Главная » Наука и техника » Нужен ли нам визовый режим с оккупантом?

Нужен ли нам визовый режим с оккупантом?

9173

Еще в июне 2014-го года парламентская фракция ВО «Свобода» требовала разорвать дипломатические отношения с Россией законным путем. Об этом говорилось в проекте постановления №4493. Кроме того, националисты предлагали принять проект постановления №4962 о денонсации соглашения между правительствами Украины и России о безвизовом режиме со страной-агрессором.
Введут ли визовый режим с Россией

В одном из интервью народный депутат-свободовец Андрей Ильенко заявил, что: «Визовый режим с Россией надо было вводить еще 10 лет назад, даже еще задолго до войны. В программе «Свободы» у нас этот пункт уже очень-очень давно. Тогда нам крутили пальцем у виска и говорили: «Как это, так мы же стратегические партнеры, соседи, друзья?» Но это надо было делать». Также он добавил, что после оккупации Россией украинских территорий надо было разорвать дипломатические отношения и «большой» договор о дружбе.

Экс-спикер МИД Украины и председатель Международного центра перспективных исследований Василий Филипчук прокомментировал в одном из изданий эту ситуацию: «Если бы мы во время агрессии России в 2014 году разорвали дипотношения с Россией, весь мир это понял. Значительная часть наших партнеров это поддержала бы».

Не прошло и трех лет, как другие политические силы спохватились и начали требовать визового режима со страной, через военную агрессию которой ежедневно погибают Украинцы. Поэтому, нужен Украине визовый режим со страной-оккупантом? Как это повлияет на Украину?

Об этом корреспондент «First Truth&Transparency Committee» пообщался с экспертами: политологом, директором социологической службы «Украинский барометр» Виктором Небоженко и профессором Национального университета «Киево-Могилянская академия», научным директором фонда «Демократические инициативы» Алексеем Гаранем.

Какие последствия будет иметь для Украины введение визового режима с русскими?

Виктор Небоженко: Резкое создания барьеров, резкое уменьшение количества украинских нелегальных работников, мигрантов, работающих в России … А так в экономике мы уже дошли дна, как сейчас принято выражаться. И, в принципе, нам уже особенно выяснять отношения с Россией нечего. Уже, возможно, на следующем этапе, когда закончится война, будет рост экономических отношений. Ну вот единственный кто пострадает, так это группа людей, которые не имеют работы в Украине и не могут выехать на Запад, сделать визу и тому подобное. Они попадут в тяжелое положение. Потому что ответная реакция России будет — введение не квот, а виз для украинских. И повторяю, что пострадает не какая интеллигенция, не родственники чьи-то, и не русские, а скорее всего люди, которые ездили на заработки в Россию.

Здесь тоже есть вопросы моральное и экономическое. У людей нет работы и они едут в Россию. Но, с другой стороны, идет война. Получается, что полсела воюет на фронте с оккупантом, а полсела — работает на него в России.

Алексей Гарань: Я понимаю эту идею. Она очевидно моральные основания. Две страны находятся в состоянии войны. В то же время, то есть гибридная война. И мы должны учитывать, что очень много украинских работает в России. Вынуждены работать в России. И, очевидно, что если мы пойдем на такой шаг, то и Россия может пойти на соответствующий шаг. Чем значительно усложнит пребывания там наших работников, которые продолжают находиться в России. Вместе с тем я понимаю, что с патриотической точки зрения трудно выступать против этой поправки и есть желание ее поддержать.

Почему так долго тянули с вопросом визового режима?

Виктор Небоженко: Это совершенно непонятно. Это нужно было сделать 2 года назад. А сейчас ни с того, ни с сего … Ну это выглядит как популистский шаг.

Я считаю, что нужно вводить визовый режим, потому что у нас здесь работает огромное количество людей, которые являются русскими, особенно в средствах массовой информации, на популярных телеканалах. И, конечно же, введение визового режима, хоть как-то позволит их контролировать.

Второй вариант — россиянам будет очень тяжело ездить в Крым. Через Краснодарский край долго не поездишь, ведь есть прямой поезд из Москвы и других городов. Все таки, это был бы удар и по России также сильный. Но, повторюсь, это надо было сделать раньше, когда на нас напали.

Алексей Гарань: Очевидно, что можно было идти и на разрыв дипломатических отношений. Но это надо было делать в период обострения — после Дебальцево, после Иловайская, то есть после вторжения российских войск. А сейчас не пиковая фаза конфликта. Если, не дай Бог, будет обострение конфликта, тогда снова найдутся основания для разрыва дипломатических отношений.

Можно расширять санкции. Можно ограничивать деятельность российских банков в Украине. Я думаю, что это и надо делать. Я за радикальные действия. Мне тоже хочется, чтобы мы ограничили максимально наши отношения с Россией.

Повлияет ли введение визового режима на ситуацию на востоке Украины?

Виктор Небоженко: Нет. Никак. Столкновения военных — это решение на достаточно высоком уровне. Дипломатические барьеры или каналы здесь не влияют. Я думаю, что не будет обострения ситуации. Летом будут страдать россияне, которые будут пытаться проехать в Украину. Ведь не каждый пустят, потому что введение визового режима означает определенную регистрацию по каким критериям человека из другой страны. И, возможно, Украина будет выставлять свои критерии. И понятно, что это не должны быть военнослужащие, люди, которые ранее замечены в антиукраинской деятельности и тому подобное. Это не так просто, но это надо сделать все равно.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*