Главная » Наука и техника » Готовимся к худшему: как выжить, когда не будет денег МВФ?

Готовимся к худшему: как выжить, когда не будет денег МВФ?

4478

«Украина может не получить деньги Фонда до конца этого года через промедление с проведением пенсионной и земельной реформ», — предупредила Глава НБУ Валерия Гонтарева. И если с Фондом еще можно торговаться, то решение нового президента США Дональда Трампа могут быть импульсивными и нелогичными. Одно из таких прекращения кредитования Украины в рамках «налаживания отношений с Путиным», о котором Трамп неоднократного говорил во время выборов. Мы анализируем, что нужно сделать, чтобы выжить без западных кредитов.

Кредит МВФ

Трамп может прикрыть лавочку

Вопрос о выделении очередного транша затягивается, поэтому, скорее всего, вопрос дальнейшего сотрудничества МВФ и Украины будет решаться уже при Дональде Трампе. Сможет ли он влиять на решения Фонда? – однозначно да, ведь США это крупнейший акционер МВФ.

Сейчас невозможно спрогнозировать, каким будет это влияние — пока неизвестны персоналии тех, кто будет занимать в Госдепе должности, которые будут определять судьбу Украины.

«Но мы можем сказать однозначно, что США получили президента-прагматика. Он будет ориентироваться на результат и конечную выгоду, данное правило будет применено и к Украине. Так при прямом вопросе Трампу – «будет ли США помогать финансово Украине?», тогда еще будущий президент заявил, что Америка не будет выбрасывать деньги на ветер и финансировать заведомо проигрышные проекты», — говорит Максим Пархоменко, аналитик Альпари.

Трамп вообще не предсказуем и имеет связи с российским бизнесом. Поэтому вполне может прикрыть финансирование Украине в обмен на очередную «перезагрузку» или на перспективу самому быстро и много заработать в России.

От займа к займу

Но очередное замораживание кредитных отношений между Украиной и МВФ может состояться совсем не за вероятное потепление отношений между США и РФ, как считают отдельные эксперты, а за то, что Фонду просто невыгодно кредитовать нашу страну.

Потому что МВФ – это не благотворительная организация, а коммерческая структура, которая стремится зарабатывать деньги. И предоставляя кредит, Фонд стремится видеть надежные источники погашения этого долга. На этом строятся и все требования МВФ, которые в конце концов сводятся к одному – больше зарабатывать и меньше тратить.

Рост экономики и структурные изменения в экономике, борьба с коррупцией, повышение тарифов и пенсионного возраста – все это производные ключевого желание Фонда – наличие у заемщика денег для обслуживания долга.

Еще одна причина давать нам в долг – обеспечение возможности погашать ранее привлеченные заимствования. Опять же лишь для того, чтобы обезопасить кредиторов от вероятных потерь.

В этом году мы должны выплатить МВФ относительно небольшую сумму (только проценты по кредиту) — $230 млн, в 2017-м — $220 млн. процентов и $880 млн. тела кредита. Собственно, выделение нам в сентябре $1 млрд транша можно считать страховкой возврата кредита в следующем году. В 2018-м мы должны отдать МВФ в общей сложности $2,2 млрд. То есть, во второй половине следующего года нам могут снова «капнуть» какие-то деньги от Фонда.

Полностью закрывать расчеты по кредиту, привлеченному в 2014 году Украина имеет в 2019. Тогда нам придется выплатить МВФ $1,7 млрд и одновременно начать погашение реструктуризированных в прошлом году обязательств. И снова мы сможем рассчитывать на небольшую помощь Фонда. Но это совсем не те деньги, которые позволят нам сделать экономический прорыв.

Следовательно, без структурных реформ Украина в лучшем случае будет и дальше жить в замкнутом круге получение новых кредитов на погашение старых, в худшем (без новых кредитов) – рано или поздно объявит дефолт. И действительно невозможно провести структурные реформы в экономике без значительных внешних финансовых вливаний?

