Главная » Новости » Криминалитет как угроза государственности Украины

Криминалитет как угроза государственности Украины

10353

В Украине идет война на нескольких фронтах: тогда как солдаты на Востоке защищают страну от агрессора, в тылу идет борьба за сферы влияния, безумно растет количество преступлений. Как криминогенная ситуация влияет на дестабилизацию общества, что должна делать власть в этом случае и какие самые оптимальные рецепты борьбы, можно было бы использовать в Украине – выяснял корреспондент «First Truth&Transparency Committee».
Криминал в Украине

История знает отдельные случаи, когда, придя к власти, вожди сразу начинали расправляться с криминалитетом, чтобы не допустить хаоса в обществе. Тогда как в Украине лишь звучали лозунги «бандитам– тюрьмы», а по закону Савченко на свободу вышли одиозные криминальные лица, в других странах часто преступность рубили под корень. Например, в Сингапуре лидер Ли Куан Ю не только провел решительную борьбу с коррупцией и одномоментно сменил весь состав полиции, но и полностью уничтожил организованную преступность. В 1970 году все более-менее значимые уголовные авторитеты там исчезли за одну ночь и до сих пор доподлинно неизвестно, что с ними случилось.

В Румынии, например, за борьбу с коррупцией и преступностью серьезно взялись перед вступлением в Европейский союз. Тогда начали массово сажать и представителей высших эшелонов власти, и мелких чиновников, и уголовников. Михаил Саакашвили, возглавивший Грузию, также провел радикальную реформу правоохранительной системы. Во-первых, он уволил руководителей всех силовых структур, ликвидировал государственную автоинспекцию, заменив ее на патрульную полицию и многое другое. Следовательно Грузия довольно быстро избавилась от клейма «бандитского государства».

В Украине якобы и начались реформы, однако преступлений меньше не стало, а наоборот. Глава Нацполіції Хатия Деканоидзе месяц назад призналась, что преступность в Украине действительно растет, но она утверждает, что для этого есть множество факторов, в частности: социально-экономическая ситуация, внутренняя миграция, миграция оружия. «Никто не отрицает, что является рост преступности, я этого никогда не отрицала, потому что рост идет не только с 1 января 2016 года, а начинается с 2013-2014 годов», — подчеркнула руководитель полиции. Как путь к решению проблемы, Деканоидзе видит в повышении мотивации полицейских.

Министр внутренних дел Арсен Аваков тоже признал, что в Украине растет уровень преступности, объяснив это более качественной работой следователей, которые прекратили безосновательно закрывать уголовные производства, или вообще не вносить события в ЕРДР. «В последнее время много спекуляций о том, что растет преступность. Это действительно так: по статистике, на 30-40%. Но правда и в том, что мы перестали, как раньше, закрывать нераскрытые преступления, перестали вносить в реестры», — сказал Аваков. По словам министра, закрываются лишь те дела, по которым были завершены производства, или нет состава преступления, и это дает колебания в статистике».

В начале года Генпрокуратура Украины обнародовала ужасающую статистику: за последние два года резко возросло количество убийств, грабежей, квартирных краж и угонов автомобилей. Например, в 2013 году правоохранители зафиксировали 13 тысяч особо тяжких преступлений, а в 2015-м – уже 21,5 тысяч. При чем здесь не учтены Крым и занятые сепаратистами части Донецкой и Луганской областей. Квартирных краж в 2013 году зафиксировано 17 тысяч, а уже в 2015-м – почти 22 тысячи. На второй позиции – угон автомобилей. За два прошедших года их количество выросло с 3,8 до 6,9 тысяч. Количество умышленных убийств за последние два года, по данным Генеральной прокуратуры Украины, выросла с 5,9 тысяч до 8,2 тысяч. Увеличилось и количество случаев похищений людей

В то же время в ГПУ считают, что существенное ослабление противодействия преступности приводит к повышению уровня дерзости преступлений через условное чувство безнаказанности, что приводит к совершению более тяжких преступлений, и, при отсутствии действенной реакции Национальной полиции, негативно влияет на уровень доверия общества к институтам государственной власти в целом и правоохранительной системы в частности.

Что же думают эксперты по этому поводу, почему растет преступность, как это может повлиять на дестабилизацию ситуации в обществе и целесообразно было бы в Украине применить радикальные методы борьбы с криминалитетом? – в разговоре с адвокатом Виталием Коломийцем, политическим экспертом Ярославом Макитрой и адвокатом и бывшим следователем прокуратуры Сергеем Войченко.

Почему растет преступность и может ли это, в конце концов, дестабилизировать ситуацию в обществе?

