее, чтобы люди знали правду.

Где находится сейчас эта карта?

Она была опубликована в 1877 году в одном из изданий. Мы также ее воспроизвели и она есть в электронной версии.

Как бы нынешняя власть должна была бы использовать эту информацию?

Нынешняя власть должна была бы прежде всего показать, что, несмотря на совершенно объективную характеристику этих территорий относительно других государств, мы не выставляем никаких территориальных, политических претензий за то, что произошло когда-то. Потому что мы исходим из принципов международного права. Если мы подписали, что мы согласились с этими границами, мы с ними согласились, границы незыблемы. Пересмотр границ сейчас мог бы привести к глобальным катаклизмам, чего наша страна никому не желает. Но то, что эта карта должна висеть у каждого политика на стене, как касательное напоминание и о современном состоянии, и о прошлом, и об ответственности власти за тех украинцев, которые остались за пределами государства. Потому что они являются украинцами.

На днях началось слушание относительно признания неконституционным так называемого, «Языкового закона Колесниченко-Кивалова». Какую бы Вы дали характеристику этому документу, который вызвал такое возмущение у общественности еще в 2012 году и до сих пор не отменен?

В первую очередь хочу подчеркнуть, что все делают одну логическую ошибку – этот закон авторства Кивалова-Колесниченко правильно должен бы называться иначе – Закон Кремля, Кивалова и Колесниченко. Потому что здесь совершенно отчетливо видно доктрину Кремля, суть которой заключается в том, чтобы сделать язык инструментом политического давления, что в принципе является очень нежелательным с любым языком. Язык – это средство создания культуры, коммуникации, взаимопонимания, а не натравлювання одного народа на другой. Если так относятся к языку – это агрессивная по своей сути политика, которая выросла не только с кон. XVIII-XIX века, а в недрах КГБ и политбюро ЦК КПСС, когда начались движения за свой язык, свою идентичность. Еще в горбачевский период министр иностранных дел Андрей Козырев первым озвучил тезис о «русскоязычное насєлєние, которое мы должны защищать». Уже тогда прокладывалась дорога использование языка, как плацдарма содержание и агрессии в отношении других народов. И оно и до сих пор используется в разной степени, с разными модификаций относительно различных территорий. Поэтому этот закон, который полностью направлен на сохранение статуса русского языка и ее усиление в жизни нашего общества, как раз и показывает стабильную, последовательную системную линию Кремля в достижении своей цели. Не нашли бы они Кивалова или Колесниченко, нашли бы другую продажную душу, а сам закон так или иначе был бы. Он является антиукраинский закон, который раскалывает общество не ментальностью, он вбрасывает идею глубокого национально-языково-культурного сепаратизма. Взять Украину, поделить ее на части, поэтапно их проглатывать. Это давний прием, еще римляне говорили: разделяй и властвуй.

Надо понимать, что эти длительные попытки противопоставления Галичины, Приднепровья, Закарпатье – это все идет не от объективной оценки языковой, культурной ситуации, а это распространение идеи сепаратистского разделения и разрыва Украины. Украина сильная, стабильная, в достатке, в покое – им не нужна. Им надо, чтобы здесь лилась кровь.

По вашему мнению, хватит ли у конституционных судей духу отменить этот документ?

Судьи на самом деле вряд ли будут опираться на объективную, историческую, национальную правду, а лишь на свой внутренний настрой. Когда наши народные депутаты становятся за трибуну Верховной Рады и начинают чирикать не на украинском, а перед тем они с вами говорили в коридоре на чистом государственном – это является сигналом перерождения, или стабильного выполнения заказа относительно антиукраинской позиции, задача создать политическую хитанину, разъединить, а затем по кускам, используя нестабильность политической ситуации, не здоровую политику правительства, который очень часто проявляет антинародную суть, использовать это. В результате имеем ситуацию кипящей смолы, когда этот котел может сорваться в любой момент. Наша задача – тщательно просчитывать все шаги, поэтому должны удержать Украину и украинский язык, как интегратор нации, всей нашей этноязыковой территории, как закрепитель нашего государства. Особая роль Национальной Академии наук Украины заключается в идее единства государства, в том числе через язык. Этот «языковой закон» был на экспертизе в Академии наук и ни один институт не дал положительной оценки, а общая оценка НАНУ была полностью критической и неприемлемой относительно существования такого документа. И такой она остается и до сих пор.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*