Главная » Необъяснимо » Националисты у власти в Украине: что бы изменилось?

Националисты у власти в Украине: что бы изменилось?

5849

«Бандера придет – порядок наведет» — эта ностальгическая для многих фраза особенно актуальна сейчас, когда украинцы, увидев электронные декларации так называемой элиты, всерьез задумались: а чьи интересы представляют эти «барыги»? Следовательно, в обществе вновь активизировался дискурс о том, что Украине не хватает сильных, принципиальных и национально ориентированных лидеров, какими в свое время были Степан Бандера, Роман Шухевич, Ярослав Стецько и много других героических личностей.
О Степане Бандере

Так, политолог, директор Агентства моделирования ситуаций Виталий Бала в комментарии «First Truth&Transparency Committee» подчеркнул, что сейчас в условиях войны и после обнародования электронных деклараций, обществу стало понятно, что политическая верхушка не является патриотически настроенной и работает ради собственного обогащения, а поэтому возникает ностальгия по националистическим героями из прошлого века. «У этих людей была такая важная составляющая их характера, как патриотизм. За свою страну эти люди были готовы жертвовать жизнью. И именно таких патриотов среди нынешнего политического класса единицы. Это было заметно по тому, как с начала войны они «побежали» воевать. Зато обычные люди и до сих пор отдают на фронте свою жизнь. К сожалению, у нынешнего политического класса такого чувства патриотизма, как это было в Степана Бандеры, отсутствуют, а с выходом электронных деклараций мы понимаем, что они день и ночь работают для собственного обогащения, а не для развития государства», — сказал политолог.

Такой запрос на героев прошлого века диссидент Степан Хмара в комментарии «First Truth&Transparency Committee» объяснил тем, что сейчас в Украине при власти находятся не патриоты, а олигархические классы и нация это осознает. «У Степана Бандеры и Романа Шухевича нужно учиться патриотизму. Сегодня наша власть не украинская, а ее верхушку можно расценивать как внутреннюю оккупацию. Ведь власть в Украине принадлежит не украинцам , она в руках клана олигархов – мафии. И эта мафия в Украине полностью владеет экономической и политической властью. Нам так сложно даются любые сдвиги, потому что политическая верхушка не хочет менять систему, которая является максимально монополизирована ими же самим. В таких, как Степан Бандера или Роман Шухевич, было прежде всего понятие чести, достоинства и безоговорочной преданности идее свободы, соборности и независимости Украинского государства. И для них эти идеи были превыше всего, и ради их воплощения националисты жертвовали самым дорогим – жизнью. Их подвиг во имя Украины должен стать путеводной звездой для следующих поколений», — подчеркнул Степан Хмара.

Что было бы, если бы Степан Андреевич вдруг спустился с небес и попал в современную Украину? Смогли бы герои-националисты из прошлого века справиться с современными украинскими проблемами? Об этом корреспондент «First Truth&Transparency Committee» пообщался с директором центра «Украинские студии стратегических исследований» Юрием Сиротюком, историком, автором книг о освободительное движение УОН-УПА Ярославом Сватком, политическим аналитиком Александром Солоньком, генералом-полковником, экс-замминистра обороны Украины Анатолием Лопатой и политиком, общественным деятелем Дмитрием Корчинским.

«Они никогда не думали о собственном обогащении»

Чем отличались проводники ОУН-УПА от современных наших политиков?

Ярослав Сватко: Такие украинские националисты, как Степан Бандера, Роман Шухевич Ярослав Стецько никогда не думали о собственном обогащении, их целью было получить государство и они этим жили. Организация украинских националистов имела свой уклад, он строился по принципу миссионерских орденов, которые во времена средневековья имели намерение освободить Святую землю от сарацинов. Автором этой концепции ОУН был Ярослав Стецько, ведь он был философом. Стоит упомянуть, что в ОУН не было постоянных руководителей: у них было так – кто работает, тот руководит. Они были очень дисциплинированные. И об этом свидетельствует тот факт, что когда в Западную Украину в 1939 году пришел Советский союз, то провод ОУН сказал Степану Бандере ехать туда, зная, что тот попадет под репрессии. И Бандера так и сделал.

Были ли у них какие-то особые методы борьбы?