Виталий Коломиец:

Криминогенная ситуация в целом возросла независимо от вида преступлений: увеличилось как количество насильственных преступлений, коррупционных преступлений и тому подобное. Рост бытовой преступности, а это грабежи, разбои, похищения автомобилей, по моему мнению, связан с тем, что у государства сейчас недостаточно механизмов и ресурсов, чтобы обеспечить контроль за необратимостью наказания. С другой стороны – у людей отсутствует возможность и средства для самозащиты. Третий аспект связан с тем, что люди, которые потенциально склонны к преступлениям, почувствовали слабость государства и определенную безнаказанность, поэтому пользуются той ситуацией.

По своей работе я постоянно общаюсь с милиционерами, следователями, например, по некоторым районам в Киеве на 70 вакансий работает один следователь. Недавнее резонансное событие, когда был захват предприятия на Киевщине в сек. Крюковщина, было убито человека, двоих ранили из огнестрельного оружия. И мы не видим должной реакции милиции. Нам рассказывают, что есть так называемый КОРД – подразделение Национальной полиции для решения чрезвычайных ситуаций, но мы не видим его в действии.

Ярослав Макитра: Есть две основные причины, почему возросла преступность. Первая – это война, в частности огромное количество оружия находится на руках у людей. Ну и естественно, что много людей, которые принимали участие в вооруженных конфликтах, привыкли решать вопросы силой, с применением оружия.

А вторая причина – это падение социально-экономического уровня жизни, фактически, падение экономического уровня жизни провоцирует больше преступлений.

Конечно, это негативное влияние на общество, тем более, что у нас еще не завершена реформа правоохранительной и судебной системы. И наложения во времени этих негативных факторов роста преступности и реформирования правоохранительной системы вряд ли способствует борьбе с преступлениями. Потому что, если брать Нацполіцію, то там много людей без опыта, которым нужно время, чтобы адаптироваться к новой работе.

Сергей Войченко: Статистика последних лет показывает большой рост уровня преступности. Как человек, долгое время проработавший в правоохранительной системе, могу сказать, что это связано с несколькими факторами. Один из основных факторов – это изменение Уголовно-процессуального кодекса Украины. Это повлияло в некоторой степени на статистику, потому что увеличилась регистрация правонарушений. По раскрытию преступлений: у нас не просто увеличилась преступность, а катастрофически уменьшилось раскрытие преступлений, фактически раскрывается менее 10% преступлений.

Почему так происходит? Из правоохранительной системы ушло очень много опытных кадров. На самом деле много преступлений раскрывалось благодаря агентурной сети. Старые оперативники знали свою территорию, они работали там десятками лет и имели большое количество так называемых информаторов. Некоторым агентам государство даже платило зарплату, может для кого это и станет открытием. И когда у нас начали проводить реформу, под нее попали все сотрудники поголовно, никто не стал разбираться, что хорошо, что плохо. Агентура фактически вся исчезла, потому что была построена больше на личностных отношениях. Следовательно новым полицейским даже трудно найти, кто украл велосипед. Ведь раньше львиная доля работы проводилась «по низам», много преступлений раскрывалось в тюрьмах. На самом деле в камеры подсаживали профессиональных агентов, которые могли разговорить любого, так и приобреталась информацию о приспешников и тому подобное, а дела раскрывались. А сейчас просто убита система агентуры, которую восстановить будет крайне сложно.

Второй фактор – отсутствие профессиональных кадров. Раньше старые оперативники делились опытом с молодыми коллегами, молодой следователь имел двух наставников. Это была преемственность поколений. Во времена моей работы в прокуратуре, дольше всего мы расследовали убийство месяц.

Третий фактор – это война двух систем: правоохранительной с народом и наоборот. В этом виноваты обе стороны, потому что в правоохранительные органы попало много мусора и это я говрю еще до реформы. Когда должности руководителей правоохранительных органов стали политической конъюнктурой. Когда стал первым гражданский прокурор. Политическая конъюнктура привела к тому, что правоохранительные органы начали постепенно превращаться в бизнес-структуры и начали переходить границы. Раньше было престижно работать милиционером, прокурором, судьей. Падение престижа профессии правоохранителей фактически привело к ненависти друг к другу. Уголовно-процессуальный кодекс привел к тому, что новые следователи стали менее квалифицированные. И события в Кривом Озере, разбитые автомобили Тойота приус, за которые никто не несет ответственности, подтверждают мои слова. К сожалению, правоохранительная система свелась к принципу: делать не хочу, воровать боюсь, поеду в город – займусь полицией.

Есть случаи, когда человека ограбили, она говорит, кто это был, но больше года на это никто не реагирует. Мы пишем жалобы и никто не хочет ничего делать. И общество начинает просто ненавидеть таких правоохранителей с каждым днем все больше и больше. Реформы привезли лишь к тому, что их пересадили на новые машины, а попробуйте зайти в райотделе и сказать, что у вас украли телефон? И об вас ноги вытрут.

