Главная » Необъяснимо » Полицейская миссия ОБСЕ: гражданская война, распад Украины или «сказки для дураков»?

Полицейская миссия ОБСЕ: гражданская война, распад Украины или «сказки для дураков»?

7409

Очередным этапом выполнения Минских соглашений, по словам Петра Порошенко, должно быть то, что полицейская миссия ОБСЕ возьмет под контроль часть украинско-российской границы, которую не контролирует Киев. Значит Украина, не имея доступа к своей же границе, проведет выборы на оккупированной части Донецкой и Луганской областей.
Миссия ОБСЕ в Украине

«На первом этапе, этапе до выборов, мы должны получить контроль над границей со стороны вооруженной миссии ОБСЕ. Это записано в Минске, я на этом всегда настаивал. Контроль со стороны вооруженной миссии ОБСЕ должна прекратить инфильтрацию российских войск, российского вооружения, российской амуниции. Вооруженная миссия ОБСЕ на постоянной основе должна стать на границу и перекрыть поставки», – сказал Порошенко в интервью украинским каналам. «На второй день после выборов мы должны обеспечить взятие под контроль украинскими военными границы. Это есть уже сейчас в Минске, и это должно быть в «дорожной карте» с четкой датой и с четкой ответственностью», – добавил президент.

Данную инициативу поддерживают и в Кремле, и отмечают, что для ее реализации будет нужно принять и закон об особом статусе управления Донбассом.

«Я же уже сто раз сказал: мы же не можем за сегодняшнюю киевскую власть внести изменения в Конституцию, что является ключевым фактором», — заявил Путин.

Зато международный эксперт, директор Института внешней политики Дипломатической академии при Министерстве иностранных дел Украины Григорий Перепелица считает, что предоставление особого статуса Донбасса сделает Украину фактически недееспособной страной, что собственно и является целью Путина.

«Минский процесс рассматривается Путиным как юридическое закрепление военных побед на Донбассе, потому что в конечном счете результат этого процесса определяет не Порошенко, а военные победы на фронте. А получается так, что наши солдаты ждут, пока их добьют минометным огнем. Мы занимаем пассивную позицию и постоянно несем потери. Вспомним Минск-1, в результате чего российские войска расширили оккупированную территорию. Зато в каких документах Россия не проходит, как агрессор, она является наблюдателем», — заявил в эфире одного из телеканалов Григорий Перепелица. «Роль ОБСЕ в конфликтах – это недопущение конфликтов. В ОБСЕ нет вооруженных сил, этого нет в их функциях. Единственное, кто уполномочен оказывать военную миссию ООН», — добавил эксперт.

Итак, что же такое вооруженная миссия ОБСЕ, чем она будет заниматься на оккупированном Донбассе и что будет с пророссийскими боевиками в фейковых «ЛНВ/ДНР», как будет происходить разведение войск? Об этом «First Truth&Transparency Committee» спросил у политического эксперта, директора Центра политического анализа «Стратагема» Юрия Романенко, дипломата, международного эксперта Александра Хару и политического аналитика Александра Кочеткова.

Почему именно полицейская миссия ОБСЕ будет работать на территории оккупированного Донбасса? Как будет происходить контроль над украинско-российской границей?

Александр Хара: О полицейской миссии, то Порошенко сначала говорил о миссии ООН, потом о вооруженной миссии ЕС. О сотрудничестве с ООН с украинской стороны дальше слов президента Порошенко не дошло: я не видел никаких документов, что мы хотим на своей территории видеть миротворцев ООН, ЕС не может послать никаких полицейских, потому что у них нет такого формата, потому Европейских вооруженных сил не существует. Зато, сейчас мы уже говорим о полицейскую миссию ОБСЕ. В любом случае кто-то на это согласился. Но сначала стоит обратить внимание на основания полицейской миссии, какое количество необходимо, чем они должны быть вооружены, связь, гарантии безопасности, их функции. Это все должно быть понятным.