Где взять 150 миллиардов на реформы

У бюджета есть значительный финансовый ресурс, который сейчас отвлекается на дотации Пенсионному фонду. В частности, в следующем году ПФ получит из казны 141,3 млрд грн. (почти 18% всех расходов бюджета). По факту эта сумма может быть больше, поскольку далеко не факт, что работодатели станут платить зарплаты персонала с учетом повышенной «минималки».

Следовательно, чтобы уменьшить нагрузку на бюджет, должны провести пенсионную реформу.

Она не ограничивается простым повышением пенсионного возраста. Речь идет о введении трехуровневой накопительной системы.

Откуда берутся деньги на пенсии сейчас?

Каждый работник, который оформлен официально платит Единый социальный взнос (отчисления делает работодатель, но из фона зарплаты), оттуда деньги идут на випалти нынешний пенсионерам.

Когда выйду на пенсию, то буду получать деньги, которые заплатить, как ЕСВ те кто тогда будет работать. Но этих денег постоянно не хватает и эта система не справедлива. Кто не работает и получает пенсию, кто-то платит большое ЕСВ, а будет получать мизерную пенсию. Это называют «первым уровнем» пенсионной системы.

Справедливая система когда каждый работник отчисляет часть своей зарплаты на личный счет в Пенсионном фонде, и с этого счета получает пенсию. Государству не нужно каждый год отдавать деньги из бюджета на пенсии с одной стороны, а с другой, кто как работал,тот так и имеет. Это так называемый «второй уровень».

Существует еще третий, когда я кроме обязательных отчислений на свой государственный пенсионный счет могу делать отчисления и на частный в Негосударственный пенсионный фонд (НПФ)

Кстати, полноценная работа НПФ будет иметь еще один положительный эффект – привлеченные деньги будут инвестировать в экономику. Не «посыплются» НПФ как сегодня «сыпятся» банки, оставляя тысячи обманутых вкладчиков – это уже другая история и вопрос к качеству управления и порядочности регулятора.

Но почему правительство не вводит второй и третий уровни, когда они справедливые и выгоднее?

Ответ очевиден: не будет чем платить пенсии нынешним пенсионерам, пока мы с вами накопичуватимемо свои пенсии.

Запуск полноценной работы трехуровневой пенсионной системы – вопрос среднесрочной перспективы. Где же взять деньги прямо сейчас чтобы платить пенсионерам? Здесь тоже все понятно: перекрыть отток денег в оффшоры.

Как заставить офшоры платить налоги

По информации руководителя Центрального офиса обслуживания крупных налогоплательщиков ДФС Евгения Бамбізова, из общего объема импорта за 9 месяцев (около 360 миллиардов гривен) 46% контрактов имеют косвенную форму, то есть продукцию украинских предпринимателей покупает не клиент, а оффшор с украинскими собственниками.

Потом этот офшор перепродает товар реальным покупателям по реальной цене. По такой же схеме проходит около 70-75% экспорта ( а это 280 — 300 млрд гривен). Это и есть объемы оффшорной оптимизации.

Чтобы предотвратить это, совсем не нужно придумывать велосипед, вроде антиоффшорных законопроектов от Тимошенко и Ко. Достаточно подключиться к общемировым процессам борьбе с офшорами.

Во-первых, мы имеем законодательно расширить требования к отечественным ФПГ относительно раскрытия информации о связанных лицах и транзакции с ними, а также о роли и функции той или иной структуры. Для этого нужно выполнить рекомендации BEPS (Base erosion and profit shifting – пакет мер против размывания транснациональными компаниями налогооблагаемой базы принятой в Организации экономического сотрудничества и развития, объединяющей развитые страны).

Эти рекомендации предусматривают внедрение системы покраїнного отчета. Такая отчетность содержит подробную информацию о полученную прибыль и уплаченные налоги в каждой стране, в которой корпорация ведет свою деятельность. В результате наши контролирующие органы смогут отследить, где находятся центры прибыли, то есть компании, которые реально выполняют свои задачи, а где — минимизационные «пустышки».

