Главная » Космос » Не гражданская война: Что сейчас происходит в Сирии и как не повторить ее судьбу

Не гражданская война: Что сейчас происходит в Сирии и как не повторить ее судьбу

10306

Небольшая по территории страна стала местом выяснения отношений многих государств мира. По данным ООН, здесь уже погибло 400 000 человек. В конфликте так или иначе участвуют около 20 государств и 30 милитаристских групп. За пять с половиной лет противостояния на обломках страны образовалась религиозное квазигосударство ИГИЛ и территория, подконтрольна сирийским курдам.
Война в Сирии

Основные стороны конфликта: правительство Башара Асада, которое поддерживает группа стран во главе с Ираном и Россией.

Иранцы создали и научили «Национальные силы обороны», которые должны усиливать регулярные части, иметь более низкий уровень дезертирства и большую мотивацию.

Асаду противостоит несколько групп, крупнейшими из которых являются Свободная сирийская армия и курдское ополчение. Они ориентированы на коалицию во главе с США с участием отдельных государств НАТО. Сюда также входят монархии Персидского залива — Саудовская Аравия, Катар, Иордания, Бахрейн и другие.

В свою очередь, ИГИЛ воюет с Асадом и союзниками США, а все остальные участники конфликта — с ИГИЛ. Также против режима Асада — сирийская «Аль-Каида» — «фронт ан-Нусра». На стороне Асада одним из основных группировок является ливанская «Хезболла», давний противник Израиля.

Война в Сирии
Карта Сирии. Курды помеченные желтым, серым – ИГИЛ, зеленым – различные антиправительственные повстанческие группы, красным – правительство, зелено-серая полоса на границе с Турцией – заняты турками территории.

Щит Эрдогана

В конце августа этот запутанный клубок закрутился в еще один узел.

Турция объявила о начале наземной операции «Щит Євфрата» в Сирии. Но прогнозируемая часть вторжения продолжалась недолго и закончилась тем, что ИГИЛ сдал туркам город Джераблус.

Спустя танки под флагом с полумесяцем развернулись в сторону союзников США курдов. Эффективные бойцы, курды длительное время захватывали территорию вдоль турецкой границы и хотели соединить две территоии, которые они контролируют.

Угроза появления под боком объединенной курдской территории (много курдов живет в Турции, и они стремятся образовать независимый Курдистан) заставила Эрдогана действовать безотлагательно. Интервенция свидетельствует о том, что турки жестко пресекать все попытки курдов создать государство в северной Сирии. И защищать свои интересы военной силой.

США

Администрация Обамы стремится максимально дистанционироваться от сирийской проблемы: мол, что бы мы там не сделали, станет только хуже. За это получает критику дома и от союзников на Ближнем Востоке.

В последние годы в регионе накопилось немало претензий к Америки. У саудитов — за снятие нефтяных санкций с Ирана. У курдов, которые порой считают, что их «слили» в угоду туркам. У антиасадовских повстанцев, потому что США направляет их силы на борьбу с ИГИЛ, оставляя без внимания асадовцев, которые применяют химическое оружие и виновные в массовых убийствах мирного населения.

И этот перечень не исчерпывающий. Америке же необходимо в разы уменьшить свое присутствие в регионе, а тем более объемы денег, что идут сюда из американского бюджета. Собственно, очередная попытка начать замирение недавно была сделана в Женеве.

Российско-иранская дружба

Российско-иранскую дружбу против Америки можно назвать плодотворным по многим причинам. Здесь и намерениях совместно добывать нефть, и возможности для сбыта оружия и сотрудничества в атомной энергетике. Тем более легко найти общий язык с партнером, который так же стремится повышению цен на нефть. А главное, Тегеран – политический союзник в конфликте, разжигание которого позволяет шантажировать Запад.

Стороны немало вложили в совместный проект под названием «Башар Асад». Для Ирана асадівська Сирия – важный партнер в регионе, и ее капитуляция не желательна. Настолько нежелательна, что, несмотря на собственные экономические проблемы, правительство Ирана годами предоставляет многомиллиардные кредиты Асаду.

Кроме денег, в Сирии работают иранский спецназ и военные советники, которые разрабатывали стратегию подавления антиправительственных выступлений.

Союзники из Персидского залива

Войну в Сирии следует рассматривать в контексте векового противостояния между суннитами (самый сильный представитель — Саудовская Аравия; в Сирии они составляют большинство населения) и шиитами (самый сильный представитель — Иран; в Сирии — Асад и его соплеменники алавиты).

Если кратко характеризовать отношения двух сторон, то больше подойдет такая формулировка: «ожесточенная религиозная вражда, сильно замешанная на власти и нефти».

Причем ни шииты, ни сунниты не собираются снижать градус напряжения и искать компромиссов. Недавняя казнь в Эр-Рияде шиитского богослова Нимрааль-Нимра стала очередным пощечиной иранцам. Не первым и не последним.