Ярослав Сватко: Сейчас все думают, что ОУН хотела только воевать, но на самом деле 90% работы Организации Украинских Националистов – это была пропаганда. Там считали, что решает не винтовка, а решает человек, который эту винтовку держит . И если этот человек не будет готова стрелять, то она не выстрелит и винтовка ему ни к чему, или эта винтовка вообще может выстрелить в другую сторону. Бандера же составил структуру, как организация должна функционировать, где она должна работать, за что и кого. Об этом свидетельствуют его действия в 1932 году, в то время, когда произошел провал операции на почте в Городке, вследствие чего поляки судили членов ОУН Василия Биласа и Дмитрия Данилишина. Бандера на тот момент был заместителем руководителя Провода и занимался в основном пропагандой. И вот в тот момент, когда Данилишина и Биласа должны были казнить, а это было 22 декабря в 6 утра, то именно Бандера организовал (сейчас бы это назвали «флешмобом») акцию, когда во всех церквях Галиции в момент казни националистов били колокола. Подчеркиваю, что это было не только во Львове, а во всех селах и городах Галичины. И это было сделано без радио, без телевидения, без телефонной связи. А это означает, что в каждом селе был человек от организации, которая пошла к священнику и сказала: я заказываю Мессу за упокой, потому что там вешают моих друзей, а поскольку их вешают – значит надо, чтобы били в колокола.

И представьте ситуацию: никто из людей точно не знал, почему утром бьют колокола. И все начали интересоваться ты, что же произошло. Именно так все в Галичине узнали о борьбе и жертвах ОУН. И это при том, что сама ОУН никогда не была многочисленной. На самом большом подъеме количество членов ОУН, а это в 1939-1941, когда на территорию Западной Украины пришли «советы» , составляла 20 тысяч человек. Тогда как на территории Западной Украины проживало примерно 5 миллионов украинцев.

«Шухевич был не просто командиром, он был первым солдатом в своей армии»

Актуальные методы борьбы ОУН сейчас?

Ярослав Сватко: Да, но мы опять не учли их опыт и снова промахнулись. Мы все помним, что было на первой стадии нашей войны с Россией. Была армия, они имели автоматы, но не были мотивированы , чтобы стрелять. И только тогда, когда наших воинов накрыли «Градами», они осознали, что нужно стрелять, чтобы выжить. В ОУН же считалось, что освободительные соревнования 1917-1918 годов были проиграны потому, что у людей не было мотивации, чтобы бороться за освобождение Украины. И они делали так, чтобы людей с проукраинскими идеями было больше. Вместе с тем, все общественные структуры, которые были построены «бандеровцами», они все работают заграницей. С начала войны нас активно поддерживает Канада и США, потому что украинская эмиграция общается с властями этих стран и делает все возможное, чтобы они нам помогали. А эту концепцию построил Бандера еще в 30-х годах прошлого века. Вместе с тем ОУН никогда не заявляла о своем самороспуске, она работает, но, опять же, не является политической партией. Потому что идеология ОУН – это совсем другой подход к вопросам патриотизма, чем имеют нынешние политические партии.

Юрий Сиротюк: С одной стороны Украина будто и независимая, но с постколониальными и неоколоніальними признакам. Для большинства украинцев эта государство является чужой. А поэтому ключевая задача украинских националистов не решен еще с тех времен начала ХХ века, а революция продолжается и будет продолжаться. Опыт ОУН-УПА надо изучать, потому что в Украине в любое время истории лучше всего работали военно-политические режимы. Зато сейчас мы восстанавливаем советскую армию, а не создаем современную. Хотя мы должны иметь свою национальную армию вроде УПА с национальным государством.

Но как писал Шевченко: «Если бы мы учились так, как надо», то то, что разработал Степан Бандера десятки лет назад, а именно — какой должна быть революция, то мы бы не сделали ошибки во времена Революции Достоинства. Если бы читали Бандеру о том, что надо сделать с Россией, которая должна быть политика с этой страной, то не делали бы этих нелепых ошибок, как Минские договоренности . Если бы мы знали, каким был устав УПА и как Роман Шухевич относился к своим солдатам и к дисциплине, то не делали бы тех ошибок, которые есть сейчас в ВСУ, потому что в безгосударственной армии УПА был порядок, а над командиром, который допустил гибель солдат, всегда оказывалось трибунал. Там командиры показывали пример, а сам Шухевич был не просто командиром, он был первым солдатом в своей армии и последним, кто отступал. И это их наследие, их идеи мы должны использовать и сейчас. Потому что сначала власть должна быть националистическая, а уже потом будет и экономический рост.

«Не может быть политической рекламы, если вы соглашаетесь работать по принципам украинских националистов»

А чем отличается нынешняя ситуация от той, которая была в начале ХХ века?