В армии тоже происходил хаос и это привело к тому, что у нас відграбастали часть нашей территории, а мы сидели и жевали сопли и даже не смогли выйти войска в Крыму. Тогда к армии относились так же, как к милиции, без всякого уважения.

Целесообразно ли было применить радикальные методы борьбы с криминалитетом в Украине? Что должна делать власть?

Виталий Коломиец: Радикальные методы борьбы с криминалитетом, по моему мнению, это выровнять образовательную политику граждан. Это самый радикальный метод. Ведь почему-то в истории мы знаем очень мало примеров бытового мародерства среди военных Вермахта, несмотря на то, что это была сторона-агрессор. С другой стороны, армия «визволитєля» не гнушалась бытовым мародерством, изнасилованиями и тому подобное. Например, обстоятельства войны лишь некоторым образом влияют на ухудшение криминогенной ситуации, но базовые человеческая ценность и осознание человеком своего статуса в обществе и ценности других прививается от самого маленького возраста и формируется на уровне инстинктов. Это модели поведения человека. Поэтому нужно рубить эту скалу в плане надлежащего воспитания общества. Если взять реформу МВД, то она, по моему мнению, должна начаться с замены ректоратов во всех полицейских вузах, чтобы через 4 года мы получили новых офицеров, которые могли бы заменить одномоментно все руководящие должности в системе. И этого сделано не было, например, в Киевские академии внутренних дел людей, которые там годами управляют, еще и повысили в должностях.

Поэтому пока на план воспитания не будет обращено внимание, то такими ситуативными действиями криминогенную ситуацию мы не изменим.

Сергей Войченко: Мы можем вспомнить Одессу 1946 года, собственно, изображенную в запрещенном ныне в Украине фильме «Ликвидация». В основе сюжета лежит борьба советской власти против бандформирований после Второй мировой войны. Вспомнить, как Лукашенко рассказывал о том, как навел порядок на трассе, когда милиция просто на месте расстреливала перегонщиков авто. К сожалению, мы идем к этому. Во-первых, надо, чтобы у власти были те люди, которых уважает общество. У нас же вопрос отсутствия авторитетов. Кто, например, работает в сельских райотделах?В них же нет никакого уважения: там или бывшие двоечники, или сынки бизнесменов, которых всунули в прокуратуру или полицию. Поэтому получается так, что общество не уважает правоохранительную систему и не доверяет ей. Должны быть лидеры, возвращения профессионалов в правоохранительную систему. А Пшонка и соратники превратили ГПУ на коммерческую структуру, на должности ставили «позвоночників».

Сильная правоохранительная система не нужна нашей власти, ведь они опасаются, что придут за ними. Потому что они хотят, чтобы закон был для всех, кроме них стремятся ездить по встречной полосе со спецсигналами, далее безнаказанно сбивать людей на дорогах, проводить заказные тендеры, распиливать госбюджет.

И есть много в стране людей, которых не допускают к власти, но они способны навести порядок в обществе. Ввести, например, выборные должности шерифов. Потому, когда в стаде одна паршивая овца, она бросает тень на всех. Аваков, комментируя события в Кривом Озере, сказал: ну так получилось, будем это учитывать. И пусть своими жизнями рискуют, а не жизнью других. В Кривом Озере задержали 6 полицейских, они убили 1 человека. Если будем таким методами очищать полицию, то у нас есть около 130 тысяч полицейских, если разделить их на 6, неужели, чтобы навести порядок надо убить 20 тысяч граждан? Я на это не готов, а вы?

Более того, у нас сейчас зарегистрировали законопроект, потому что хотят за оскорбление полицейских сажать на 15 суток. Это нормально?

Идеология, экономика и отсутствие авторитетов — три составляющие, которые, к сожалению, привели к такой катастрофе. И мы получим 2014 год, когда все вышли на улицу с оружием и патрулировали свои районы. Скоро это будет на улицах Киева и не только, если не одумаются.

Ярослав Макитра: Здесь надо разделить вопрос. Что касается бытовых преступлений, то сама власть рапортует, что их количество растет. Крупная преступность, как была, так и остается высокой. Но часто это перераспределение сфер влияния, который отражается больше на юридическом уровне, на верхах и имеет незначительное эхо в статистике.

Власть имеет механизмы покончить с преступностью быстро и эффективно, если речь идет о преступлениях, имеющих признаки злоупотребления властью, или признаки коррупции, распределение финансовых потоков, попытки рейдерских захватов и тому подобное. С этим можно быстро навести порядок, имея политическую волю и самым перестав принимать в этом участие.

Что касается бытовой преступности, то здесь все гораздо сложнее. Потому что без завершения военного конфликта, реформирования правоохранительной системы, улучшения уровня жизни ее не преодолеть. Ведь растет количество грабежей, убийств, ограблений: о такие разборки, как мы имели в 90-х, говорить пока рано, но тенденции неутешительные.

1 комментарий

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*