Во-вторых, пересмотреть условия соглашений об избежании двойного налогообложения: они не должны распространяться на случаи, когда никакой экономической цели, кроме построения минимизационной схемы, в сотрудничестве с низконалоговой юрисдикцией не было.

В-третьих, внедрить правило о контролируемых иностранных компаниях. Если группа, контролируемая из Украины, имеет в своем составе структуры в низконалоговых юрисдикциях, должен платить в Украине налог с прибыли или ее части, выведенной в низконалоговые юрисдикции.

Что мы имеем взамен? – дальнейшее смягчение правил ведения бизнеса с оффшорами. В предложенных правительством изменениях в Налоговый кодекс порог контролируемых операций по торговле с офшорами повышается с 50 млн грн до 150 млн грн на год. Тогда как, к примеру, в соседней Польше компании должны отчитываться о все контракты с офшорными компаниями стоимостью от 20 тыс. евро.

Как устроить инвестиционный бум

Кредитование МВФ должно стать сигналом для других инвесторов вкладывать в Украину. Именно это, собственно, и является главной задачей кредитного сотрудничества Фонда с любыми реципиентами. Однако размораживание кредитного сотрудничества с МВФ оставило инвесторов равнодушными к Украине.

Почему так получалось и может быть наоборот – инвестиционный бум без кредитной поддержки Фонда? — Так, если государство обеспечит защиту для инвестиций – иностранных и внутренних.

Это означает, во-первых, гарантирование свободного обращения капиталов, возможность не только беспрепятственного ввода, но и вывода инвестиционных средств в любое время. Конечно, это должно происходить параллельно с установлением эффективного контроля попыток минимизировать налоги за торговлю с оффшорами.

Во-вторых, оздоровление банковской системы, что будет гарантировать инвесторам неприкосновенность и сохранность их собственности. И здесь также не нужны эксклюзивные национальные рецепты: секрет успеха – действенный контроль и своевременное реагирование на проблему в каждом отдельном банке (а не выборочное закрытие банков, намеренное ухудшение их состояния банковскими кураторами и др.), обеспечения выполнения банковских нормативов. В том числе крупнейшими финучреждениями, на состояние которых в первую очередь ориентируется крупный иностранный капитал.

Банки должны вновь вернуться к выполнению своей основной функции – кредитования экономики. Чтобы обеспечить финучреждения необходимым ресурсом, необходимо восстановить доверие к банковскому сектору со стороны населения.

Это означает снятие любых ограничений на пользование средствами с депозитов, внедрение европейской системы гарантирования вкладов (в том числе по валютным депозитам). Речь идет о гарантированный возврат вклада в размере до 100 тыс. евро на одного вкладчика в одном банке в течение 1-2 месяцев с момента установления факта неплатежеспособности банковского учреждения.

Государству нужно восстанавливать доверие и к нацвалюте. Ее стабильность может обеспечить не только положительный торговый баланс, но и те самые инвестиции плюс интерес корпоративного сектора в возврате валютной выручки в Украину.

Для этого крайне необходимо либерализовать валютный рынок: отменить требования относительно принудительной продажи экспортерами валютной выручки и административное влияние на формирование заявок на покупку валюты на межбанке. И, конечно же, исключить возможность вывода капиталов коррупционерами.

Являются ли эти шаги тайной для представителей власти? – точно нет, поскольку многие из ее представителей имеет европейское образование и хорошо знакомы с мировой финансовой практикой.

Но знать, как это одно, а соскочить с наркотической зависимости – другое. Как говорят, пока шина под Радой не загорится… Или пока перед нами встанет простой выбор, или исчезнуть, или тратить меньше денег и собирать налогов больше, — все будет продолжаться как есть. Поэтому когда вдруг Вашингтон решит не замечать Киев и не давать нам денег может это и к лучшему, ибо все, что не убивает, делает нас сильнее.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*