Юрий Романенко: Никто не знает, как будет реализовываться полицейская миссия ОБСЕ в Украине, ведь в таком формате, как она будет представлена на оккупированной части Донбасса, она будет реализовываться впервые. И это прецедент, Потому что у нее будут полномочия по контролю над границей и над боевиками «ЛНВ/ДНР».

Александр Кочетков: Во-первых, есть такая международная устоявшаяся практика: если конфликт почти исчерпан и нужно окончательно примирить те силы, которые противостоят друг другу, то в таких случаях применяется полицейская миссия. Она формируется из полицейских разных стран, входящих в ОБСЕ. Кстати, Украина неоднократно направляла представителей Национальной гвардии в составе ОБСЕ в различные зоны конфликта. И эта вооруженная полицейская миссия чисто стрелковым оружием, то есть это могут быть пистолеты, максимум – автоматы. Ее члены могут противостоять каким-то стихийным беспорядкам, но никоим образом не вооруженной армии. Там, где есть открытый вооруженный конфликт, полицейская миссия ОБСЕ не заходит. Она может зайти только туда, где есть какие-то открытые акции гражданского неповиновения.

То же будет от нее какая-то польза?

Александр Хара: Уже сейчас понятно, что ни полицейская миссия ОБСЕ, ни выборы на Донбассе не приведут к прекращению вооруженной агрессии России, потому что вопрос не в том, что нужно срочно провести выборы и внести какие-то изменения в Конституцию, а вопрос в том, чтобы лишить Украину субъектности , что не является приемлемым ни для украинского народа, ни для гражданского общества.

Александр Кочетков: Вооруженный конфликт на Донбассе, могут решить только миротворческие миссии ООН совместно с войсками НАТО. А потому мы сейчас имеем ситуацию, когда нам говорят про какую-то миссию и Россия соглашается на это. Но она ничего не решит, потому что и сейчас в оккупированной части Украины есть миссия ОБСЕ, которую террористы не везде пускают, а это значит, что она ничего не может решить. Во-вторых, Россия соглашается ввести туда полицейскую миссию, если Украина будет выполнять политическую часть Минских договоренностей. То есть, мы должны провести выборы, дать амнистию боевикам, а тогда Россия может обсудит полицейскую миссию ОБСЕ, которая абсолютно ничего не решает. Тем более, уже сейчас есть зави от лидеров боевиков Плотницкого и Захарченко, что они будут воспринимать даже вооруженную стрелковую миссию, как врагов и будут их расстреливать. И там уже даже идут учения, боевики тренируются «встречать» полицейскую миссию ОБСЕ. Никакой пользы с этой полицейской миссии не будет, до тех пор пока мы не назовем агрессора агрессором и будем требовать от него прекратить агрессию.

Вместе с тем, в составе ОБСЕ есть много россиян: будут ли они, по вашему мнению, участвовать в разведении войск на Донбассе?

Александр Хара: ОБСЕ – это организация, в которой Россия играет важную роль, а решения принимаются консенсусом. Таким образом, без согласия России не обойдется. А мы понимаем, что Россия является агрессором, но украинская власть это говорит сугубо для внутреннего потребления, а в международном плане Россию воспринимают, как миротворца и посредника. И в полицейской миссии ОБСЕ РФ будет принимать активное участие и блокировать те решения, которые им будут не выгодны, а вместо этого продвигать свои. Чтобы это доказать, нужно просто посмотреть на список тех людей, которые сейчас есть в наблюдательной миссии на Донбассе: больше всего представителей там – это именно россияне. То есть введение этой миссии не даст для Украины никаких положительных результатов , потому что даже сейчас, когда речь не идет о выборах, почему-то эта наблюдательная миссия работает крайне неэффективно. Фактически они делают свою работу наполовину, ее мониторинг – это необъективные данные, потому что есть провокации, которые осуществляют пророссийские наемники, которые обстреливают своих, а ОБСЕ говорит, что это сделали ВСУ. Поэтому надеяться, что кто-то придет и остановит эту войну – это просто откровенно обманывать все украинское общество, чтобы его дезориентировать .

