Главная » Космос » Бремя сброшено, или как Дональд Трамп изменил политическую журналистику США

Бремя сброшено, или как Дональд Трамп изменил политическую журналистику США

6538

Традиционная модель журналистики — «он сказал, она сказала» — в которой журналистские сюжеты просто ставили обе стороны рядом друг с другом, выброшена в окно. Вместо этого появилась более агрессивная журналистика — где приоритет имеет точность, а не сбалансированность.
Дональд Трамп

Реагируя на нетривиальный стиль поведения Дональда Трампа, его противоречивые утверждения и своеобразные отношения с правдой, много журналистов и новостных организаций стали смелее в освещении хода избирательной кампании — привязывая свои материалы к контексту, проверяя факты, а в некоторых случаях — и давая им редакционную оценку.

Для многих журналистов, политологов и медиаэкспертов это была желанная перемена: она сняла с американской прессы бремя фальшивой равнозначности и превратила ее в ответственного проводника информации. Для критиков, особенно представителей правой части политического спектра, все эти стремления обнажили внутреннюю предвзятость левых, либеральных СМИ.

Какой бы ни была интерпретация, изменения в журналистике являются реальными. Их можно увидеть на заголовках первых страниц, которые называют ложь ложью, инфографиках информационных агентств, которые в режиме реального времени делают проверку фактов, и в комментариях репортеров на телевидении и в социальных СМИ, которые более, чем когда-либо лишены ограничений в собственном оценивании состояния избирательных гонок.

«Эти выборы дали людям возможность оценить ключевую ценность журналистики — выявить правду», — заявил Стивен Гинзберг, старший политический редактор Washington Post в комментарии CNNMoney. — Иногда это значит называть что-то ложью. Иногда это значит говорить — «это неправда».

«С журналистов сняли бремя общего нейтралитета, с которым мы жили до появления Трампа на выборах», — утверждает Вивьен Шиллер, бывший президент и генеральный директор National Public Radio.

Брендан Наєн, политолог и профессор университета Дартмуса, говорит, что «выборы имеют наибольшие последствия для политической журналистики за все время моей жизни».

«Эти выборы забивают осиновый кол в сердце журналистской модели «он сказал, она сказала», — заявил он.

Ключевой вопрос заключается в том, эти изменения просто аномалия, свойственная только кампании 2016 года, предвестник новой нормы. Если Трамп проиграет выборы и американская политика вернется к относительному статус кво, будет непонятно, продолжат журналисты применять столь агрессивный подход.

«Трудно определить, будет ли когда другой кандидат вроде Трампа, который подвергнет нас подобным испытанием», — говорит Маргарет Салливан, колумнист Washington Post.

Джей Розен, медиакритик и профессор журналистики в университете Нью-Йорка, который долгое время выступал против фальшивой равнозначности, считает, что политические репортеры вернутся к старой модели, как только возобновятся привычные политические практики.

Если Хиллари Клинтон займет Белый Дом, а республиканцы будут контролировать конгресс, «это создаст почву для возвращения сюжетной линии «войны политических фракций», присущей прошлым годам, где журналисты стоят посередине между оппозиционными партиями, и доказывают свою независимость тем, что не склоняются ни к одной из сторон, — говорит Розен. — Иначе говоря, будет восстановлена симметрия, и предыдущий статус кво быстро вернется».

Трамп создал для журналистов уникальный вызов. Своей частой ложью и беспочвенными инсинуациями он пошел против того, что журналисты называют самым ценным для себя: правды. Предлагая временный запрет иммиграции мусульман, пропагандируя теорию заговора относительно происхождения президента Барака Обамы и отказываясь признать результаты выборов в случае проигрыша, он бросил вызов фундаментальным ценностям Америки. Нападая на СМИ, он создал угрозу свободе и безопасности прессы как таковой.

Для многих журналистов это не были вопросы принадлежности противоположных политических взглядов. Они почувствовали, что эти вопросы противоречат американской демократии, а следовательно, заслуживают агрессивную ответ, даже если в этом есть признаки предвзятости.