Ярослав Сватко: Даже в славные националистов звучит: «Не хотим ни славы, ни заплати», а украинскому политику нужна слава, потому что если не будет политической рекламы, популизма – его не изберут. Через то много украинских националистов с начала Майдана пошли проливать кровь за Украину и сейчас умирают в АТО. Патриоты есть, но общество хочет популизма, а такие, как Бандера или Стецько, этого им не могут дать. Не может быть политической рекламы, если вы соглашаетесь работать по принципам украинских националистов, а они, как писал еще Франко, заключаются в том, что «нужно делать свой писячий обязанность». Подход ОУН такой: есть обязанность – выполняй. А принцип современных политиков звучит так: я должен показаться всем, что я не сделав ничего, очень много сделал. То, что между ОУН и теперешними политическими партиями есть огромная пропасть свидетельствует и то, что в то время вступить в данную организацию было трудно: там разбирались, это человек действительно является патриотом и только после того, как выяснили все, говорили: «Мы тебя можем принять, но ты должен принести присягу». И присяга состояла на Трезубце и Священном Писании, а те, которые шли в войска присягали еще и на оружия. И эта присяга предусматривала: если нужно куда-то идти и так решит руководство, то этот человек и минуты не думая, идет куда нужно. Зато сейчас все просто: идешь в партию, пишешь заявление, вносишь партийный взнос и все.

Юрий Сиротюк: В начале ХХ века при отсутствии государства нация создала это государство, в которой ОУН была властью, а Бандера, условно говоря, в сегодняшних реалиях был бы президентом этой страны. Сейчас можно говорить, что идет внутренняя борьба нации в условиях существования постколониального государства.

«Шухевич, если бы сейчас жил, то наверняка руководил бы сначала какими-то добровольческим батальоном, а затем попал под карательную операцию»

В нынешних условиях Степан Бандера смог бы стать президентом Украины?

Дмитрий Корчинский: Бандера не смог бы стать президентом Украины, потому что он был принципиальным человеком. А принципиальный человек – это безденежная человек. А в Украине уже в начале политической карьеры нужно уступить половиной своих принципов, а для того, чтобы продвинуться на этом пути – надо уступить и остальными идей. А потому демократично в Украине принципиальный человек не может стать президентом, она может стать разве что диктатором и прийти к власти в внеэкономический способ.

Ярослав Сватко: Бандере бы не дали стать президентом современной Украины. И это доказывают настроения нашего общества. Условно говоря, где-то 50% населения вообще ничего не беспокоит — ни война, ни Украина. То почему они должны поддерживать Бандеру?

Юрий Сиротюк: В условиях нынешнего политического режима, уже очевидно, что на выборах в олигархической государству Степан Бандера набрал бы так же, как, например, Олег Тягнибок на последних президентских выборах. А Шухевич, если бы сейчас жил, то наверняка руководил бы сначала какими-то добровольческим батальоном , а затем попал под карательную операцию и погиб бы на фронте, или же сидел в тюрьме под вымышленным предлогом. Почему? Потому что в Украине до сих пор не решен вопрос коренного украинского национализма – украинцы фактически еще не получили своего государства. А потому сегодня Бандера и Шухевич были бы в оппозиции к нынешнему режиму в Украине. И они поднимали людей на бунт или восстание, а на то, про что писал Бандера еще 50 лет назад — на национальную революцию. Ибо только так можно добиться коренных изменений в государстве и получить право нации на власть и собственность.

Александр Солонько: В нынешних условиях Степан Бандера просто не мог бы стать президентом. Потому, учитывая ценности населения, его мышления, когда на выборах выбирают Киваловым, Партию регионов и коммунистов, то понятно, что такой человек, как Степан Бандера, Роман Шухевич или Евгений Коновалец в сегодняшних условиях не имеет шансов стать президентом Украины. Единственный раз, когда у них эти шансы были – это в 2014 году во время Революции Достоинства в случае, если бы они возглавили правые движения. Но, как мы видим, результатами революции воспользовались совершенно другие люди с совершенно противоположными взглядами.

Анатолий Лопата: Такие идеологические и принципиальные люди, как Степан Бандера или Роман Шухевич сегодня и в ближайшем будущем не смогли стать президентом Украины. Ведь Украина и ее народ не перестали быть той Украиной, о которой писал еще Григорий Сковорода: мол, 50 процентов населения этой страны – это умные и талантливые люди, а 50 % — предатели. И вот эти предатели продают Украину и сегодня. То, что происходит в Украине – это деятельность предателей, а потому не стоит тешить себя мыслями, что мы можем иметь такого президента, как Бандера. Конечно нужно иметь такого лидера, но его нужно выбрать, а выбирает народ, который продается за гречку и выбирает худшее, что может быть. И ничего не сделаешь, если большинство так считает. А потому иметь на посту главы государства патриотическую, идеологическую человека – это очень нужно, но сейчас нам это не суждено.

