Главная » Новости » Покинет ли Украину «грузинский десант» ?

Покинет ли Украину «грузинский десант» ?

9323

В ближайшее воскресенье, 8 октября, в Грузии пройдут парламентские выборы, в связи с чем появилась информация, что по крайней мере часть «грузинского десанта», который работает в Украине, может вернуться на Родину для формирования там нового правительства.
Саакашвили

Иностранные специалисты пришли в украинское правительство в конце 2014 года. В их числе было немало грузин, в частности, членов и сторонников партии экс-президента Михаила Саакашвили «Единое национальное движение» (ЕНД).

Сам Саакашвили работал советником президента Порошенко по вопросам реформ, впоследствии он возглавил Одесскую областную госадминистрацию. С его подачи также произошли кадровые изменения на Одесской таможне, в правоохранительных органах области.

Бывший министр здравоохранения Грузии Александр Квиташвили, бывший заместитель министра внутренних дел Эка Згуладзе и заместитель генпрокурора Грузии Давит Сакварелидзе заняли аналогичные должности в Киеве.

Большие надежды на грузин полагались прежде всего в сфере антикоррупционных реформ в Украине, в частности, в полиции. Ведь реформу правоохранительной системы многие считают одним из значительных достижений прежней власти Грузии. Надеялись также, что со временем Одесский регион превратится в образцовый оазис, и этот пример можно будет распространить на другие области.

Однако, как говорил один из украинских президентов, «имеем то, что имеем». И сейчас Михаил Саакашвили заявил, что собирается на Родину – защищать результаты воскресных выборов. А вот в будущем, по его мнению, кое-кто из представителей «грузинского десанта» в Украине мог бы стать превосходными министрами в правительстве Грузии. «Если Хатия (Деканоидзе — ред.) согласиться, то она была бы идеальным главой МВД Грузии. Это мое мнение, если мы говорим о следующем правительство Грузии», — отметил Саакашвили.

При этом экс-президент заявил, что не боится, что после прибытия в Грузии его могут арестовать из-за возбужденного уголовного дела. «Я остаюсь гражданином Украины. Георгий Маргвелашвили (президент Грузии — ред.) не контролирует полицию, он контролирует другие структуры в Грузии. Если мы победим на выборах, не думаю, что он сможет мне что-то сделать», — уверен Саакашвили.

Другие представители «грузинского десанта» пока официально не обнародовали своей позиции. Только Давит Сакварелидзе, которого в марте 2016-го генпрокурор Виктор Шокин уволил с должности своего заместителя, на вопросы в Facebook, уедет ли он из Украины, ответил «Нет».

Достижения грузин в Украине

Реформа Нацполиции, которую провели Хатия Деканоидзе и Эка Згуладзе.

Начата реформа прокуратуры, которой занимался Давит Сакварелидзе.

Фактически потерпел фиаско в борьбе с тендерной мафией (в итоге сорвав закупки медикаментов) и ушел в отставку министр здравоохранения Александр Квиташвили.

Сакварелидзе вместе с коллегами основали общественно-политическое движение, которое планируют трансформировать в политическую партию.

Грузины добавили искренности и вдохновили украинцев

О промежуточных результатах работы «грузинского десанта» и последствия для Украины мы расспросили экспертов: политолога Александра Палия, директора фонда «Украинская политика» Костя Бондаренко и председатель правления Центра социологических и политологических исследований «Соціовимір» Сергея Тарана.

По словам Саакашвили, часть грузинской команды может вернуться работать в Грузию. Как вы оцениваете результаты их работы в Украине?

Александр Палий: Главное следствие — грузины добавили немного резкости и искренности в нашу политику, где мало кто привык так откровенно и прямо говорить. Многие из наших политиков представляют между собой конфликт, а потом без камер, дружески обнимаются, грузины же более искренние.

Если говорить об Одессе, то у Саакашвили там получается, есть локальные результаты. В частности, он серьезно взялся за строительство дорог, за таможню. Поэтому можно сказать, что преимущественно хорошая оценка.

Кость Бондаренко: на самом деле их возможный отъезд – это бравада перед выборами в Грузии. Дела у партии Саакашвили там не настолько хороши, как ему хотелось бы. И разговоры о том, что Михо может вернуться, рассчитаны на грузинское медиаполе – будто он убежден в своей победе. На самом деле все прекрасно понимают, что, во-первых, у него нет шансов вернуться, потому что в Грузии против него возбуждено уголовное дело. Во-вторых, он отказался от грузинского гражданства, и занимать какие-то должности в Грузии не может. И в-третьих, в Украине грузины провалили все что могли, и никакими достижениями не могут похвастаться.

Сергей Таран: Представьте себе – грузинские избиратели делали свой выбор, а Саакашвили не в Грузии. Это же один из убийственных аргументов: «за кого же голосовать, если ваших лидеров здесь нет». Поэтому заявления Саакашвили – это результат избирательной кампании. Я не думаю, что сейчас речь идет об их возвращении, потому что его политическая сила должна набрать достаточное количество голосов, чтобы вернуться в Грузию во власть.

Зато главный результат работы «грузинского десанта» — они вдохновили Украину грузинским примером. Понятие «грузинская команда» нет, кто-то из них добился больше, кто меньше. Задача Деканоидзе была довольно узкая: патрульная полиция, провели кадровый конкурс , сделали. Но в грузинской команды никогда не было такой ответственности – делать за украинцев реформы вообще. Разве что у Квиташвили была возможность реформировать целую медицинскую отрасль, и он с ней успешно не справился. Не стала пока что, вопреки ожиданиям и Одесская область образцом для других.

