Главная » Необъяснимо » Эксперт: Антиукраинская политика самоубийственна для Польши

Эксперт: Антиукраинская политика самоубийственна для Польши

6378

Ухудшение украинско-польских отношений – действительно ли оно происходит, кто является основным промоутером этих явлений, как могут повлиять на ситуацию, скажем, фильм «Волынь» и продолжение расследования «Смоленской трагедии»? В конце концов, как выстраивать украинско-польский диалог в перспективе – рассказал политолог, культуролог Тарас Возняк (Львов).
Польша

59-летний Возняк – основатель и главный редактор независимого культурологического журнала «Ї», генеральный директор Львовской национальной галереи искусств имени Бориса Возницкого, исполнительный директор Украинского центра международного ПЕН-клуба, член Международного совета по охране памятников и исторических мест (ИКОМОС). Отмечен частности Золотым крестом заслуги Республики Польша (2014), Отличием польско-украинской фундации имени Игнация Яна Падеревского (2014).

“Нельзя во время войны так безответственно относиться к партнеру”

Какие факторы привели к ухудшению украинско-польских отношений больше всего?

– Я думаю, что худший влияние оказали акции, которые являются знаковыми для украинско-польских отношений. Имею в виду раскручивание темы Волынской трагедии (обоюдные этнические чистки украинского и польского населения, осуществленные Украинской повстанческой армией и польской Армией крайовой в 1943 году – Авт.) на уровне наших обоих парламентов. Плюс, этот художественный фильм, «Волынь» (польский фильм 2016 года режиссуры Войцеха Смажовского о Волынской трагедии).

Хуже всего это влияет на молодую и некритичную публику, которая в принципе не имеет житейского опыта, какой-то реальной привязки к реальной истории. Преимущественно, это люди, которым максимум до 30 лет. То есть они все эти события знают уже даже не из уст своих родителей, а дай Бог, чтобы что-то слышали от дедов-бабушек.

Это сильно мифологизирует эти все события. В результате, людям можно «продать» любую некритическую информацию. Тем более, что события 70-летней давности для них уже древней историей.

Но это не могло возникнуть спонтанно.

Как на меня, то главной причиной раскрутки этой темы является уровень противостояния, который сложился сегодня между двумя основными политическими группировками в Польше. Между “Гражданской платформой” (правоцентристская, либеральная партия – Авт.) и партией “Право и справедливость” (консервативная, клерикальная партия). Уровень их взаимного неприятия уже настолько стал высоким, что, очевидно, надо было бы как-то сбить эту «волну».

Возможно, что нагнетание вокруг «волынской теме» имеет еще и эту причину. Кроме той, о которой все знают – вроде бы партия «Право и справедливость» должна выполнять какие-то свои предвыборные обязательства перед теми средами поляков, которые после II Мировой войны были переселены с территории современной Украины.

Можно говорить, что какой-то части польских элит выгодно нынешнее польско-украинское напряжение?

– Для Польши, по большому счету, это стратегически крайне глупая политика. Это совершенно не означает, что кровавых событий, в тех или иных формах, в нашей истории не было. Были события на Волыни, Лемковщине, Надсянье, в Галичине. Территории, которые охватывало это украинско-польское или польско-украинское противостояние, гораздо больше, чем собственно Волынь. И во времени они сводятся не только к 43-го года, но начинаются значительно раньше. Наверное, с 30-х годов ХХ столетия, с времен пацификации. И заканчивая где-то в 50-х годах, когда произошло насильственное розсепарування этих двух народов и группировки, которые принимали активное участие в борьбе, прекратили свою активность.

Учитывая геополитические интересы, эта политика является самоубийственной. Юзеф Лободовський, известный польский эссеист и мыслитель, ссылаясь на Тараса Григорьевича Шевченко, напомнил одну строку: «Польща впала — та нас задавила». Эту фразу из Шевченко «И мертвым, и живым…» можно развернуть в другую сторону — упадет Украина, да и Польшу завалит.

Нельзя в времени войны так безответственно относиться к своему партнеру. Потому что это запамя’тається. Потому что эти все нынешние напряжение раскручиваются, как на меня, в первую очередь, учитывая внутреннюю польскую борьбу между двумя политическими группировками.

“Российский фактор не является основным”

Российский фактор тоже присутствует?