«Народ хочет Бандеру, но он хочет, чтобы Бандера принес гречку»

И все же, давайте смоделируем: каким президентом был бы Степан Бандера в современной Украине, если бы ему все же удалось стать у государственного руля?

Александр Солонько: Если же смоделировать ситуацию, что Степан Бандера стал президентом Украины, то я думаю, что Украина развивалась бы по такой же модели, как Польша. Такой человек, как Степан Бандера отстаивала бы национальные интересы, несмотря ни на какие внешние факторы. Потому что если посмотреть на историю Польши, то этот народ всегда защищал прежде всего свои национальные интересы. Кстати, здесь стоит упомянуть и их амбиции относительно Украины в ХХ веке.

Ярослав Сватко: Единственный случай, когда бы наше население смогло проголосовать за Степана Бандеру, как президента – это момент, когда нации приставят нож к горлу. И понимая, что завтра государство рухнет, а нас начнут резать, как баранов – тогда все согласятся на такого проводника, который будет вести нацию пусть и на смертный бой. Но как только все успокоится, им этот проводник снова не будет нужен. Это худшая сторона истории нашего народа, но она является таковой. Наш народ хочет Бандеру, но с другой стороны, он хочет, чтобы Бандера принес гречку. А это абсолютно несовместимые вещи. Потому что если Степан Бандера придет – он спросит: «А что ты сделал для Украины? А ты завтра пойдешь защищать Украину под Донецк? Нет? То для чего я тебе? Бери гречку!».

Анатолий Лопата: Если такая идеологическая и принципиальный человек, как Бандера стал бы президентом, то безусловно этот лидер смог бы справиться с нынешней политической системой, но для этого ему нужно было бы дать полномочия. И эти полномочия будут не демократического характера. Ибо при таких условиях – это должна быть президентская республика с абсолютной властью президента, которой его наделил народ. Почему? Потому что вся демократия, которая на сегодняшний день является в мире, в Украине она не является приемлемой, потому что демократические страны уже чего то добились, а у нас еще нет тех условий, чтобы жить так, как живут цивилизованные государства. Украина до сих пор живет в средневековье. Через что нам нужна сильная националистическая власть. Нам нужна более жесткая модель правления и четкие правила игры, за нарушение которых должно быть неотвратимое наказание, что собственно и было в ОУН.

«С Бандерой Украина территориально была бы от Карпатских гор до Тихого океана»

А каким было бы государство Украина, если бы ею руководили украинские националисты?

Ярослав Сватко: Если бы ОУН строили свое государство, то она была бы вполне нормальной и демократической. Есть очень много спекуляций по поводу того, что она была бы тоталитарная или еще какая-то, но это неправда. Мы имеем много документов о том, каким было государственное управление Ярослава Стецько 30 июня 1941 года. И там половина людей, которых они хотели приобщить к управлению Украинским государством, была вообще не из ОУН. Стоял вопрос о том, что государством нужно управлять, нужно выполнять определенные функции. И ОУН нашла таких людей, которым верила и считала, что они являются патриотическими в определенной степени. Так, они не пойдут на амбразуры, но они понимают ценность государства и готовы для этого поработать. Далее – во время завершающей стадии войны под немецкой оккупацией было создано Украинскую Главную Освободительную Раду, где не все были членами ОУН. Это имело значительное влияние на общество, ибо все понимали, что Бандера – фанатик, который готов погибнуть в бою за Украину, а этот Иван – немного трус, кашоїд, но он неплохой профессионал и может быть чем-то полезным своей стране. Нигде в программных документах ОУН, мы не видим принципов построения авторитарного государства. А эти мифы о тоталитаризме просто в свое время придумало КГБ.

Александр Солонько: Если бы такой человек, как Бандера был президентом Украины, то у нас бы не стоял вопрос двуязычия или проблема квот на радио, когда депутатов приходилось буквально за горло держать, чтобы они этот закон приняли, а сейчас Нацсовет ищет возможности, как можно избежать этих квот. За Бандеры украинская речь бы была 100% везде на государственном уровне. В Крыму не было бы такой украинофобии, националисты бы решили эти вопросы. Также, я думаю, у нас бы не голосовали те, которые ходили с портретом Сталина и звали войска Путина в Украину, потому что скорее всего было бы так, как сделали в Прибалтике. Очевидно, что сопротивление было бы со стороны россиян и пророссийской сообщества, но мы бы точно жили в другой Украине.

Дмитрий Корчинский: Трудно сказать, какой ментальностью, но я думаю, что территориально это была бы страна от Карпатских гор до Тихого океана

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*