Саакашвили – это политическая машина, он сейчас больше занимается политикой, чем каким-то реформаторством. Плохо это или хорошо – увидим по результатам. Их, возможно, еще рано показывать. Глобальных изменений в Одесской области не произошло, возможно, были определенные изменения на Одесской таможне. Но очень уж осторожны, потому что острота проблемы контрабанды в Украине пока не уменьшилась.

Как восприняло украинское общество грузинских реформаторов?

Александр Палий: в Общем, грузины хорошо прижились в Украине, их у нас воспринимают положительно. У Хатии Деканоидзе, например, вообще очень высокий рейтинг благодаря реформе полиции.

Кость Бондаренко: Украинское общество скорее не восприняло этих грузинских реформаторов. Потому что Саакашвили вместо того, чтобы показать какую-то результативность, он только ездил с «гастролями» по Украине и говорил правильные фразы о борьбе с коррупцией. Хотя на самом деле он и в самой Одессе ничего не успел сделать с коррупцией. Поэтому если говорить о показателях, Одесса всегда входила в пятерку передовых регионов Украины, а сегодня она скатилась на 16 место.

Сергей Таран: Думаю, наше общество их восприняло хорошо, ведь в нем нет никаких ксенофобских наклонностей. У нас не только представители Грузии, но и других стран работали и советниками и министрами. У нас избиратели реагируют не на национальность, а на результат. Тем более, что все, кто работал в нашей стране на высоких должностях, приобретал украинского гражданства.

В Украине будут продолжать начатые грузинами процессы, скорее откажутся от их наработок?

Александр Палий: Сейчас однозначно сказать сложно Я думаю, что все-таки что-то из начатых ими реформ останется, хотя риски этого избавиться в целом высокие.

Кость Бондаренко: Такие дела должны делаться украинскими специалистами, по крайней мере, гражданами Украины. А не теми, кто чувствует себя временными людьми, которые, как писал Лєрмонтов, «на ловлю счастья и чинов заброшен к нам по воле рока».

Сергей Таран: Я бы говорил немного о другом: о украинскую и грузинскую модели реформ. Грузинская модель была действительно успешна, Саакашвили действительно изменил свою страну очень сильно. Но обратим внимание не на персональном, а на институциональный фактор – что и как делалось. Так вот, Саакашвили и его команда сделали реформы в стране с населением около 4 млн. людей (примерно столько же проживает в Киеве), при чем достаточно авторитарными методами. Помните, оппозиция не очень серьезно протестовала во время правления Саакашвили. Все было жестко, авторитарно, эффективно, и при этом была достаточно сильная консолидация власти в одних руках, благодаря чему, собственно, и проводились реформы.

Реформы обычно именно так и происходят – при условиях консолидации власти (президента, или в Брюсселе, как это было для Восточной Европы на протяжении 90-х годов), или это было иностранное военное присутствие – как в Германии или Японии после второй мировой войны. Всегда была консолидация, потому что в условиях развязной власти реформы проводить невозможно. Тут встает вопрос: возможно ли это сделать в Украине?

Нужно помнить, что у украинцев особенностью политической культуры является недоверие ко всему, особенно после Революции Достоинства. Если бы сейчас некий политик заявил, что он хочет ради реформ консолидировать власть — я даже не говорю о пример Пиночета или Сингапур — по грузинскому образцу, можно себе только представить последствия!

Поэтому вопросы, которые должны задавать украинцы к грузинской команды – это вопрос институциональных изменений в обществе: готовы ли мы ради важных реформ сосредоточиться на этом, консолидировать власть и терпеливо ждать, пока власть это сделает. Для нас это непростой вопрос, потому что тот, кто начнет консолидировать власть, будет восприниматься как узурпатор, «второй Янукович» и тому подобное. Соответственно, вопрос «готова Ли Украина к грузинской модели реформ?» — оно и является самым интересным.

— Как возможный отход грузинской команды повлияет на имидж Украины на Западе?

Александр Палий: я Думаю, что там, на Западе не прив’язуватимуться в отдельных конкретных аспектов реформирования. Они скорее будут оценивать результат. И если Украина останется на этом пути, и будет видимый результат, оценка Мероприятия будет положительным.

Кость Бондаренко: Чтобы говорить о какой-то имидж прежде всего нужно, чтобы тот имидж вообще был. Если бы грузины были самой большой проблемой, то было бы все просто. А так в Украине столько проблем, что сама Украина уже превратилась в настоящую проблему для мира.

Сергей Таран: Думаю, миру безразлично, кто у нас делает реформы – чтобы те реформы были. И вряд ли они смотрят на наличие именно грузин в Украине. Скорее всего на иностранцев: если в нас советниками являются люди уровня Бальцеровича, это воспринимается хорошо. Ведь если сюда приезжают иностранцы и здесь работают, для мира это сигнал, что Украина – открытая страна, особенно для людей, которые имеют опыт реформ.

От редакции: Как говорится, грузины приходят и уходят, а нам свое делать. В частности, менять страну таким образом, чтобы потом в ней было комфортно жить нам самим.

3 комментария

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*