Но многие журналисты заявляют, что этот новый подход, вероятно, сохранится и после 2016 года, даже если Трамп проиграет.

«Нам следует запомнить, что журналистика в стиле «он сказал, она сказала» никогда не была лучшей журналистикой», считает Роберт Коста, политический репортер из Washington Post. — Лучшая журналистика всегда была агрессивной и поляризованной».

«Целью должно быть стремление к справедливости, и эта цель противоречит стремлению к объективности, — заявил Марк Амбиндер, политический журналист, который пишет для USA Today и The Week.

Консерваторы видят ситуацию несколько иначе. Среди многих представителей правого спектра царит ощущение, что ведущие СМИ просто откровеннее проявляют свою либеральную предвзятость.

Дело Ловри, консервативный колумнист и редактор National Review, заявил, что национальная пресса «всегда тяготела к стороне демократов». Если пресса более агрессивная на этом политическом этапе, то это лишь потому, что пресса «страстно его (Трампа) ненавидит и убедила себя, что теперь нет необходимости сохранять объективность».

Результатом этого, считает Ловри, может стать то, что в будущем СМИ будут меньше переживать насчет этих своих предубеждений.

«Это может быть шаг к журналистике в британском стиле, которая намного поляризованіша, и которая явно заявляет о своих наклонностях», — заявил Ловри. Но добавил, что много изданий неохотно избавляться от «имиджа объективности».

Гинсберг не соглашается с такой оценкой : «Что следует принять во внимание при рассмотрении феномена Трампа, это то, что абсолютное большинство сюжетов в СМИ о Трампе подает то, что он сказал или сделал, и что он сам не оспаривает. Это не тот случай, когда СМИ ищут способы дискредитировать Трампа. СМИ просто освещают то, что он говорит и делает.»

Если Трамп победит на выборах 8 ноября, СМИ почти наверняка сохранят свой агрессивный подход к освещению его администрации. Но то же самое будет справедливо и в отношении администрации Клинтон, считает много журналистов. Изменения, произошедшие во время нынешнего политически цикла, были порождены Трампом, но они касаются любого политика.

«Это будут плохие новости так же и для Хиллари Клинтон», — говорит Шиллер, экс-руководитель NPR. — Появилась новая жесткость, «бойцовая» форма журналистики, которую восприняли репортерские круга. Трамп был ее катализатором, но Хиллари тоже почувствует ее на себе, если станет президентом».

«Клинтон получит от СМИ очень жесткое освещение, потому что многие медиа попытаются доказать свою добросовестность и показать, что они не являются предвзятыми», — заявляет Наєн.

Сейчас существует немного признаков того, что пресса имеет намерения изменить курс и вернуться к старой модели «он сказал, она сказала». В новостях, телевизионных сюжетах и, особенно, в сообщениях в Твиттере журналисты не сдерживаются относительно оценок кандидатов и их избирательных кампаний, когда те лгут или вводят людей в заблуждение.

Иначе говоря, проверка фактов и анализ — когда побочные элементы к «публикации» — начали играть большие роли в самих сюжетах новостей.

«В 2008 году был сюжет, и отдельная проверка фактов. Сейчас проверка фактов становится частью самого сообщения», — говорит Дэвид Фарентолд, репортер Washington Post. Это хорошо для журналистики. Проверка фактов уже не является отдельным процессом».

«Мы вновь осознали, и четче, чем когда-либо, что факт-чекинг не должен быть скучным компонентом где-то посередине шоу, который зрители могут и пропустить. Это неотъемлемая часть кампании», — заявил Ларри Сабато, политолог и профессор в университете Вирджинии.

Это положительное явление для журналистики и для американцев, — утверждает Гинзберг.

«Эти выборы должны стать сигналом к пробуждению», — заявил он CNNMoney. — Это именно то, чего люди хотят от СМИ».

1 комментарий

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*