– Несомненно. Но не было бы нашей глупости, то тот фактор не мог бы сработать. В свое время Россия пробовала и из Украины сделать союзника. Даже не Россия, а режим Путина пробовал искать своих сторонников в Украине. Так же он пробовал формировать сторонников и в Польше. Но не удалось, потому что политические традиции наших стран этому не отвечают.

Ну, тогда россияне решили помочь нашим недальновидным политикам с обеих сторон столкнуться лбами. Что успешно и делают.

Но российский фактор не является основным. Основной является наша недальновидность.

В данном случае, поскольку речь идет больше о польскую сторону, чем об украинском, мне кажется, большую недальновидность – на чудо! – демонстрирует Польша.

Потому что украинская Верховная Рада, несмотря на всю иронию, которую мы имеем в наших власть предержащих, все же в этом вопросе ведет себя достаточно взвешенно. Мне кажется, это успешная тактика, которая может быть применена в данной ситуации. Когда кто-то бьется в истерике, надо спокойно, холодно и взвешенно обдумать. А не входить в резонанс с ними.

Мосты взаимопонимания между нашими двумя народами с польской стороны строили такие известные люди, как Папа Иоанн Павел II, Ежи Гедройц, Адам Михник, Яцек Куронь. А кто теперь все это разрушает?

– Я бы не хотел называть фамилий, тем более, наряду с названными достойными людьми. Если мы рядом с ними поставим промоутеров кампании однобокого понимания «исторической справедливости», то, на самом деле, дадим им пас.

“Режиссер Смажовський пошел на поводу у конъюнктуры. Такой подход был у Ленни Рифеншталь”

Ладно. Фильм «Волынь» – это что? Просто факт польской культуры, антиукраинская агитка или «упущенный шанс по-настоящему найти общий язык с украинцами, как говорит кое-кто из польских интеллектуалов?

– Ничего не потеряно. Сколько было фильмов в Украине еще в советские и уже в післярадянські времена, где поляков показывали тоже в достаточно печальном виде. Но это не изменило отношений между людьми. Как говорил Экклезиаст, пройдет и это. Все это перейдет.

Войцех Смажовський, режиссер «Волыни» – он ловит птицу удачи. Он, к сожалению, пошел на поводу у конъюнктуры. Будучи одаренным человеком, не нашел другого применения своему таланту, кроме как ссорить два народа. Что, на самом деле, является просто аморально. Для большого художника это не путь.

Подобный подход был у Ленни Рифеншталь, известного кинорежиссера, оператора, которая обслуживала Гитлера. Гениальная совершенно дама, но абсолютно аморальна тоже. Такое сравнение, как на меня, достаточно близко.

Так же, как тот же Эйзенштейн, советский режиссер, который обслуживал товаріща Сталина. Так, одаренный, но сказать, что он человек достойный и порядочный – трудно.

“Правда о Смоленской трагедии может стать катастрофой”

Поляки, насколько известно, хотят возобновить расследование «Смоленской трагедии» (авиакатастрофа польского президентского самолета в Смоленске 10 апреля 2010 года). Это может существенно изменить что-то во внешней политике Польши?

– Открытие правды о “Смоленскую трагедию” может привести к тому, что этой правды настрашаться сами поляки. И, мне кажется, что предыдущее польское правительство таки испугался. И не смог проговорить вслух того, что на самом деле произошло.

Если это произошло так, как это подозревает нынешнее правительство, то какая может быть реакция в Польше? Объявить войну Российской Федерации? За то, что Россия, возможно, убила большую часть их правящего политического класса? Ну, какая реакция может быть?

Эта правда может оказаться настолько страшной, что последствия ее могут быть катастрофическими. А к России поляки, несомненно, меняют отношение.

“Иногда надо относиться снисходительно к слабости польских братьев”

Как выстраивать украино-польский диалог в будущем? И будет ли Польша и в дальнейшем «адвокатом Украины в Европе»?

– Ну, слово «адвокат» – довольно такое… Очень сильно сказано. Я думаю, что Польша должна осознать свой национальный интерес. А ее национальный интерес автоматически продиктует ей хорошие отношения с Украиной. В данном случае, даже исходя не из любви к Украине.

Прагматичный, спокойный подход к ситуации заставляет поляков поддерживать нас. Так же и мы имеем абсолютно четкое, спокойное понимание того, что взвешенная, спокойная и демократическая Польша является нашим стопроцентным партнером, абсолютно необходимым для того, чтобы существовала независимая Украина. И надо, наверное, помочь им. Или иногда снисходительно так, спокойно отнестись к слабости братьев наших.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*