Для государств региона торговля углеводородами остается приоритетом. Учитывая это, ближневосточных союзников США очень интересует возможность поставить в Дамаске лояльную власть. Территория Сирии – прекрасный инфраструктурный площадка, то есть транзит для новых газо — и нефтепроводов. А в условиях удешевления энергоносителей пути оптимизации транспортировки становятся все более востребованными.

ИГИЛ

Всемирный халифат «Исламское государство Ирака и Леванта» (сокращенно ИГИЛ), планирует завоевать территории всех мусульманских государств, по определению не склонна к миру.

В идеологии террористов прописано уничтожение следов всех культур, которые когда-либо существовали на территориях Ирана, Ирака, Турции и Сирии. Кроме того, среди их целей — разрушение Мекки и убийство всех паломников, идущих туда прикоснуться к священному камню. ИГИЛ — это сунниты, но очень радикальные, своего рода реформаторы.

Эта структура создавалась для длительной войны и террора, поэтому в ее восходящем коде записана исключительная деструкция. Стиль деятельности ИГИЛ показывает: усмирить возможно, только уничтожив.

Не гражданская война

Аналитики не зря проводят аналогию с 30-летней войной католиков и протестантов. Большое количество сторон, каждая из которых имеет собственный интерес и персонального врага, сводят на нет дипломатические усилия и двусторонние договоренности.

Основные участники наземного конфликта, как асадити, так и все милитарные группировки, по сути являются наемниками других государств. Своих ресурсов для продолжения уничтожения друг друга нет ни у одной из сторон. Исключение из общей картины составляет разве что Турция.

Поэтому главным шагом к миру станет прекращение финансирования и поставок оружия своим «подопечным» со стороны обоих коалиций. Но даже в этом случае никуда не денется ожесточенная религиозная вражда, которая продолжается на Ближнем Востоке веками.
Как нам не стать Сирией Европы

Несмотря на то, что Украине удалось остановить продвижение русских, остается риск получить подобный сирийского конфликт на нашей территории.

Силы НАТО располагаются вдоль западной границы Украины. Россия строит базы вдоль нашей восточной границы. Это повод задуматься. Сирийский пример выматывание ресурсов противника и борьбу за влияние в регионе на чужой земле слишком наглядный.

Так, Украина не имеет исламского фундаментализма и шиитсько-суннитского противостояния. Так, существует немало отличительных черт во всех плоскостях.

Но у нас есть выпестованный годами российской пропаганды раскол между желанием вернуться в СССР и строить европейскую страну. Кремль сумел этот инфантилизм использовать для начала войны.

Украина, усилиями военных, волонтеров, дипломатов и активных граждан, как минимум, выиграла время. Но совокупность политических ошибок, сделанных за 25 лет, требует предостережения от новых. Очень подобных тем, которые были сделаны в Сирии.

Во-первых, необходимо сдерживать любой радикализм. Стоит помнить тот факт, что ИГИЛ зародился в 2006 году как небольшая радикальная группа в Ираке. А мобилизации новых сторонников и боевиков в ряды ИГИЛа способствовало укрепление позиций и не меньше непримиримость шиитов, которые получили власть в этой стране.

Отдельные радикальные группы хотят играть свою игру, которая не всегда совпадает с интересами государства.

Во-вторых, искать пути решения вопроса УПЦ МП, которая имеет признаки организации, противопоставляет себя украинскому государству. Согласно государственному аппарату стоит ограничивать возможности крайних религиозных консерваторов, которые нетерпимы к разнообразию и проявлений свободы. Такой крайний консерватизм — благоприятная почва для антиевропейской и пророссийской пропаганды.

В-третьих, решать политические вопросы политическим путем. Алавиты Асада, составлявших правящую верхушку до начала сначала мирных протестов в Сирии, не хотели впускать в свой замкнутый среда никого.

Поэтому для Украины на времени политическая реформа. Основными ее составляющими должны стать: новая избирательная система с открытыми списками, изменение правил игры во время предвыборной агитации, которая снизит стоимость «входного билета» в политику.

Украина уже имеет ростки так называемой «открытой системы», когда карьера зависит от способностей, а не связей. Но клановость и безнаказанность мажоров как представителей элиты продолжает существовать.

Основаны новые институты, как, например, новая полиция, НАБУ или система «Прозорро», которые гарантируют равенство всех перед законом, слишком слабые. Их нужно усиливать и развивать, одновременно кардинально реформировать и даже ликвидировать структуры, которые стали средоточием коррупции и непотизма. В первую очередь прокуратуру, суды и структуры МВД, которые избежали реформирования.

В-четвертых, практиковать и всячески поддерживать концепцию внутренней культурной дипломатии. Прежде всего это интеграция восточных и южных областей в украинское культурное пространство.

Ее инструментом является качественный контент: концерты, спектакли, экспозиции, литературные чтения от популярных украинских художников, украинские фильмы и сериалы прочее. Положительные эмоции культуры объединяют и помогают найти общий язык, создают общую идентичность. Это одна из немногих противоядий от пропаганды, которая несет раскол и отторжение всего украинского.

Изменение повестки дня и понимание опасности привычных для нас вещей, уменьшат количество тех, на кого опираются организаторы гибридных войн.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*