То ли в действительности так называемые победы президента Порошенко во время собрания в норманнскому формате » в Берлине есть победами?

Александр Хара: Анализировать это крайне трудно, потому что у нас есть довольно противоположные данные участников переговоров в норманнскому формате. По крайней мере, есть три версии, ведь позиции французской стороны никто не слышал. Наш президент сказал, что в Берлине договорились о полицейскую миссию ОБСЕ, которая будет фактически мониторить разведения войск на всей территории , включая украино-российской границей. Путин в тот же вечер говорил о том, что эта миссия будет легко вооружена и они только мониторить разведения войск только в трех зонах, а госпожа Меркель вообще сказала, что можно говорить о полицейскую миссию тогда, когда будет процесс выборов как таковой. Итак, сначала выборы, а потом миссия. Таким образом, европейцы хотят обеспечить безопасность на избирательных участках. Эти заявления идут через ложные представления европейцев о том, что в Украине якобы идет гражданская война и если провести выборы, получить на этих территориях легитимную власть, то потом можно будет с ними вести переговоры о политическом урегулировании. Мол, таким образом это решит проблему, но на самом деле это невозможно, потому что есть вооруженная агрессия РФ. Таким образом, у нас есть разные трактовки этого Минского процесса.

Юрий Романенко: Это все, на мой взгляд, обман доверчивых украинцев, поскольку в этом плане Порошенко очень много «если», и все будет зависеть от доброй воли Путина. Нам говорят, если война прекратится, если пройдут выборы, если эти выборы будут демократическими, если украинские партии будут там присутствовать… И вот как следствие, если все это будет соблюдено и еще если какая-то там полицейская миссия ОБСЕ возьмет контроль над границей с Россией, если она проконтролирует отвод техники в указанные Минскими договоренностями зоны и если все будет под контролем, и когда эти все «если» сбудутся, то на следующий день, по словам Петра Алексеевича, туда зайдут украинские силовики. Но при этом будут изменения в украинской Конституции, и в тот момент, когда на Донбасс зайдут украинские силовики, то там уже будет своя легитимная власть, ведь пройдут выборы. И эта власть будет иметь свои полномочия, у них будет своя прокуратура, свои суды, право на особые отношения с Россией. Вследствие этого возникает вопрос: а что получит в таком случае Украина?

И что получит Украина?

Юрий Романенко: в Результате мы получим «парад суверенитетов» других украинских регионов, потому что другие регионы тоже могут подчеркнуть: если оккупированный Донбасс имеет свои особенные полномочия, то почему мы этого не можем иметь? Тем более, мы имеем уже пример Закарпатья, где председатель ОГА, который между прочим от БПП, открытым текстом говорит, чтобы им передали 50% от доходов таможни. Далее все эти «янтарные республики» в условиях фискального кризиса начнут требовать себе дополнительных функций на местах для того, чтобы иметь контроль над контрабандными потоками. То, что украинцам предлагает Петр Алексеевич, это извините, «сказки для лохов». Поскольку мы, меняя государственный строй, формально получим неконтролируемую территорию. Вопрос – зачем нам это, осознавая эти риски?

Александр Хара: Когда «Минск» будет действительно реализован, то начнется уже настоящая гражданская война. Почему? Потому что Минские договоренности не решают ключевых вопросов, потому что они до сих пор не остановили войну, а перемирие у нас не было еще ни одной эпохи. Во-вторых, наши территории – это не только Донбасс, но и Крым, а эти договоренности возвращении Украине полуострова не предусматривают . Хотя война началась именно из Крыма и должна завершиться лишь тогда, когда мы получим обратно часть оккупированного Донбасса и Крым. В-третьих, эти соглашения не выполняют ключевого момента – обеспечение безопасности в будущем. Минские договоренности – это Будапештский меморандум-2: когда мы сдадим часть своего суверенитета, но не будет никаких гарантий. И я убежден, что украинская нация не смирится с таким положением дел, а потому можно ожидать новой войны, даже если на протяжении полугодия будет условный мир после этих выборов. Но это будет мина: и неизвестно, кто будет лучше подготовлен к этой войне — Украина или РФ.

Выполнение Минских договоренностей спровоцирует гражданскую войну в Украине, потому что сейчас ее нет, есть внешняя агрессия РФ, а пророссийские боевики – это как подразделения СС в гитлеровской Германии, они не защищают национальные интересы, они просто воюют за Россию и ее влияние на Донбассе. Также, как следствие мы получим множество судебных исков от граждан Украины, которые пострадали в результате этого якобы внутреннего конфликта. Потому, кто виноват – украинские органы государственной власти, которые не обеспечили безопасность и законность на своей территории . Не стоит забывать и про сбитый малайзийский самолет: выполним Минские договоренности и до Украины будут выигрышные иски от родственников погибших, поскольку именно Украина будет виновной. Мол, зная, что есть внутренний конфликт на своей территории, она не запретила полеты в зоне гражданской войны.

А Порошенко разве этого не понимает?

Александр Кочетков: Порошенко бывший дипломат и он не говорит всей правды относительно тех проблем, которые эти Минские соглашения не решают . Он согласился на крайне невыгодный для Украины Минск-2, что привело к потере украинских территорий, а сейчас Порошенко пытается выдавать нам определенные события за продвижение в достижении мира и решения вооруженного конфликта в Донецкой и Луганской областях. Полицейская миссия ОБСЕ – это попытка выдать желаемое за действительное. Зато, если войска разведут, то никакой возможности противодействовать продвижению российских войск на территорию Украины у наших ВСУ не будет

Александр Хара: Относительно его поведения, то у меня есть несколько объяснений, Недавно был опубликован фрагмент из мемуаров президента Фрации Олланда, который сказал, что когда впервые была встреча в » Норманнскому формате, то Путин там выглядел достаточно агрессивно, вел себя уверенно, а президент Порошенко выглядел, как человек, который находится под давлением. В любой войне можно проиграть, если твоя воля подавлена. Вспомним и заседания СНБО, которое проходило в феврале 2014 года. Тогда наши политики вели себя столь трусливо, что можно сказать: они просто не достойны этой страны. Есть еще вопрос политических и экономических выгод , которые правящий класс в России. Конечно, что терять собственно имущество не хочется, особенно, если его у тебя много. Третье – есть опасения, что если будет военное положение, то не будет профессиональных военных. И последний пункт – говорят, что нам Запад это навязывает. Но это все ерунда, потому что президента и Верховную Раду избирали украинцы и только перед ними власть несет ответственность.

Какова же альтернатива «Минским соглашениям» ?

Юрий Романенко: Поскольку силовой вариант нам сейчас не подойдет из-за недостатка ресурсов, то можно провести референдум, на котором признать статус оккупированных регионов. Тогда у нас будет аргумент, что это народное волеизъявление и западным партнерам будет трудно игнорировать народное волеизъявление, как трудно игнорировать «Брексит» и референдум в Нидерландах. А потому наступает момент истины, когда мы должны перестать лгать самим себе. Мы не можем в этом формате, как нам предлагают, взять контроль над оккупированными территориями, поскольку это будет ярмо для Украины, которое может ее просто развалить.

Александр Хара: Президент и правительство до сих пор не могут юридически определить агрессию России на территории Украины, так как это потребует разрыв дипломатических отношений с РФ, введения военного положения на оккупированных территориях, принятия закона о временно оккупированных территориях и множество других действий, которые нужно делать.

1 комментарий

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*